Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

Балтийская Русь

Балтийская Русь

08.09.2015

Молчат гробницы, мумии и кости.
Лишь слову жизнь дана.
Из тьмы веков на мировом погосте
Звучат лишь письмена.
И. Бунин

К началу XIII века на территории восточной Латвии уже сотни лет проживали славяне-русы и существовали славянские поселения, которые мирно соседствовали с городищами латгалов и ливов. Более того, эти земли бесспорно входили в административную систему древней Руси. Временем отсчёта можно считать X век, когда поход Владимира Святого на Полоцкое княжество определил их принадлежность Киевской державе. Тогда же, в X веке, река Даугава становится западным ответвлением легендарного торгового пути из Варяг в Греки. В древнерусских летописях, среди народов, которые «иже дань дают Руси», упоминаются литвины, эсты, земгалы (земигола), курши (корсь), ливы (либь). Об этом же говорит и автор знаменитой «Повести временных лет», относящейся к началу XII века. Влияние Полоцкого княжества распространялось на всё нижнее течение Западной Двины (Даугавы), вплоть до берегов Венедского залива, именуемого ныне Рижским. О правах русских князей напоминали «камни Бориса», лежавшие по берегам в среднем течении реки. Выбитая надпись «Помоги, Господи, рабу твоему Борису», связана с именем Бориса Всеславовича. На Большом камне в Ницгале (Даугавпилсский район) есть надпись кириллицей: «Да не убоится душа моя врага моего, яко твёрдою рукою десницы отрасль Святополка Александр». По мнению авторитетных исследователей, речь здесь идёт о Святополке Изяславовиче, князе Киевском и Новгородском, современнике Владимира Мономаха. Город Юрьев (ныне – Тарту) был основан в 1030 году Ярославом Мудрым и назван христианским именем этого князя.

Вообще князья и дружинники нередко посещали балтийские вотчины, отправляясь «на полюдье». В Ипатьевской летописи под 1117 годом записано: у князя Рюрика Ростиславовича на пути из Новгорода в Смоленск родился сын Михаил. Произошло это в Лючине (ныне г.Лудза). В честь этого события князь поставил там церковь во имя Св. Михаила.

Латгалы и ливы традиционно выплачивали полюдье полоцким князьям. Область Талава, соседствовавшая с эстами, а также северо-восточная земля Атзеле были зависимы от властей Пскова. О политическом влиянии Руси сохранилась память в словах: sods (суд), so(судья), robe (рубеж, граница), kalpi (холопы) и т.д. Известна древняя русская пословица: «Артель суймом крепка». Суйм, или суем, сейм — сходка, общее собрание. Кстати, именно так — Saeima — называется парламент Латвии.

Через славянские земли в Прибалтику доставлялись металлы: бронза — из Дунайских земель, серебро — из Трансильвании, золото — с юга. Раковины каури, которые привозились с Индийского океана и использовались как ожерелья, известны на территории Латвии с VII века. Предметы роскоши везли из Византии, из Балтии же вывозили пушнину, воск, мёд, янтарь. Но в основном Прибалтика тогда, как и сейчас, являлась транзитным мостом между Западом и Русью. Хотя хронист Адам Бременский свидетельствует, что сами местные жители «ограничиваются грабежом проезжавших купцов и вынуждением у них пошлины». Торговые пути проходили по морям и рекам. Предприимчивые русские купцы обогатили в те времена латышский язык новой лексикой: tulks (толмач), tirgus (торг, рынок), bezmens (безмен), pods (пуд), m (мера), cena (цена), zelts (золото), sudrabs (серебро), kupcis (купец), katls (котёл), b (блюдо), ka(кожух, тулуп), zabaks (сапог) и др.

Культурное влияние Древней Руси сказалось и в том, что уже с X века на территорию нынешней Латвии стало проникать христианство, прежде всего — православие. Даже хронист Генрих Латвийский был вынужден признать, что к моменту прихода сюда немецких «цивилизаторов» среди местных жителей, наряду с язычниками, было немало крещёных людей. Правда, в отличие от западных поборников «истинной веры», русские власти не стремились поголовно окрестить своих подданных. Достаточно было того, что христианами были князья, дружина и представители местной знати. Никто не стремился ломать души латгалов и ливов, заставляя их насильно принимать чужую веру. Приобщение к православию шло достаточно мирно и последовательно. Из древнерусского происходят такие связанные с церковной жизнью заимствования в латышском языке, как: bazn (божница, церковь), krusts (крест), sv (святой, священный), sv(святки), svece (свеча), zvans (звон, колокол), gr (грех), gav (говеть, поститься), karogs (хоругвь), ned (неделя) и др. При археологических раскопках часто находят предметы христианского культа, нательные крестики (из Византии или русского производства), подвески с изображением святых.

Источник: Занимательная история латвийских русских. – Рига: IK «ZORIKS», 2007.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.