Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Не нужно изолировать Россию

Автор: Том Свитзер

Не нужно изолировать Россию

29.07.2014  // Фото: pikabu.ru

Катастрофы наподобие уничтожения малайзийского авиалайнера могут продолжиться, если Вашингтон не сможет понять интересы Путина.

Уничтожение малайзийского боинга 17 июля стало большой трагедией для всего мира, который хочет быть уверен, что подобное больше не повторится. Гнев людей повсюду, не только в Австралии и Голландии, потерявшей более 230 своих граждан, из-за неспособности пророссийских сепаратистов надлежащим образом реагировать на трагедию, понятен.

Вместе с тем необходимо трезво и четко представлять себе причины российско-украинского напряжения, которое выплеснулось в военный конфликт. Если мы не сможем этого сделать, у нас будет мало шансов для его урегулирования. К сожалению, сегодня существует реальная опасность того, что ответ Запада в виде большего количества санкций, дипломатической изоляции Путина, увеличения военной поддержки Украине лишь усилит напряжение.

Общепринятый взгляд на Западе сводится к вине Путина за сегодняшнюю нестабильность, который хочет воссоздать бывшую советскую империю. Нам твердят, что медведь опять рыщет в поисках добычи, и его нужно загнать обратно в клетку. В то время как США и ЕС - ни при чем.

Как верно отметил Джон Миршаймер, один из ведущих американских экспертов в области международных отношений, «усилия Запада по выводу Украины из стратегической орбиты России гарантировано создали большие геополитические проблемы».

Расширяя НАТО к границам России во время президентства Клинтона и Буша-младшего, способствуя свержению демократически избранного пророссийского режима  Януковича, хотя и коррумпированного, Запад задел медведя, не утруждаясь вопросом его видения ситуации.

Запад, нарушив негласную договоренность между Горбачевым и Бушем-старшим от 1991 г. о не расширении военно-политического блока в Восточной Европе и странах Балтии, регионе, который Россия рассматривала в качестве исторической зоны своих интересов, отказался от своих обязательств.

Для Москвы, в отличие от Вашингтона и Брюсселя, Украина является стратегически важным звеном: огромная территория, которую пришлось пересекать французам и немцам в 19 и 20 веках для нападения на Россию. Как справедливо замечает профессор Чикагского университета, политолог Джон Миршаймер, «с чего бы российским лидерам смириться с появлением военно-политического альянса времен холодной войны в собственном заднем дворе? И почему они должны соглашаться на антиконституционную силовую замену своего союзника в Киеве на прозападного?».

С момента развала советской коммунистической системы западные либералы и неоконсерваторы заявляли о кончине политики сверхдержавы и триумфе самоопределения. Однако расчет Путина основывается на старой геополитической истине: великие державы бьются до конца, когда на кону их жизненно важные интересы, и упрямо охраняют то, что считают своей сферой влияния.

К сожалению, именно так устроен современный мир, и так было всегда. 

Представьте, как бы отреагировал Вашингтон, если бы Россия заключила военный союз с Панамой, разместила бы ракеты на Кубе, или содействовала бы свержению демократически избранного проамериканского правительства в Мексике?

Ответ Москвы был неизбежен. Но если, как заявили Хилари Клинтон и Збигнев Бжезинский, «Путин стал воплощением Гитлера», почему же он не аннексировал оплот сепаратистов на востоке Украины – Луганск и Донецк? (Путин раз за разом призывал сепаратистов отказаться от проведения референдума о независимости в мае этого года).

Путин не планировал присоединение Крыма. Свержение с помощью Запада пророссийского режима Януковича заставило Кремль обеспечить свои геополитические интересы в регионе, который традиционно был домом для военного Черноморского флота России. Это свидетельствует о том, что российский президент действовал с позиции защиты.

Для Запада дальнейшая изоляция России при одновременной военной поддержке Украины несет в себе опасность. 

Хотя Россия и утратила прежний статус супердержавы, она по-прежнему обладает мощным ядерным арсеналом. Если ее и дальше загонять в угол, продолжать унижать, это может быть опасным, как в случае с раненным и загнанным в угол животным.

Крики о запрете Путину участвовать в саммите G20 в австралийском Брисбене могут обернуться ударом по собственным интересам. Целью участия в таких форматах должно быть не вознаграждение за услужливое поведение, а выработка подходов для противостояния общим вызовам. Помощь Москвы нужна в Афганистане, Сирии и Иране.

Сегодня, когда американцы устали от многочисленных мировых конфликтов, было бы неразумным развязывать борьбу в регионе, где ни одна из американских армий никогда не вела сражений. И хотя в настоящее время американское общественное мнение к России хуже всего с момента окончания холодной войны, немногие видят в Путине критическую угрозу. Согласно данным общественного опроса чикагской исследовательской компании Chicago Council, только 30% американцев поддерживают военную интервенцию на Украину в случае, если Россия займет оставшуюся территорию страны.

Вместо того, чтобы расширять экономические санкции против России и наращивать военную поддержку Украине, наши лидеры должны умерить помпезную риторику и понять мотивы поведения Путина. 

Российский президент хочет, чтобы Украина стала нейтральной буферной страной (ни член НАТО, ни член ЕС), а киевское правительство уважало права меньшинства этнических русских в глубоко расколотой стране. Если Москва и киевский режим, поддерживаемый Западом, не достигнут договоренности, а последний продолжит подвергать бомбардировкам мирные города восточной Украины, нельзя исключать еще большего числа катастроф, наподобие уничтожения малайзийского авиалайнера.

Позвольте внести ясность: цель моей статьи – не защитить то, что делает Путин, а объяснить его мотивацию перед лицом угрозы жизненно важным геополитическим интересам России.

Если мы поймем, что движет Путиным, то очень легко поймем его поведение, но это не означает, что оно должно нам нравиться. Нам необходимо, прежде всего, разобраться с первопричиной кризиса и постараться разрешить его.


Том Свитзер (Tom Switzer) - главный редактор журнала «Американское обозрение» Университета Сиднея.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.