Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Школа ненависти: как учебники истории в бывшем СССР учат относиться к России

Автор: Александр Широков

Школа ненависти: как учебники истории в бывшем СССР учат относиться к России

14.06.2016  // Фото: tritonst.livejournal.com

О том, что в школах Украины и Прибалтики курс истории отнюдь не комплиментарен по отношению к России, большинство граждан нашей страны знают. Однако и в других постсоветских республиках ученикам рассказывают о прошлом так, что хоть сколько-нибудь теплые чувства к России у них вряд ли возникнут. Существенную часть курса истории составляют претензии к «метрополии», «центру», «Москве» –эвфемизмы позволяют придать необходимый вид объективности идеологической обработке детей и подростков. 

Перестройка Берии

Историки в Латвии, Литве и Эстонии вполне ожидаемо оценивают советский период резко негативно. Хотя и тут не обошлось без парадоксов, свойственных загадочной эстонской душе. Например, изданный в Эстонии учебник одобряет намерения Лаврентия Берии: «Стремясь улучшить отношения с западными державами, он выдвигал идеи, во многом предвосхищавшие горбачевскую перестройку».

Но и за эпоху правления царей прибалтийским педагогам «есть что сказать». Так, как выясняется, Ливонская война послужила предлогом для разорения земель нынешних Латвии и Эстонии русскими войсками.

Официальный курс истории в Белоруссии выдержан в советском духе – критикуется Российская империя, но умеренно: «отрицались самобытность и отличительность белорусского народа». Политика Петербурга на белорусских землях иногда даже удостаивается похвалы.

Что касается советского периода, то авторы учебников, судя по всему, учитывают пожелание президента Александра Лукашенко не обвинять огульно советских руководителей, «включая Иосифа Виссарионовича Сталина».

«Антиукраинская» политика Петербурга

Авторы учебников в республиках бывшего СССР творчески развили тезис советской еще традиции о царском правительстве — «держиморде»

Фото: Алексей Мякишев / Russian Look / Globallookpress.com

На Украине предсказуемо значительная часть курса истории посвящена России. Неприятности от восточного соседа начались в 1659 году, когда Москва лишила независимости некое «Украинское казацкое государство». Так трактуется Переяславский договор между Богданом Хмельницким и представителем русского правительства князем Алексеем Трубецким. Ну и дальше – со всеми возможными остановками.

Есть издания, в которых пребывание украинских земель в составе Российской империи преподносится как период колониального угнетения – политика Петербурга при этом была «антиукраинской». 

Авторы учебников дословно повторяют советские тезисы: Россия – «тюрьма народов», «угнетенные народы подвергались русификации, преследовалась их культура».

Долгое время в украинских учебниках большое место занимал голодомор как геноцид украинцев тогдашним руководством Советского Союза. Правда, во времена президентства Виктора Януковича эти события подавались уже как общая трагедия народов СССР.

Оккупация и освобождение

В Молдавии «не все так однозначно», есть и нейтральные оценки, есть и привычно-негативные. Зависит от того, при каком правительстве издавались учебники. Вхождение Молдавии в состав России в 1812-м называлось и аннексией, и воссоединением, в составе СССР в 1940-м – оккупацией и освобождением. Но так как поколения школьников росли на «Истории румын и всемирной истории» (название говорит за себя), то остается только надеяться, что, как и положено школярам, они восприняли все это с должной иронией.

Озверевшие каратели против поборников свободы

В грузинских учебниках очень бережно подходят к такой фигуре, как Иосиф Сталин, — музей «отца народов» в Гори

Фото: Андрей Бородулин / «Коммерсантъ

«Вопросы» к России в школьном курсе истории Казахстана появляются практически сразу после принятия казахами подданства империи, когда Петербург приступил к освоению вновь присоединенных земель: «Земельные захваты царизма лишили многие казахские роды традиционных пастбищ». Дальше следует глава под названием «Усиление колониального гнета». Восстание противника России хана Кенесары в середине XIX века описывается практически по марксистской методичке как национально-освободительное. «В честь Кенесары в Астане воздвигнут памятник, и одна из улиц носит его имя», – назидательно сообщает учебник.

То, что борца с царизмом убили киргизские манапы (представители феодальной знати), а не, скажем, карательный отряд, упоминается вскользь. Впрочем, и тут не обошлось без руки Петербурга – царское правительство наградило противников мятежного хана.

