Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Русские в Латвии: скульптор Вера Мухина

Русские в Латвии: скульптор Вера Мухина

05.08.2016

 В старом деревянном доме, что находится неподалеку от Благовещенской церкви, 19 июня 1889 года в известной рижской купеческой семье, родилась Вера Мухина. Отец будущего всемирно известного скульптора — Игнатий Кузьмич продолжал семейное дело, успешно торгуя льном, пенькой, лесом и смолой. В столице губернии семье Мухиных принадлежали доходные дома в Московском форштадте, гостиница и ресторан, лесопилка на Красной Двине (Саркандаугава), трехэтажные склады (спикеры) на берегу реки у рынка, много земли в центре лифляндской столицы.

 Двоюродный дед Веры был потомственным почетным гражданином Риги, его имя значится в списках жертвователей церкви Благовещения Божьей матери. Старостой этого храма долгие годы был и ее отец.

В доме на Тургенева Мухина прожила около трех лет. Девочке отвели здесь отдельную комнату, прозванную «Вериной светелкой», за окном которой шелестел каштан. Ее мать умерла от туберкулеза совсем молодой, когда Вере не было и двух лет.

Обеспокоившись здоровьем детей, отец увез ее и старшую сестру Марию из дождливой Прибалтики сначала в усадьбу под Могилевом, а затем на юг, в Феодосию.

 Рисованием и живописью В.Мухина занималась с первых классов гимназии. Отец, сам иногда «баловавшийся палитрой», рано заметил способности дочери. Поначалу он заставлял ее копировать работы Айвазовского, затем нанял преподавателя, который обучал  ее рисовать карандашом и углем, писать эскизы со скульптурных работ. В этом доме Вера провела лишь ранние детские годы, но он примечателен еще и тем, что являлся типичным для своего времени «родовым гнездом» рижской русской купеческой династии. Здание представляет собой характерный образец рижского деревянного ампира, застройки времен восстановления предместий города после пожара 1812 года.

Вера Игнатьевна за свою жизнь создала немало замечательных произведений монументальной и станковой скульптуры, живописи. Ей принадлежит первенство в создании стальной скульптуры как отдельного направления искусства.

Поистине всемирную известность принес ей 24-метровый монумент из нержавеющей стали «Рабочий и колхозница», установленный в 1937 году у советского павильона на Международной выставке в Париже.

Позже он был перевезен в Москву и занял место недалеко от Северного входа на ВДНХ. Правда, монумент в российской столице представлял собой лишь часть «французского» (при транспортировке в разобранном виде часть фрагментов была утрачена), новые стальные листы были толще, а постамент в три раза ниже. Чтобы доставить скульптуры в столицу Франции, 75-тонный монумент разрезали на 65 частей, и поместили в 28 вагонов. Огромная статуя, установленная над павильоном, имела оглушительный успех. Во Франции вовсю продавали сувениры – пепельницы, табакерки, чернильницы с изображением «Рабочего и колхозницы». Власти города предлагали даже выкупить скульптуру у России, но получили отказ. В 2010 г. году монумент был реставрирован на средства российского правительства в первозданном виде и вновь установлен на высоком постаменте при входе на территорию бывшей ВДНХ.

В столице Латвии ей довелось побывать два раза — в 1937 году с сыном Всеволодом, возвращаясь с парижской выставки, и в 1945 — когда ее пригласили в качестве эксперта для художественной оценки памятника Свободы, который предполагалось снести.

Вопреки мнению партийных функционеров народный художник СССР и пятикратный лауреат Сталинской премии Вера Мухина выступила в защиту памятника, что и определило его дальнейшую судьбу.

В 30-е годы прошлого века после смерти Мухина-старшего его недвижимое имущество в Латвии по закону должно было отойти дочерям. Однако Вера Игнатьевна, которая и так не раз страдала за «непролетарское» происхождение, отказалась от него. Дом на улице Тургенева в Риге, как и другая собственность отца, отошла ее сестре — Марии Мухиной. Об этом свидетельствует «Список улиц и земельных участков Риги за 1939 год», где фигурирует ее фамилия как владельца здания. В феврале 1940 года дом был национализирован и передан в собственность Прибалтийской железной дороги.

 

Источник: Прибалтийские русские: история в памятниках культуры (1710–2010). – Рига: Институт европейских исследований, 2010.   



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.