Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Кузнецовская фабрика в Риге

Кузнецовская фабрика в Риге

18.11.2016  // Фото: http://www.russkiymir.ru/

Сейчас уже невозможно представить историю русского фарфора без почти двухвековой деятельности кузнецовских предприятий, вошедших в нее масштабами производства и широким разнообразием продукции.

Огромная фирма в XIX веке имела филиалы по всей России, была поставщиком большинства королевских дворов Европы.

После 1917 года у рода Кузнецовых остался только один опустошенный войной рижский завод, который и в межвоенный период успешно продолжал производство посуды. В советское время он стал Рижским фарфоро-фаянсовым заводом, именуемым в народе «фарфоркой» или по-прежнему, «кузнецовским». Многими поколениями передавались навыки управления производством, секреты технологии, предпринимательское чутье. Политические и экономические потрясения конца конца прошлого века поставили крест на этом уникальном производстве, как и полностью уничтожили ремесло изготовления фарфоровой и фаянсовой посуды в Латвии.

Первая фабрика Кузнецовых в Прибалтийском крае была построена в Дрейленгсбуше (Дрейлини) под Ригой в 1841 году. Одним из главных побудительных мотивов строительства завода именно здесь стало желание наладить экспорт товара через местный порт.

 Имелась и другая причина такого выбора. Кузнецовы были старообрядцами, а именно в лифляндской столице к тому времени сложилась одна из самых крупных и влиятельных старообрядческих общин. Большинство рабочих также были старообрядцами внутренних губерний Российской империи - из Гжели, Дулева, сел Коломенской губернии, известных кустарным производством фарфора.

О набожности всех членовфамилии Кузнецовых, можно судить по одной из публикаций в рижской газете того периода. Она рассказала о таком эпизоде. Всем, кто поступал на завод, хозяева дарили Библию и требовали уважения к вере от своих рабочих. Зайдя как-то в дом к одному из них, и желая проверить религиозное рвение, хозяин фабрики Сидор Кузнецов спросил его: «А, читаешь ли Писание». «Читаю», – отвечает тот. «И много ли прочел?», – вопрошает хозяин. Рабочий показывает ему страницу, а Кузнецов незаметно между страницами вкладывает 25-рублевую ассигнацию. Через месяц приходит снова, берет Библию, а деньги на месте. «Соврал ты мне, сынок, если б читал – так и деньги бы нашел», и забрал хозяин купюру.

На фабрике работали кружки: рабочих обучали грамоте, латышскому языку, танцам, игре на баяне.

Для самых смышленых открыли кружок учета (так раньше называли бухгалтерское дело). Была здесь и еще одна хорошая традиция - дарить сотрудникам посуду на праздники, в дни рождения, на именины. Только в отличие от той, что шла в продажу, на ней клейма не ставили, чтобы не возникало соблазна продать.

Фабричный люд селился компактно, на территории нынешнего Кенгарагса (район Риги). Рабочие жили в бараках, а служащие в отдельных домах. У многих были огороды, они держали домашний скот и птицу.

Смена на производстве растягивалась на 10 часов, но и перерыв на обед длился четыре, чтобы можно было восстановить силы. В горячих цехах люди надевали ватники и ушанки, спасаясь от жары.

После революции 1917 года рижская фабрика осталась единственной у семьи Кузнецовых, избежавшей национализации. Но состояние ее было крайне запущенным, так как фактически все оборудование, что можно было вывезти, отправили в 1915 году в Россию. От предприятия оставались лишь корпуса, да чудом, сохранившаяся полу готовая продукция. Ее довели до нужного состояния и с успехом продали. Употребив вырученные средства как начальный капитал, М.М.Кузнецов с группой бывших рабочих возобновил производство посуды. На покупку специального оборудования денег не хватало, поэтому практически все операции делали вручную.

Фабрика работала и в годы Второй мировой. Правда, по некоторым сведениям ею руководили немцы. Известен такой факт: во время оккупации гитлеровцы приказали снять позолоту с купола храма Гребенщиковской общины. Чтобы предотвратить осквернение святыни рабочие отдали немцам свои золотые украшения.

В послевоенный период производство тоже действовало, но уже не под маркой «Кузнецовская», а как известный на весь Союз Рижский фарфоро-фаянсовый завод. В 1968 году здесь наладили выпуск тонкостенного фарфора.

В конце 2001 года на фабрике открыли музей фарфора. Коллекция насчитывала более 6000 изделий, выпущенных, начиная с 1841 года в этих цехах и на фирме предпринимателя Я.Ессена, которые впоследствии объединились. После закрытия фабрики уникальное собрание перешло в собственность городского самоуправления, и в том же году в Старом городе открыли Музей фарфора. В одном из сохранившихся корпусов предприятия частная фирма наладила выпуск изоляторов. Остальные производственные и административные корпуса практически полностью разрушены.

 

Источник: Прибалтийские русские: история в памятниках культуры (1710–2010). – Рига: Институт европейских исследований, 2010. 



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.