Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Суббота
10 Декабря 2016

О «ПРОСТИТУЦИИ» МАМЫКИНА И «ЧЕСТНОСТИ» ГИРСА

Автор: Andrejs Mamikins

О «ПРОСТИТУЦИИ» МАМЫКИНА И «ЧЕСТНОСТИ» ГИРСА

06.09.2013

Активист партии «ЗаРЯ!», дипломированный юрист Илларион Гирс назвал меня проституткой (см. сохраненный скан страницы)… «Слова настоящего юриста и джентльмена», – первое, что мне пришло в голову.

Вначале захотелось – как было принято в моем детстве на Югле – пойти и набить ему морду. Тупо набить – сильно и от души. Очень хотелось. И плевать мне на все правила приличия и узнаваемость. Потом остыл и подумал: выкачу иск. Дело в суде перспективное: оскорбление есть, и оно сопряжено с распространением подложных сведений. Ибо настоящие факты – сухие и упрямые – говорят о другом.

Итак, вчера вечером, программа ЛТВ «Панорама» сообщила, что я буду первым номером на выборах в Европарламент от «Центра согласия». Информация – в форме утверждения, журналисты гостелевидения не удосужились даже поставить знак вопроса в титре на экране, или хотя бы снабдить свои закадровые тексты словами «возможно» и «не исключено, что». Просто утверждение: Мамыкин – будет. Точка.

Распространителем этой информации был «некий источник» журналистов, но я знаю наверняка, что это – не лидер «Центра согласия» Нил Ушаков, что было бы в противном случае логично. Со мной, естественно, никто из журналистов тем более не говорил. От некоей Дагнии из «Панорамы» я получил лишь сиротливый смс: «Позвоните мне, пожалуйста!». Смс пришел ко мне на телефон в половине восьмого (!) вечера, за 1 час и 15 минут до появления программы «Панорама» в эфире. (В графу «очень личное»: вчера в 19.30 я имел неосторожность заснуть: после нескольких реально бессонных ночей в связи с приговором 2 сентября по «уголовном делу Дома Москвы», и после ряда вчерашних важных встреч по новому проекту на телевидении. Короче, говоря народным языком, «просто отрубился».)

Но, как выяснилось, я «заснул в Риге – проснулся в Брюсселе». Перезванивать звезде гостелевидения Дагнии в десятом часу вечера смысла уже не имело: на меня вовсю валился шквал звонков от обезумевших друзей и знакомых: «Мамыкин, ты уже в Брюсселе?»

Далее прошла ночь. Утром портал mixnews.lv, обычно хоть как-то перепроверяющий факты, сообщил, что Мамыкин вступил в «Центр согласия». Вступил – и точка. Причем, написали, что я не просто вступил, а «снова вступил в „Центр согласия”», словно однажды я там как бы уже был, но потом как бы вышел. Разумеется, и в этом случае тоже никто не стал уточнять, наверняка у портала были тоже свои «секретные источники информации».

И тут появляется Гирс. И говорит: «А Мамыкин-то, гляди – проститутка!» Более того, тот же Гирс, нарочито появляющийся на людях только в бабочке, оскорбил также мою коллегу и женщину Наталию Васильеву.

В общем, вот эта цепочка: ЛТВ придумало мне депутатство в Европе, mixnews.lv принял меня в партию, Гирс назвал проституткой. Хотя на самом деле до сей секунды ни с кем про ЕП я не говорил и ни в какую партию не вступал…

Теперь о «высокоморальном», «несломимом» и «бескомпромиссном» (какой там он еще?) Гирсе. Несколько месяцев назад Гирс валялся у меня в ногах, прося устроить ему встречу с Нилом Ушаковым. У него была цель, объяснял тогда он мне, вступить/влиться/войти под крышу и под крыло «Центра согласия», чтобы стать депутатом Рижской городской думы на выборах в июне 2013 года. Он тогда обещал максимальную поддержку Нилу и его команде, ну разве что Гирс чуть больше Ушакова будет на страже русского языка. Я отнекивался, говорил, что я не пресс-секретарь и не тайм-менеджер мэра Риги. И то, что с октября 2009 года он раз в месяц появляется в моей студии на интервью, вовсе не значит, что Ушаков у меня по свистку на нужные мне встречи бегает. Но я – безо всяких лозунгов про честь и непреклонность – пообещал Гирсу, что при оказии такую просьбу передам. И честно просьбу передал. Я не знаю, состоялась ли встреча Гирса и Ушакова, и какие слова они друг другу на ней говорили. Но я точно знаю, что о встрече с Ушаковым (не без лозунгов верности «Центру согласия») Гирс просил не только меня, но и других людей.

