Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

Как освобождали Ригу

Как освобождали Ригу

13.10.2015

Герой Советского Союза генерал армии Иван Моисеевич Третьяк в годы войны командовал батальоном, полком. Его полк с боями продвигался от Москвы через Гжатск, Вязьму, Ригу, активно участвовал в разгроме крупных группировок немецко-фашистских войск. С большой душевной теплотой автор пишет о солдатах, сержантах и офицерах, своих мужественных однополчанах:

«18 сентября было принято решение перенести главный удар на новое направление — севернее железной дороги Мадона, Рига — на фланг 10-й гвардейской армии. Наступление возобновилось, полыхнуло жаркими боями. В ходе напряженных боев войска армии прорвали оборону противника и в течение двух дней, 22 и 23 сентября, продвинулись на 18–20 км.

Прорвав последовательно вражескую оборону на рубежах «Валга» и «Цесис», войска нашей армии вышли к оборонительной линии «Сигулда».

В течение 28 сентября дивизии и полки первого эшелона, в том числе наш 87-й гвардейский, дважды пытались прорвать рубеж «Сигулда», но особого успеха не добились. В результате боя удалось овладеть только двумя вражескими траншеями. Этим, собственно, закончились боевые действия на первом этапе Рижской наступательной операции.

Наступающие войска вышли на подступы к Риге. До нее оставалось еще 50–60 км.

Удержанию Риги фашистское командование придавало огромное значение, и было сделано все возможное для укрепления обороны на ближайших подступах к городу. Она состояла из двух оборонительных полос с многочисленными линиями траншей и укреплений на них. Были установлены мощные противотанковые заграждения. Свои оборонительные позиции противник удерживал крупными силами пехотных и танковых дивизий с большим количеством артиллерии.

Гестаповцы и их подручные, пытаясь скрыть следы своих злодеяний, в спешном порядке уничтожали узников в концлагерях и тюрьмах. Сравнивались с землей места массовых расстрелов, сжигались учетные документы. Гражданские оккупационные власти отправляли пароходы со своими семьями и скарбом в Германию и Швецию.

Освобождение Риги, по замыслу Советского Верховного Главнокомандования, возлагалось на войска 3-го Прибалтийского фронта, наступавшие на правобережную часть города, и 2-го Прибалтийского фронта, который к этому времени заканчивал перегруппировку своих войск на левый берег Даугавы. Войска нашего фронта получили задачу: обойдя Ригу с запада, отрезать пути отхода противника из города.

Вместе с другими соединениями высокую активность проявлял в этих наступательных боях личный состав 130-го латышского корпуса, которым командовал генерал-майор Бранткалн. С беззаветной отвагой бросались в огонь кровопролитных атак латышские воины, стремясь как можно скорее вызволить из-под гнета родную Ригу. Солдаты и офицеры корпуса совершили в этих боях много героических подвигов.

В ночь на 13 октября наша гвардейская армия вела напряженные бои на юго-восточных подступах к Риге. Оборона противника отличалась большой стойкостью, была хорошо подготовлена в инженерном отношении. Очень высокая плотность минирования крайне затрудняла продвижение наступающих. Взрывы гремели на каждом шагу, с дьявольскими ухищрениями были заминированы все предметы, которых могли коснуться руки солдат, — перила лестничных маршей, дверные ручки, калитки, ограды дворов.

Отважный разведчик, коммунист, старшина Андрей Галушин славился как мастер по захвату «языков». Орден Отечественной войны II степени и две медали «За отвагу» украшали его грудь.

На подступах к Риге старшина получил задачу захватить контрольного пленного. Под сильным вражеским огнем Галушин подполз к траншее противника и гранатой подавил пулеметное гнездо. Вслед за тем он, быстро сориентировавшись, набросился на сидящих в стрелковой ячейке двух гитлеровцев и, связав им руки, отконвоировал в наше расположение.

При подходе к Риге 87 полк развернулся в предбоевой порядок. Подразделения были готовы в любую минуту изготовиться к бою.

Нашей разведке удалось нащупать в системе вражеской обороны слабое место. Быстро созрел замысел: прикрыться одним батальоном справа, а главными силами полка энергичным маневром вдоль дороги, идущей на Рижское взморье, атаковать противника с юго-запада. «Смелость города берет» — есть такая поговорка. Боевая дерзость, как нам было хорошо известно из собственного опыта, в условиях ночи многократно усиливает эффективность атаки.

Краткое совещание с майором Бушмакиным, постановка задачи комбатам. Атака на сей раз без огневой подготовки — ведь полк прорвался в тыл противника без артиллерии, с нами лишь минометы.

Батальоны ринулись вперед, пробиваясь, проламываясь сквозь вражеские заслоны. Маневренный бой быстро перемещался с окраинных кварталов к центру города — он гудел, полыхал огнем, как гонимый ветром пожар, который уж никакими силами не остановить.

В южном предместье города был разгромлен вражеский гарнизон. Одновременно гвардейцы из подразделений старшего лейтенанта А. Архипова, лейтенантов М. Лазарева и Н. Пусикова спасли многие здания города от разрушений, уничтожая команды фашистских подрывников и поджигателей.

Вскоре в одном из захваченных зданий разместился мой КП. На соседних домах гвардейцы водрузили красные флаги. Заработала наша радиостанция, и я передал открытым текстом, прокричав в эфир, наверное, более восторженно, чем приличествовало командиру полка, примерно следующее:

— Гвардейский Краснознаменный стрелковый полк ворвался в Ригу!

Это не было нарушением правил радиосвязи или каким-нибудь бесшабашным ухарством. Перед наступлением мне поставил именно такую задачу сам комдив: ворваться полком в город и доложить об этом по радио открытым текстом. Победную весть надо было громко провозгласить.

К полудню 13 октября 1944 года войска 10-й гвардейской армии сломили сопротивление противника и полностью овладели левобережной частью города Рига, завершив тем самым освобождение столицы Латвии от немецко-фашистских захватчиков.

 

Источник: Третьяк И.М., Храбрые сердца однополчан. — М.: Воениздат, 1977 г.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.