Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Стремительная военная операция РФ в Сирии

Автор: Майк Уитни (Mike Whitney)

Стремительная военная операция РФ в Сирии

06.10.2015  // Фото: news360x.fr

США вот уже больше года заигрывают с армией самоубийц — Исламским государством (ИГ). В понедельник президент России В.Путин четко дал понять, что сыт по горло вашингтонскими ритуальными танцами в вопросе борьбы с международным терроризмом, и объявил о планируемой операции против ИГ, от рук которого погибло более 200 тыс. сирийцев, а страна оказалась в руинах. На Генеральной Ассамблее ООН речь российского лидера была предельно ясна: «мы больше не можем мириться с тем, что происходит в мире в настоящее время». Менее чем 48 часов спустя после его выступления российские ВВС начали наносить удары высокоточным оружием по укрепрайонам джихадистов на западе Сирии.

Действия России являются показательным примером того, как нужно эффективно бороться с международным терроризмом, если вы действительно серьезно намерены это делать. Российский лидер заслуживает уважения. Молниеносные действия русских в Сирии застали западную элиту врасплох. Даже спустя три дня после начала воздушной операции Москвы ни администрация Обамы, ни политики крайне правых взглядов всевозможных аналитических площадок Вашингтона не могут определиться с подходом к текущей ситуации, не говоря уж о выработке какой-либо стратегии.

Все, что происходит сегодня, — необычно. Задайтесь вопросом, как наше политическое и военное руководство может спокойно воспринимать действия Москвы по развертыванию в регионе, где США проводят свои широкомасштабные операции, своих войск, самолетов и военного оборудования. И как Америке реагировать на участие русских войск в боевых действиях?

В то время как Белый дом судорожно пытается выработать хоть какую-либо стратегию, российская авиация методично уничтожает членов ИГ: головорезов, социопатов и отморозков. Русским в ликвидации международных террористов помогают иранский корпус стражей, а также ливанская группировка Хизбалла.

По сообщению информационного агентства «Рейтер», «за последние 10 дней сотни иранских военнослужащих прибыли в Сирию для участия в совместной с сирийскими правительственными войсками, а также бойцами Хизбалла наземной наступательной операции. За ударами русских военно-воздушных сил в ближайшее время последует наземное наступление сирийской армии и союзников».

Идет ли речь о военном союзе между Москвой, Тегераном и Хизбаллой? Очевидно, да. И все это — благодаря безответственной политике Обамы на Ближнем востоке. 

Многие критики российского президента заявляют о том, что «он не знает, что делает», «Россия увязнет в этом аду», что «это будет вторым Вьетнамом». Неверно. На самом деле глава российского государства является более последовательным сторонником Доктрины Пауэлла, нежели деятели Пентагона. 

В ней, в частности, говорится о том, что: «США не должны применять силу за пределами государства, если конкретное участие или сам случай не является жизненно важным для американского национального интереса или союзников, а если такое решение принято — причем ему должна предшествовать широкая общественная и политическая поддержка — то оно должно осуществляться с четким намерением победить». Немаловажен и 5 пункт доктрины, в котором говорится о том, что при ведении военных действий необходимо иметь стратегию по выходу из конфликта, чтобы избежать длительного втягивания.

Принимал ли президент РФ решение по Сирии, руководствуясь сиюминутными соображениями, как это присуще американским политикам, или продумывал шаги наперед?

В своем выступлении 30 сентября российский лидер четко расставил приоритеты: «Мы, естественно, не хотим быть глубоко втянутыми в этот конфликт. Мы будем действовать исключительно в рамках намеченной миссии. Прежде всего мы окажем поддержку сирийской армии в законной борьбе против террористических группировок. Наша поддержка будет ограничена авиавоздушными ударами и не будет предусматривать наземную операцию. Она будет иметь ограничения по времени и распространяться только на период ведения сирийской армией антитеррористического наступления».

Другими словами, российская авиация уничтожит инфраструктуру террористов для последующей наземной зачистки сирийскими, иранскими и ливанскими подразделениями. Военнослужащие РФ не примут участия в наземной операции. ВВС РФ будут получать разведывательную информацию о точном месторасположении ИГ от сирийских спецслужб, что позволит минимизировать потери среди мирного населения и ущерб, причиняемый городской инфраструктуре. У ИГ и так называемой умеренной оппозиции, финансируемой ЦРУ, нет никаких шансов противостоять современной армии. Причем для их уничтожения потребуется гораздо меньше времени, чем предполагалось ранее.

ВВС России уже уничтожают складские запасы вооружений и амуниции, которые скидываются ИГ с воздуха, командные центры и другие объекты инфраструктуры, позволяющие ИГ вести успешную террористическую деятельность. Целью новой антитеррористической коалиции является быстрое уничтожение каналов поставок вооружений джихадистам.

На днях иранское телевидение процитировало высказывания главы международного думского комитета А.Пушкова о том, что «Москва интенсифицирует атаки против террористических группировок в Сирии». Вместе с тем для того, чтобы избежать риска более глубокого втягивания в конфликт, вся операция, по оценкам политика, должна занять 3–4 месяца.

Россия с 30 сентября приступила к скоординированным ударам с воздуха по позициям террористов в Сирии, спустя некоторое время после того, как Совет Федерации предоставил разрешение на ведение военной операции в Сирии. Россия действует четко и предметно, имея стратегию выхода.

Мог ли кто-то в Вашингтоне вообще предположить такой сценарий развития событий в Сирии? Понимают ли в Белом доме, что иранские войска и Хизбалла в ходе наземной операции по зачистке не будут разбираться в террористической принадлежности «умеренных» и «радикальных» — они просто будут уничтожать террористов всех мастей? 

Означает ли это конец ближневосточной внешней политики Вашингтона, спонсирующего джихадистов для свержения сирийского режима? Означают ли текущие события смену ролей гаранта глобальной безопасности, где Россия с риском для себя защищает фундаментальные принципы международного права, национального суверенитета и самоопределения?

Российский лидер четко озвучил внешнеполитический вектор на ближневосточном направлении: «Мы поддерживаем правительство Сирии в борьбе против террористической агрессии. Мы оказываем и продолжим оказывать Дамаску военно-техническую поддержку. Мы должны продолжить диалог для того, чтобы добиться компромисса. В условиях продолжающегося кровопролития и незащищенности населения невозможно достичь реального прогресса. Мы не сможем ничего достичь, пока не победим терроризм в Сирии». Российский президент реально возглавил коалицию в борьбе с терроризмом, за что мы должны быть ему благодарны.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.