Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Данута Дембовская — о проблеме неграждан и не только

Автор: Данута Дембовская

Данута Дембовская — о проблеме неграждан и не только

21.05.2016  // Фото: rubaltic.ru

Странное у меня ощущение от всех последних инициатив, связанных с решением проблемы неграждан.

Во-первых, есть такое грустное чувство, что общество, включая самих неграждан и искренних борцов за права неграждан – перегорело и устало. Вот сейчас поднялась дискуссия, а общество настолько аморфно, что его уже словно только электрошоком можно оживить. Апатия и разочарование. Бытовой конформизм, настоящих буйных мало.

Да тому есть причины. «Пожар! Пожар!» – кричат уже в десятый раз, но поскольку в предыдущие девять паника была ложной, то лучше стукнуть по дребезжащему будильнику, и продолжать давить подушку.

Во-вторых, условно «языковое» (хуже – национальное) противостояние вызывает куда больший эмоциональный отклик. И это на самом деле огорчает и даже пугает, поскольку свидетельствует об опасной тенденции: обществу все сложнее дается понимание логических цепочек, в которых больше двух звеньев.

С языком, национальной принадлежностью – ведь все просто. Латыш-русский, черный-белый, свой-чужой. Нужно только рассчитаться на «своих» и «чужих», сходив на тот самый референдум. И тяжелее всего, конечно, приходится тем, кто пытается как-то и что-то созидать, собирая осколки от гранат на линии политического и медийного фронта.

С гражданством все гораздо сложнее. Как ни странно, чтобы понять ценность самого понятия «гражданин», нужно уже не только существовать в плоскости «свои» и «чужие» (безусловно, проблема негражданства существует в этой плоскости!), но и пройти по логической цепочке чуть дальше. Осознать, почему, условно, «гражданин – это звучит гордо», и что паспорт гражданина Латвии-ЕС – это не только универсальный проездной. И соответственно, почему отсутствие гражданства, отказ присвоить гражданство – это действительно дискриминация.

Мне кажется, что понимание ценности гражданства – не прагматической, проверяемой пограничниками в аэропортах, а глобальной, подразумевающей в условиях демократии возможность влиять на политику, голосовать и избираться, – утрачено. Те самые апатия и безверие. Присуще оно, будем честны, не только этим «обиженным русским». Но и латышскому большинству, для которого власть просто подменяет вот эту самую гражданскую ответственность постоянной накруткой страха перед геополитическими угрозами.

А значит, мы все, вне зависимости от того, на каком языке говорим дома, за четверть века независимости Латвии, приближаясь к круглой дате 100-летия государства, утратили ощущение, что мы являемся заказчиками политики государства. И эта утрата веры – есть самое плохое.

В-третьих, я, конечно, не возьмусь прогнозировать исход нынешней эпопеи вокруг неграждан. Но есть какое-то интуитивное, хотя возможно, и ошибочное ощущение, что политикам всегда легче оперировать полуживые обескровленные организмы, чем резать общество по-живому.

Старшему поколению хирургическая операция может не помочь – науке до конца неизвестно, можно ли вырезать обиду как раковую опухоль... Дети неграждан, родившиеся после 21 августа 1991 года, уже взрослые люди и многие из них, будучи уже теперь совершеннолетними гражданами, успели сходить на выборы. Среди людей постарше – кто-то прагматично натурализовался (и часто – чтоб беспроблемно уехать в Великобританию-Ирландию), кто-то остался в стране, а кто-то занял принципиальную позицию не натурализовываться и ждет от государства «прости!» – паспорт на блюдечке с голубой каемочкой.

Поднесут ли это блюдо к 100-летию Латвийской Республики?

Впереди три выборных года – 2017, 2018, 2019, и это плохо: политический популизм на таких витках истории почти всегда мощнее политической воли.

Но – поглядим. Вдруг в этот раз что-то пойдет по-другому?



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.