Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Суббота
10 Декабря 2016

В Клайпеде конца 30-х гг. XX в. между литовцами и немцами порой разгорались настоящие портовые баталии

В Клайпеде конца 30-х гг. XX в. между литовцами и немцами порой разгорались настоящие портовые баталии

03.03.2015

Геополитическая ситуация в Европе становилась все более сложной, напряженность существенно возросла после заключения Мюнхенского соглашения и аннексии Судетской области. Естественно, в Литве не могли не думать: а кто будет следующим? При этом происходящее в Клайпедском крае как бы подсказывало ответ на этот вопрос. Об усиливающемся напряжении свидетельствуют события лета 1938 г.: каждый раз, когда в Клайпеду приходили немецкие пассажирские лайнеры, нацисты инспирировали беспорядки в порту.

Например, 4 июня 1938 г. там собралась большая толпа проводить корабль «Танненберг». Как только он отшвартовался от набережной, послышались возгласы стоящих на палубе: «Memelländer, durchhalten!» («Клайпедчане, держитесь!»). Это было похоже на подливание масла в огонь. На набережной толпа стала скандировать гитлеровские лозунги: «Мы хотим вернуться в Рейх! Одна нация — один вождь!» Во время встречи корабля «Пройссен» 31 июня нацистские лозунги, гимны и песни звучали еще смелее. А при подготовке к встрече 28 июня круизного судна «Ханзештадт Данциг» руководство порта огородило причал высоким забором, поблизости на рейде расположился мощный портовый ледокол «Перкунас» с брандспойтами для тушения пожара. Свидетели вспоминают, что в тот день в государственных учреждениях, редакциях газет, конторах и в городских кафе основной темой разговоров было прибытие корабля «Ханзештадт Данциг». К вечеру по обе стороны забора стали собираться люди. С одной стороны стояла литовская пограничная полиция, с другой — автономная полиция Клайпедского края. Число демонстрантов достигло нескольких тысяч. Все они «встречали» сходящих с корабля 50 пассажиров. В район порта прибыл комендант Клайпедского края, начальники пограничной и охранной полиции, таможенники, литовцы — работники порта. Дальнейшую эскалацию в развитии событий впоследствии объяснить никто не смог. Когда напряжение в толпе достигает критической точки, достаточно малейшей искорки для возникновения пожара. Что стало той искоркой? Может быть, звук сирены входящего в порт корабля. Может быть, потоки воды, внезапно полившиеся на возбужденную толпу с ледокола «Перкунас». Все смешалось: нацисты кидали камни в литовцев, литовцы в нацистов, все сообща и каждый в отдельности «сражались» с полицией; послышались выстрелы и упали первые раненые… Ранения получили около 15 полицейских и примерно столь- ко же демонстрантов. Раненый литовец Петрас Контаутас вскоре скончался в больнице Красного Креста. Дальше драка из порта перекинулась на улицы города и продолжалась до полуночи. 

Эти события широко комментировались в зарубежной и литовской печати. Министерство иностранных дел Германии ввело для компании «Зиденст Остпройсен» временный запрет на заход ее кораблей в Клайпеду. Гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох недвусмысленно посоветовал клайпедским нацистам не перегибать палку и утихомириться… Еще не пришло время…


Источник: Арбушаускайте А. Л. Некоторые специфические эпизоды аншлюса Клайпеды/Мемеля в марте 1939 года // Балтийский регион. - 2012. - № 2.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.