Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Высокая цена плохой журналистики на Украине

Автор: Роберт Пэрри

Высокая цена плохой журналистики на Украине

30.09.2014  // Фото: www.whatdoesitmean.com

Цена предвзятости американских мейнстримных медиа в отношении Москвы в украинском кризисе возросла, когда администрация Обамы решила среагировать на якобы «российскую агрессию» вложением, ни много ни мало, триллиона долларов в модернизацию ядерного арсенала США.

В понедельник типично ангажированная статья New York Times обосновывала эти планы модернизации, описывая «Россию на тропе войны» и добавляя, что «Конгресс проявил меньше интереса к сокращению ядерного оружия, нежели к тому, чтобы выглядеть крутыми в набирающей обороты конфронтации Вашингтона с Москвой».

Но украинский кризис стал классическим случаем, когда американские мейнстримные медиа искаженно освещали факты в иностранном конфликте и неверно интерпретировали суть происходящего, став показательным примером логики «мусор на входе – мусор на выходе». Ядром ложного мейнстримного нарратива является то, что президент Владимир Путин организовал кризис в качестве повода восстановить территорию Российской империи.

Хотя эта интерпретация стала краеугольным камнем «группового мышления» официального Вашингтона, в реальности Путин всегда предпочитал поддерживать статус-кво на Украине. У него не было планов «вторгаться» на Украину, и он был доволен избранным правительством президента Виктора Януковича. Действительно, когда кризис разогрелся в прошлом феврале, Путин был отвлечен Зимней Олимпиадой в Сочи.

Есть ясные доказательства того, что Соединенные Штаты и Европейский союз инициировали противостояние с целью перетащить Украину из российской сферы влияния на орбиту Запада, нежели «воинственная политика» Путина, к которой подводила другая статья New York Times, тоже вышедшая в понедельник.

Схема готовилась долго, но первостепенный контур кризиса обрел форму год назад, когда влиятельные американские неоконсерваторы устремили взор на Украину и Путина после того, как Путин помог затушить кризис в Сирии, убедив Барака Обаму отложить в сторону планы бомбардировки сирийского правительства из-за спорной зариновой атаки и вместо этого принять готовность Сирии сдать весь свой арсенал химического оружия.

Но неоконсерваторы и их союзники, «либеральные интервенционисты» нацелились на другую кампанию а-ля «Шок и трепет» с задачей содействия еще одной «смене режима» на Ближнем Востоке в правительстве, недолюбливаемым Израилем. Путин также работал с Обамой по разрешению спора об иранской ядерной программе, предотвратив очередную мечту неоконсерваторов – «бомбить, бомбить, бомбить Иран».

Презираемый Путин

Так Путин внезапно поднялся на верхушку «списка врагов» неоконсерваторов, и некоторые важные неоконсерваторы быстро засекли его уязвимость на Украине, исторической дорожке западных вторжений в Россию и сцене необычайно кровавых боев во времена Второй мировой войны.

Президент Национального фонда демократии Карл Гершман (Carl Gershman), один из главных спонсоров неоконсерваторов, распределяющий в год более $100 миллионов средств американских налогоплательщиков, объявил в конце сентября 2013 г., что Украина представляет собой «наибольший приз», но выше этого была возможность поместить Путина «в проигравшую сторону не просто в ближнем зарубежье, но и внутри самой России».

Контекстом радости Гершмана стало то, что Европейский союз предложил соглашение об ассоциации избранному президенту Украины Виктору Януковичу, но в этом соглашении был подвох в виде плана жесткой экономии, который требовал Международный валютный фонд, что сделало бы трудную жизнь среднего украинца еще труднее.

Это подтолкнуло Януковича искать лучших договоренностей с Путиным, который предложил помощь в $15 миллиардов без суровых условий МВФ. Тем не менее, как только Янукович отказался от плана ЕС, его правительство стало мишенью кампании по дестабилизации, включающей в себя ворох политических и медийных проектов, финансируемых фондом Гершмана и другими структурами США.

Помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд (Victoria Nuland), представитель неоконсерваторов, которая была советником вице-президента Дика Чейни, напомнила группе лидеров украинского бизнеса, что Соединенные Штаты вложили $5 миллиардов в их «европейские начинания». Нуланд, жена известного неоконсерватора Роберта Кагана (Robert Cagan) также объявилась на майдане в Киеве и стала раздавать печенья протестующим.

