Контекст

Почему присоединение к СССР в 1940 г. было выгодно Прибалтике

  2608 0  

Известный российский социолог Р.Х. Симонян пишет:

«Доктрина политического реализма исходит из того, что основа всех международных действий государств коренится в их национальных интересах (прежде всего в стремлении обеспечить свое выживание, то есть суверенитет и безопасность) и определяет международные отношения как силовое взаимодействие государств, в котором преимуществом обладают наиболее мощные державы, одной из которых в конце 1930-х годов, безусловно, являлся Советский Союз. Существуют и концепции внешней политики государств, не обладающих таким преимуществом.

Идея «примыкания слабых стран к более сильным» (bandwagoning) развивается многими теоретиками политической науки. Суть её заключается в том, что «малые государства, не обладающие возможностями оказывать на мировую политику сколько-нибудь существенное влияние, стремятся присоединиться к союзу с более сильными государствами, которые в свою очередь предлагают им военно-политическую защиту.

Малые страны избирают этот путь, осознавая, что издержки от такого союза (например, утрата части суверенитета) будут менее значительны, чем приобретения (безопасность, экономические выгоды). События межвоенного периода в Прибалтике подтверждают эту концепцию.

В 1939 г. Эстония (28 сентября), Латвия (5 октября) и Литва (10 октября) заключили договоры о взаимопомощи с Советским Союзом, по условиям которых на территории этих стран были размещены военные базы и гарнизоны Красной Армии.

При этом по договору с Литвой Советский Союз возвращал ей Виленский край, аннексированный Польшей в 1920 году, что удовлетворяло национальные чаяния литовцев, получивших свою историческую столицу — Вильнюс, и почти на треть увеличивало территорию Литвы.

Подписание договоров с СССР логично рассматривать как естественное в сложившихся обстоятельствах стремление прибалтийских республик обеспечить свою безопасность в условиях резкого обострения международных отношений в Европе на фоне растущих реваншистских аппетитов Германии.

Подобное совершенно естественное стремление к государственному самосохранению было у всех стран Европы. Было оно и у Советского Союза, чего не любят признавать многие современные историки балтийских стран.

Они, правда, констатируют, что в течение всего нескольких последующих месяцев Германия кардинально меняет политическую конфигурацию в Европе. Стремительность захвата Гитлером обширных территорий в Европе привела многих европейских политиков в состояние шока: 9 апреля 1940 г. германские войска перешли границу Дании, которая в этот же день капитулировала, за 5 дней германский вермахт завоевал Голландию, за 19 – Бельгию, за два месяца — Норвегию, 14 мая пал Париж.

Среди значительной части населения прибалтийских республик вновь появились опасения, что после победы на Западе Германия возобновит экспансию на Восток, что сделает эти страны театром военных действий: память о происходившем в 1914–1920-х годах была слишком свежа. 

Потери населения этого периода Латвия, Литва и Эстония смогла восполнить лишь спустя примерно 65 лет.

Германофобские настроения, характерные для населения Прибалтики, резко усилились после прихода нацистов к власти в Германии. На усиление антигерманского вектора указывают многие балтийские историки, в том числе литовские — А. Штромас и П.Леонас.

В отличие от Латвии и Эстонии, где немцы господствовали несколько веков, Литва находилась в сложных отношениях не с Германией, а с Польшей. Более того, с Германией была связана надежда заставить Польшу вернуть Литве Виленский край. В этом смысле Литва была наиболее «пронемецкой». Отсюда — особый интерес к свидетельствам литовских историков.

Вот как характеризует А.Штромас настроения в среде литовской интеллигенции в тот период:

«Видя усиливающуюся нацистскую угрозу, "прогрессивные интеллектуалы" начали думать о возможном включении своей страны в интернационалистский Советский Союз, предпочитая это поглощению их Третьим рейхом».

Это перекликается с оценкой министра иностранных дел Латвии В. Мунтерса, который в своих мемуарах признаёт, что при подписании договора с СССР латвийская делегация исходила из того, что

«только так можно сохранить латышский народ, не допустить уничтожения его Германией».

Источник: Симонян Р., Кочегарова Т. Отношения России со странами Балтии в международно-правовом изложении // Международные процессы. — 2014. — №12.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up