Кроме этого, Гирс рассыпался в комплиментах в адреса вашего покорного слуги, моей программы, методах работы и творчества. В качестве особой признательности Гирс – как юрист – обещал явиться ко мне в любую минуту дня и ночи, чтобы (как юрист, заметьте снова!) защитить меня в суде от нападок Герхардса, Центра госязыка, Клецкина, Дома Москвы, эффективных менеджеров MTG, закрывающих программу на канале TV5… Ну и всех моих врагов до конца моей жизни.

(Тут в скобочках опять хочется заметить, что «став самым честным политиком Латвии», Гирс не только начал обзываться, но и окончательно потерял свою квалификацию юриста: говорят, он не в состоянии сейчас даже сам написать иск по поводу проблем своей партии «ЗаРЯ!». (Об этом он почему-то неизменно просит других юристов, адвокатов.) Хотя еще не так давно Гирс выигрывал процессы на несколько десятков тысяч долларов в европейском суде против правительства Молдавии, или получал благодарственную грамоту от судьи Европейского суда Инеты Зиемеле как подающий надежды юрист, обладающий незаурядной юридической техникой.)

Не прошло и полугода, как Гирс почему-то обо всем этом забыл. А вместо незаурядной юридической техники сейчас он показывает собственное лишь хамство – я про недавний пассаж Гирса сидеть в зале суда, повернувшись задом к судье и выкрикивая «я вас не уважаю!» в момент зачитывания приговора по делу Вайры Вике-Фрейберги.

Я вот думаю иногда… У «Центра согласия» есть куда как больше поводов обидеться на Мамыкина: я провел знаменитое интервью на латышском языке с членом «ЦС» Валерием Кравцовым, стравил в одной студии Татьяну Жданок и члена «ЦС» Бориса Цилевича, сделал комментарий про работу сторожем в детсаду лидера «ЦС» в думе Максима Толстого, поставил вице-лидера «ЦС» в Сейме Валерия Агешина против лиепайского депутата Элиты Косак, налил водочки для парламентария от «ЦС» Николая Кабанова… Не говоря про все мои интервью с мэром Риги и лидером «ЦС» Нилом Ушаковым. Признаю: ни один активист партии «ЗаРЯ!» (включая самого Гирса) никогда не получал таких жестких и временами просто агрессивных вопросов от меня, которые пришлось выслушать Ушакову ежемесячно с октября 2009 года начиная. Однако Ушакову в голову не пришло начать после этого обзываться на меня в соцсетях. И уж тем более – оскорблять моих коллег, журналистов-женщин, как было у Гирса с Наталией Васильевой.

Причем, Гирс не гнушается даже откровенных журналистских уток (а говоря юридически языком – клеветы) с моим якобы вступлением в «Центр согласия».

Для меня без ответа остался в этой истории только один вопрос: за что? Не меня «за что?» (слава богу, у меня нервная система крепкая), а за что Наталию Васильеву? За что оскорбил огромное количество простых людей, которые верят моим коллегам? За что эти вербальные помои льются в адрес родственников – моих и моих коллег, вообще не имеющих отношение к детским комплексам Гирса?

Понятно, что в отличие от «проститутки» Мамыкина у самого «честного» и «неподкупного» Гирса силы духа ответить на этот вопрос не хватит. Тем более ее не хватит извиниться, хотя бы перед моей коллегой Наталией Васильевой. Такие понимают только силу – либо силу суда; либо силу кулака, как это было принято у нас на Югле во дворе времен моего детства…


Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.