Blogпост Blogпост

Центральный банк для Новороссии?

Источник изображения: http://www.rubaltic.ru/
remove_red_eye  1997 0  

Вопрос автономии, а именно независимой кредитно-денежной политики самопровозглашенных восточных регионов Украины поднимается с начала 2015 г. Соглашения Минск-2 предусматривали снятие проводимой киевским режимом экономической и денежной блокады. Отказ от выполнения значительной части этих соглашений, главным образом — политических и экономических договоренностей, вновь ставит ребром вопрос о финансовом статусе этих регионов. Очевидно, что принимаемые решения по данному вопросу будут иметь более далеко идущие последствия, дело не ограничится только решением текущих финансовых задач. В нынешней ситуации речь может идти об установлении полноценного суверенитета самопровозглашенных регионов через проведение независимой кредитно-денежной политики.

Ситуация с кредитно-денежной политикой в самопровозглашенных регионах

Киевские власти с конца 2014 г. проводят в отношении самопровозглашенных регионов настоящую финансовую блокаду, в рамках которой Центральный банк Украины прекратил все корреспондентские отношения со своими филиалами, а также остановлены операции по линии коммерческих банков. 

Киевское правительство отказалось платить по своим социальным обязательствам перед населением: пенсии, медицинское страхование, пособия по безработице, социальные выплаты и т.д. Эта мера киевских властей означает их отказ считать жителей самопровозглашенных восточных регионов своими гражданами.

Отказ Киева от своих обязательств может иметь определенные юридические последствия при обсуждении статуса этих регионов. Что и объясняет позицию Германии и Франции, требующих от Киева выполнения в полном объеме подписанных договоренностей Минск-2, в том числе возобновления социального финансирования. Похоже, Киев пока этого не делает. Стоит напомнить, что Москва в период с 1993 по 1999 гг., в условиях фактической независимости Чечни, продолжала осуществлять в полном объеме социальные выплаты и компенсации.

До февраля 2015 г. основной денежной единицей в обороте самопровозглашенных регионов оставалась украинская национальная валюта — гривна, при частичном хождении рубля. Ликвидность в обращении поддерживалась за счет продажи киевскому правительству регионального угля. 

Даже в самый разгар ожесточенных боев торговля углем, другими полезными ископаемыми, а также полуфабрикатами не прекращалась, что является одной из особенностей этой гражданской войны, в разгар которой торговля между враждующими лагерями не останавливалась. 

По-другому и не могло быть в условиях катастрофической зависимости Киева от угля Донбасса, особенно он нужен для теплоэлектростанций, что и обеспечивало властям блокадных регионов необходимые финансовые средства. В какой-то момент снабжение Киева углем прекратилось из-за диверсии на железнодорожном полотне, соединяющем Донбасс с остальной Украиной. Диверсия осуществлена, предположительно, одним из ультраправых добровольческих военизированных формирований. С этого момента у повстанцев не осталось иной альтернативы, как продавать уголь, а также сталелитейную продукцию российским компаниям. Таким образом, расчеты с российскими контрагентами с использованием гривны стали проблематичными. Если гривна еще могла обращаться в банковской сфере на корсчетах, то в реальном обращении её присутствие обусловлено наличием физических резервов, которые перестали пополняться. К тому же необходимо учитывать серьезную девальвацию гривны по отношению к российскому рублю. То, что Россия взяла на себя частичную выплату пенсий этим регионам с ноября 2014 г., также способствовало ускорению замещения украинской национальной валюты.

Для чего необходим собственный центральный банк?

В октябре 2014 г. власти Донецка создали банковское учреждение, назвав его центральным банком, для управления казначейскими активами «Донецкой народной республики», а также обслуживания денежных переводов из РФ (через банки в Южной Осетии) и коммерческих расчетов по торговле с Украиной. Пенсионные выплаты жителям самопровозглашенных регионов рассматриваются Россией в качестве «гуманитарной помощи». Разные источники оценивают размер этих выплат от 33 до 38 млн. долларов США в месяц.

Этот «Центральный банк», совмещая сегодня функцию казначейства и компенсационного фонда, постепенно начинает функционировать как полноценный банк (выпуск кредитных карт), формируя собственные золотовалютные резервы. В его обращении все еще используются накопленные за счет курсовой разницы между российской и украинской валютами гривны. Но в скором времени встанет вопрос интеграции самопровозглашенных регионов в российскую денежную систему либо создания собственной денежной единицы.

Очевидно, что по политическим соображениям ответственные лица этих самопровозглашенных регионов выступают за второй сценарий, что позволило бы окончательно оформить размежевание с Украиной. С декабря 2015 г. ряд заявлений региональных руководителей укладывается именно в эту логику. 

Вместе с тем каких-либо реальных действий в данном направлении пока не предпринималось.

Также очевидно, что экономическая логика диктует предпочтение перехода этих регионов на рубль, который, несмотря на сегодняшнюю слабость, выглядит намного устойчивее гривны. В пользу этого сценария развития событий говорит и то, что процессу пополнения рублевых резервов, как на банковских счетах, так и в сфере физического обращения в любой момент может быть придан постоянный и устойчивый характер. Ко всему прочему использование в обращении валюты другого государства в качестве платежного средства не влечет за собою каких-либо правовых последствий в плане присоединения к России. Французский франк использовался в обращении на территории немецкой земли Саар в ходе оккупации Рура войсками Франции, Бельгии и Италии в 1924 г. Французская валюта также использовалась в немецкой оккупационной зоне, подконтрольной Франции, в 1946 и 1947 гг.

С учетом того, что Россия всегда считала, что самопровозглашенные регионы являются составной частью Украины, выступая при этом за их широкую автономию в рамках «федерализации» Украины, учреждение Центрального банка стало бы камнем преткновения между повстанцами и российскими властями. Доводы российской власти очевидны, но плохо воспринимаемы местным руководством и населением, прошедшим через кровавые ужасы войны, которым трудно свыкнуться с самой мыслью возврата в долгосрочной перспективе в состав Украины.

Власти самопровозглашенных регионов и сами со временем придут к пониманию того, что создание финансового суверенитета является сложным и деликатным процессом. Таким образом, вопрос создания ЦБ очутился в центре конфликта интересов в силу разных логик (политическая и экономическая целесообразность), а также видения будущего государственного устройства (независимость и федерализм).

Источник материала
Обсуждение ()
keyboard_arrow_up