Протесты на майдане, отражающие желание Украины получишь более близкие связи с Европой, были поддержаны неоконсерватором Джоном Маккейном (John McCain), который появился на подиуме с лидерами ультраправой партии «Свобода» под знаменем нацистского коллаборанта Степана Бандеры. Годом ранее Европейский парламент определил «Свободу» как исповедующую «расистские, антисемитские и ксенофобские взгляды, идущие вразрез с фундаментальными ценностями и принципами ЕС».

Несмотря на это, боевики «Свободы» и даже более экстремистского «Правого сектора» стали мускулами протестов на майдане, захватывали государственные учреждения и забрасывали зажигательными снарядами полицию. Хорошо известный украинский неонацистский лидер Андрей Парубий стал комендантом Сил самообороны майдана.

За кулисами помощник госсекретаря Нуланд решала, кто займет место в правительстве Украины, когда Янукович будет изгнан. В перехваченном телефонном разговоре с послом США Джеффри Пайеттом (Geoffrey Pyatt) Нуланд вычеркнула некоторых потенциальных лидеров и объявила, что «Яц» - или Арсений Яценюк – стал ее кандидатом.

Переворот

20 февраля, пока неонацистские боевики усилили нападения на полицию, таинственный снайпер открыл огонь по обеим сторонам, оставив множество жертв и доведя кризис до точки кипения. Американские новостные медиа обвинили Януковича в убийствах, хотя он отрицал, что давал подобный приказ, и некоторые улики указывали в сторону ультраправых экстремистов.

Министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт (Urmas Paet) в другом перехваченном звонке сказал главе внешней политики ЕС Кэтрин Эштон (Catherine Ashton), что «имеется все более и более сильное понимание, что за снайперами стоял не Янукович, а кто-то из новой коалиции».

Но снайперский обстрел 21 февраля заставил Януковича согласиться на договор, гарантированный тремя европейскими странами, Францией, Германией и Польшей, согласно которому Янукович сдаст большинство своей власти и приблизит выборы, на которых его могут освободить от должности путем голосования. Также он внял требованиям США отвести полицию.

Однако последний шаг подтолкнул неонацистских боевиков захватить президентские здания 22 февраля и заставить чиновников Януковича спасаться бегством. Потом, вместо того, чтобы искать выполнения договоренностей 21 февраля, Госдеп США мгновенно объявил режим переворота «легитимным» и обвинил во всем Януковича и Путина.

Выбор Нуланд – Яценюка – сделали премьер-министром и неонацистов вознаградили за их решающую роль несколькими министерскими постами, включая Совет национальный безопасности, который возглавил Андрей Парубий. Также парламент проголосовал за отмену русского в качестве официального языка (хотя позже это было отклонено), и меры по жесткой экономии были продвинуты Яценюком. Неудивительно, что этнические русские на юге и востоке база поддержки Януковича начали сопротивляться тому, что они считали незаконным режимом переворота.

Обвинять в кризисе Путина – значит, банально игнорировать факты и отрицать логику. Предположение, что Путин организовал изгнание Януковича посредством какой-то запутанной схемы, чтобы забрать территорию, требует от вас поверить, что Путин заставил ЕС сделать свое безответственное предложение ассоциации, организовал массовые протесты на майдане, убедил неонацистов с Западной Украины метать зажигательные снаряды в полицию и сманипулировал Гершманом, Нуланд и Маккейном так, чтобы они сотрудничали с силами переворота – одновременно выступая в поддержку идеи Януковича о новых выборах в рамках конституционного поля Украины.

И хотя такая безумная теория заговоров способна выставить в лучшем свете любителей расхаживать в шапочках из фольги, она живет в сердце каждого «умного» человека в официальном Вашингтоне. Если вы отважитесь предположить, что Путин был отвлечен сочинской Олимпиадой прошлым февралем, события на Украине застали его врасплох, и он реагировал на инспирированный Западом кризис у своей границы (в том числе принял просьбу Крыма о возврате в Россию), вас моментально окрестят «подпевалой Москвы».

