Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Любовь - это взгляд с экрана?

Автор: Евгений Кузнецов

Любовь - это взгляд с экрана?

27.02.2014

Коммерсант и Левада-центр видят в антипатии россиян к майдану след агрессивной телепропаганды. При всем том, что фактор телека есть, сваливать все на него опасное заблуждение. Потому что московская экспертная тусовка снова "не чует страны", и снова будет ею отвергнута. Почему?

Многие давно не смотрят телек. Но помнят историю, 20-25 лет назад, на волне создания новых стран экс-ссср, сценарий анти-имперской революции уже разыгрывался. Это происходило при полном молчании официальных российских сми, и было в тройке основных причин ненависти к Ельцину. Стандартный сценарий включал: обвинение России в имперских амбициях, формирование комплекса вины и перекладывание его на русских в экс-республиках, формирование инструментов поражения их в правах (язык и тп), формирование образа "русского быдла". Сценарий был реализован везде - мягче в прибалтике, жестко, до резни, в средней азии. Люди бросали все, не имея возможность продать жилье или перевезти контейнер со скарбом через границу. Множество беженцев переехало в Россию - и столкнулось с тотальным замалчиванием проблем. Единственное, что обсуждали телеканалы - это цену за газ.

Я много мерял настроении по стране не для отчетов в сми, а для выборов на результат. Тема соотечественников - незажившая до сих пор рана, которую прагматично использовал сначала Лужков (тема Севастополя), а затем, подсмотрев, АП.

20 лет назад сформировался весь дискурс, который был реализован майданом.

Вина империи. Рабский склад характера русских. Московская рука в экономических проблемах. Ничего нового, разве что еще более старый тред борьбы княжества Литовского (ВКЛ) и потом Речи Посполитой с Москвой за статус сначала "главных русских" потом "самой европейской славянской державы". Ну это для высоколобых, рефлексия по переписке Энгельса с Каутским, тьфу, Грозного с Курбским...

Мнение, что российские граждане зомбированы тв - ложь. Они оскорблены старым унижением, которое не выправлено в современной внешней политике до сих пор. Отсюда вирусное распространение убеждений в "бандеровщине", убеждение, что в памятнике Ленину украинцы видят памятник России, боль за язык, который назван "языком меньшинства" (посмотрел бы я на такое название английского в Сингапуре и тп, или шведского в Финляндии).

Зачем же украинцы реализуют старый дискурс, который бесит соседний народ (власть лишь использует это недовольство)?

 Потому что не умеет? Отчасти. Главное, что дискурс вины России и русских обосновывает экономические претензии, де-факто контрибуцию, ну и внешнюю помощь. Это предельно прагматичный расчет.

Это не понимают московские "эксперты". Но народ в регионах это понимает очень хорошо. Майдан сделал перепрошивку российской политики, оживив самый глубинный народный страх - страх поражения и унижения. Увы, это откатит либеральный проект далеко назад, но нельзя настолько не понимать свой народ.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.