Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

БРИКС против Вашингтонского миропорядка

Автор: Пепе Эскобар

БРИКС против Вашингтонского миропорядка

16.07.2014  // Фото: telegraf.com.ua

Главной новостью последних дней стало учреждение в ходе саммита БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) в Бразилии Банка развития, а также создание резервного фонда для противостояния финансовым кризисам.

Данное решение стало итогом длительного процесса, начатого в 2009 г. в Екатеринбурге, когда состоялась первая встреча в формате БРИКС, своего рода ответом Бреттон-Вудскому миропорядку и Азиатскому банку развития, контролируемому Японией, являющейся проводником американских интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Предполагается, что география деятельности Банка развития БРИКС с уставным капиталом в 50 млрд. долларов США будет охватывать не только страны БРИКС, но и остальные страны мира. За основу взята модель работы бразильского банка BNDES, оказывающего содействие бразильским компаниям в осуществлении инвестиций по всей Латинской Америке. Планируется в течение нескольких лет повысить капитализацию Банка до 350 млрд. долларов США.

В ходе саммита также заключено соглашение об учреждении резервного фонда из взносов в национальных валютах в размере 100 млрд. долларов США.

Финансовые и экономические решения саммита БРИКС вписываются в геополитическую стратегию конгломерата развивающихся стран по противодействию вашингтонскому миропорядку. Движущей силой является укрепляющееся российско-китайское партнерство, чей вектор развития был предопределен на десятилетия вперед подписанным в Санкт-Петербурге «газовым контрактом века».

Кремль придает двусторонним отношениям с Бразилией стратегический характер. Путин не только посмотрел финал чемпионата мира по футболу в Рио вместе с президентом страны Дилмой Русеф (блестяще проведенный Бразилией, несмотря на многочисленные «трудности», предрекаемые Западом), но и встретился с немецким канцлером Ангелой Меркель для детального обсуждения ситуации на Украине.

Одна из важнейших задач экономической повестки в ходе турне главы российского государства - продвижение концепции расчетов в рамках БРИКС минуя доллар США, была озвучена главой Центрального банка России Э. Набиуллиной в ЮАР.

Высоко символичная встреча Путина с Фиделем Кастро, в ходе которой Россия списала долг в размере почти 36 млрд. долларов США, стала практическим примером для всей Латинской Америки, как успешно противостоять американским санкциям, а также новым импульсом для налаживания практического сотрудничества с Россией.

В ходе турне по Южной Америке Путин встретился не только с уругвайским президентом Хосе Мухикой, с которым обсуждалось строительство глубоководного порта, но и с президентом Венесуэлы Николасом Мадурой, а также главой Боливии Эво Моралесом.

Подтверждением внешнеполитической точки зрения Москвы о крайне высокой геополитической привлекательности Латинской Америки стало и турне по странам региона главы КНР Си Цзиньпина.

Российско-китайское торговое и дипломатическое «наступление» вписывается в реализацию совместной стратегии по формированию многополярного мира с опорой на южноамериканских лидеров. Аргентина наглядный тому пример. В то время как Буэнос-Айрес, завязший в рецессии, вынужден бороться в суде Нью-Йорка с американскими спекулятивными фондами, предъявившими к погашению перекупленные «по дешевке» аргентинские долговые обязательства, Путин предлагает инвестиции в реальные сектора экономики: железная дорога, энергетика и т.д.

Российская энергетическая промышленность нуждается в инвестициях и технологиях западных транснациональных корпораций, так же как и в свое время нуждалась промышленность «Сделано в Китае», поднявшаяся на западных инвестициях и дешевой рабочей силе. БРИКС предлагает сегодня Югу выбор: с одной стороны - финансовые спекуляции и разграбление экономик западными фондами в рамках вашингтонской гегемонии, с другой – альтернатива (США, ЕС и Японии) в виде производственного капитализма.

Перед БРИКС долгая дорога на пути создания производственной модели, не зависящей от спекулятивной модели Запада, которая, кстати, до сих пор не преодолела последствия финансового кризиса 2007/2008 гг.

Стратегию БРИКС можно рассматривать и как один из способов борьбы с вечной системой финансирования американского бюджетного дефицита и вашингтонского милитаристского синдрома в стиле оруэлловского тотального контроля. 

Как сформулировал аргентинский экономист Джулио Гамбина: «Неважно, насколько экономика является развивающейся, важно – насколько она независима».

Пример Аргентины весьма показателен. Страна, которая последние сорок лет является заложницей политики долговой зависимости от Международного валютного фонда, сегодня превращена в объект атак со стороны западных спекулятивных фондов. Банк БРИКС и резервный фонд представляют собой альтернативу МВФ и Всемирному банку, позволяющую другим странам избежать аргентинского сценария. Не исключено, что в будущем такие развивающиеся страны как Малайзия, Иран и Турция, также присоединятся к финансовым институтам БРИКС.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.