Так работает бездумное «групповое мышление» в Вашингтоне. Все важные люди выстраиваются в хоровод и усмехаются над любым, кто сомневается в мудрости этой вереницы.

Но опросы и комментаторы, появляющиеся на американском телевидении, плюясь житейской мудростью, всегда являются победителями в этом сценарии. У них получается выглядеть крутыми, бросая вызов злодеям вроде Януковича и Путина и принимая сторону святых протестующих с майдана. Неонацистских коричневорубашечников отбеливают для картинки, и любого украинца, выступающего против проамериканского режима переворота, наоборот окрашивают в черные тона.

Для неоконсерваторов есть как финансовая, так и идеологическая выгода. Разрушив хрупкий альянс, образовавшийся между Обамой и Путиным по Сирии и Ирану, неоконсерваторы обрели больше контроля над политикой США на Ближнем Востоке и оживили перспективы насильственной «смены режима».

На более рутинном уровне, раскручивая новую Холодную войну, неоконсерваторы в США генерируют больше правительственных трат для военных компаний, которые затем одаривают неоконсерваторов порцией непыльных постов в вашингтонских аналитических центрах, когда они покинут работу в правительстве.

Проигравшие

Больше всех проигрывает народ Украины, трагичнее всех – этнические русские на Востоке страны, тысячи которых погибли от комбинации тяжелых артиллерийских обстрелов украинской армией жилых кварталов и следующими за ней уличным боям во главе с неонацистскими боевиками, которые стали частью военного планирования Киева.

Опустошение Восточной Украины, которое заставило миллион украинцев покинуть свои дома, оставило части промышленного региона лежать в руинах. Конечно, по версии американских СМИ, во всем этом виноват Путин, обманувший этнических русских «пропагандой» о неонацистах и мотивировав этих сбитых с толку людей сопротивляться «легитимным» киевских властям.

Интересно, что американская праведная тусовка с «обязанностью защищать», которая требовала от Обамы авиаудары по Сирии год назад, проглотила моральные свистки, когда проамериканский режим переворота в Киеве вырезал этнических русских на Востоке Украины (или, раз уж на то пошло, когда израильские войска, устроили бойню палестинцев в Газе).

Тем не менее, вместе со смертями и разрушениями на Востоке Украины, руководство Нуланд, Гершмана и других толкнуло всю Украину к финансовой катастрофе. Как сообщил The Business Insider 21 сентября, «Украина на краю тотального экономического коллапса».

Автор Вальтер Куртц (Walter Kurtz) писал: «Кто провел сколько-нибудь времени на Украине зимой, знает, какой суровой бывает погода. При нынешних оценках на гривны не купить много топлива для обогрева из-за рубежа…».

«Уровень инфляции забегает за 14% и будет расти оттуда на протяжении нескольких последующих месяцев, если сохранится слабость валюты. Реальные зарплаты падают… Наконец, фискальная ситуация на Украине удручающая».

Другими словами, украинцы, страдающие на востоке, западе и в центре страны, могут ожидать намного больше страданий. Их сделали разменными пешками в геополитической шахматной игре главарей-неоконсерваторов и жертвами интересов, далеких от Львова, Донецка и Киева.

Но другими жертвами махинаций американских политико-медийных элит станут американские налогоплательщики, от кого ожидают участия в новой холодной войне, запущенной в ответ на воображаемый план Путина вызвать украинских кризис, чтобы он мог вернуть территорию Российской империи.

Какой бы ни была смешной эта теория заговора, теперь она служит ключевой причиной, почему американцам придется потратить триллион долларов на модернизацию ядерного арсенала страны вместо того, чтобы сократить тысячи единиц ядерного оружия до порядка 900, как и было запланировано раньше.

Или, как вероятный эксперт Гэри Саморе (Gary Samore) из Гарварда объяснил New York Times: «Самым фундаментальным изменением игры стало вторжение Путина на Украину. Это сделало любую меру по сокращению ядерного арсенала, в конечном счете, политически невозможной».

Вот так вы видите, как гиперболизированная журналистика и зацикленные на собственных интересах экспертные мнения могу окончиться стоящими огромных средств американских налогоплательщиков и содействующими более опасному миру.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.