Восстание 1916 года, вызванное мобилизацией на тыловые работы части подданных Российской империи, в том числе и казахов, описывается как «антиколониальное» и «борьба против произвола». Снова в ходу советский пропагандистский лексикон: «озверевшие каратели», «поборники народной свободы».

Претензии предъявляются и к событиям советского времени – индустриализации, сельскохозяйственной политике большевиков, приведшей к голоду 1930-1932 годов.

В послевоенный период республика, по версии местных историков, стала «сырьевым придатком центра». В вину властям ставится и «массовое переселение (в республику – прим. RuBaltic.Ru») представителей других национальностей», и строительство полигонов, и «вытеснение казахского языка из основных сфер употребления».

В учебнике для 11 класса 2007 года времена борьбы казахского народа с российским колониализмом простираются вплоть до 90-х годов прошлого века. Авторы ничтоже сумняшеся говорят о столкновении «двух этнических систем». В Европе такой пассаж в учебном пособии вызвал бы скандал, но в Казахстане излишней политкорректностью не страдают.

«Не против русского народа»

Украинским школьникам рассказывали о России — «тюрьме народов»

Фото: Александр Максименко / РИА Новости

В Киргизии тоже уделяется большое внимание восстанию 1916 года. В 2013-м в республике даже произошел скандал – местный общественный активист Александр Иванов заявил, что учебник по истории для 9 класса содержит в себе призывы к межнациональной розни.

По мнению Иванова, «русское население предстает в книге жестоким, кровожадным колонизатором». Несмотря на поднятый активистом шум, автор учебника продолжает занимать высокую должность в республиканской академии образования.

Видимо, поэтому в документе по поводу годовщины этих событий президент Киргизии Алмазбек Атамбаев счел нужным пояснить: «Массовые волнения в Киргизстане приняли характер восстания, причем не против русского народа, а против царского колониализма». Справедливости ради стоит отметить, что представители академической науки в Киргизии рассказывают о тех событиях в нейтральном ключе и мятежников отнюдь не обеляют, честно упоминая о творимых ими зверствах.

К слову, в соседнем Узбекистане такой же скандал, возникший вокруг учебника истории для 9 класса, закончился иначе. Власти учли критику научного сообщества, и учебник был изъят из школ.

Бек, хан и ага

История после 91 года преподносится в положительных тонах — историко-краеведческий музей в Каскелене Алма-Атинской области Казахстана, в школе, где учился первый президент республики Нурсултан Назарбаев

Фото: Шамиль Жуматов / Reuters

В Азербайджане в учебниках присутствуют привычные упоминания «России-колонизатора», эксплуатации республики как «сырьевой базы». Любопытно, что тут в вину России ставится отсутствие призыва азербайджанцев в армию: «Это было наглядным свидетельством великодержавной колониальной политики». Советская власть в республике именуется «коммунистическим режимом» со стандартным набором обвинений: уничтожение интеллигенции, гонения на национальную культуру и язык. «Запрещалось даже употребление традиционных обращений "бек", "хан", "ага"», – сообщает автор труда, рассчитанного на широкую аудиторию.

Из учебников истории в Грузии школьники узнают, что Россия, конечно, приняла Грузию под свою защиту, но царское «правительство не выполнило условий Георгиевского трактата» 1783 года. 

События гражданской войны на территории Российской империи, касающиеся страны, именуются «завоеванием Демократической республики Грузия Советской Россией» и «установлением российского оккупационного режима».

Как отметили авторы обзора грузинских учебников истории, составители пособий в республике, критикуя политику Петербурга и Москвы на Кавказе, очень бережно подходят к такой фигуре, как Иосиф Сталин. Сочувственное отношение к своим большевикам, деятелям революции и правителям советского периода – общее место для версий истории в постсоветских республиках.

Собирать в учебниках претензии к соседям характерно отнюдь не только для постсоветских стран. Однако составители пособий для школьников в некоторых республиках бывшего СССР тут последовательно и творчески развили тезис советской еще традиции в преподавании этой дисциплины о «тюрьме народов» и «держиморде». В результате в описании исторической роли России в жизни многих народов даже нейтральный тон редкость. 

А это значит, что в «братских» республиках выросли поколения агрессивно настроенных к нашей стране людей, которых еще в школе «прошили» на тему, кто виноват.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.