Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Среда
22 Февраля 2017

Кузнецовская фабрика в Риге

Кузнецовская фабрика в Риге

18.11.2016  // Фото: http://www.russkiymir.ru/

Сейчас уже невозможно представить историю русского фарфора без почти двухвековой деятельности кузнецовских предприятий, вошедших в нее масштабами производства и широким разнообразием продукции.

Огромная фирма в XIX веке имела филиалы по всей России, была поставщиком большинства королевских дворов Европы.

После 1917 года у рода Кузнецовых остался только один опустошенный войной рижский завод, который и в межвоенный период успешно продолжал производство посуды. В советское время он стал Рижским фарфоро-фаянсовым заводом, именуемым в народе «фарфоркой» или по-прежнему, «кузнецовским». Многими поколениями передавались навыки управления производством, секреты технологии, предпринимательское чутье. Политические и экономические потрясения конца конца прошлого века поставили крест на этом уникальном производстве, как и полностью уничтожили ремесло изготовления фарфоровой и фаянсовой посуды в Латвии.

Первая фабрика Кузнецовых в Прибалтийском крае была построена в Дрейленгсбуше (Дрейлини) под Ригой в 1841 году. Одним из главных побудительных мотивов строительства завода именно здесь стало желание наладить экспорт товара через местный порт.

 Имелась и другая причина такого выбора. Кузнецовы были старообрядцами, а именно в лифляндской столице к тому времени сложилась одна из самых крупных и влиятельных старообрядческих общин. Большинство рабочих также были старообрядцами внутренних губерний Российской империи - из Гжели, Дулева, сел Коломенской губернии, известных кустарным производством фарфора.

О набожности всех членовфамилии Кузнецовых, можно судить по одной из публикаций в рижской газете того периода. Она рассказала о таком эпизоде. Всем, кто поступал на завод, хозяева дарили Библию и требовали уважения к вере от своих рабочих. Зайдя как-то в дом к одному из них, и желая проверить религиозное рвение, хозяин фабрики Сидор Кузнецов спросил его: «А, читаешь ли Писание». «Читаю», – отвечает тот. «И много ли прочел?», – вопрошает хозяин. Рабочий показывает ему страницу, а Кузнецов незаметно между страницами вкладывает 25-рублевую ассигнацию. Через месяц приходит снова, берет Библию, а деньги на месте. «Соврал ты мне, сынок, если б читал – так и деньги бы нашел», и забрал хозяин купюру.

На фабрике работали кружки: рабочих обучали грамоте, латышскому языку, танцам, игре на баяне.

Для самых смышленых открыли кружок учета (так раньше называли бухгалтерское дело). Была здесь и еще одна хорошая традиция - дарить сотрудникам посуду на праздники, в дни рождения, на именины. Только в отличие от той, что шла в продажу, на ней клейма не ставили, чтобы не возникало соблазна продать.

Фабричный люд селился компактно, на территории нынешнего Кенгарагса (район Риги). Рабочие жили в бараках, а служащие в отдельных домах. У многих были огороды, они держали домашний скот и птицу.

Смена на производстве растягивалась на 10 часов, но и перерыв на обед длился четыре, чтобы можно было восстановить силы. В горячих цехах люди надевали ватники и ушанки, спасаясь от жары.

После революции 1917 года рижская фабрика осталась единственной у семьи Кузнецовых, избежавшей национализации. Но состояние ее было крайне запущенным, так как фактически все оборудование, что можно было вывезти, отправили в 1915 году в Россию. От предприятия оставались лишь корпуса, да чудом, сохранившаяся полу готовая продукция. Ее довели до нужного состояния и с успехом продали. Употребив вырученные средства как начальный капитал, М.М.Кузнецов с группой бывших рабочих возобновил производство посуды. На покупку специального оборудования денег не хватало, поэтому практически все операции делали вручную.

Фабрика работала и в годы Второй мировой. Правда, по некоторым сведениям ею руководили немцы. Известен такой факт: во время оккупации гитлеровцы приказали снять позолоту с купола храма Гребенщиковской общины. Чтобы предотвратить осквернение святыни рабочие отдали немцам свои золотые украшения.

В послевоенный период производство тоже действовало, но уже не под маркой «Кузнецовская», а как известный на весь Союз Рижский фарфоро-фаянсовый завод. В 1968 году здесь наладили выпуск тонкостенного фарфора.

В конце 2001 года на фабрике открыли музей фарфора. Коллекция насчитывала более 6000 изделий, выпущенных, начиная с 1841 года в этих цехах и на фирме предпринимателя Я.Ессена, которые впоследствии объединились. После закрытия фабрики уникальное собрание перешло в собственность городского самоуправления, и в том же году в Старом городе открыли Музей фарфора. В одном из сохранившихся корпусов предприятия частная фирма наладила выпуск изоляторов. Остальные производственные и административные корпуса практически полностью разрушены.

 

Источник: Прибалтийские русские: история в памятниках культуры (1710–2010). – Рига: Институт европейских исследований, 2010. 



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Курсом мордорнизации

Курсом мордорнизации

Реформаторские инициативы, подобные казахстанским, примерно в то же время появились в Узбекистане, могут в ближайшее время появиться в России или Беларуси, но никогда — в странах Прибалтики и Украине. Там категориями модернизации больше не мыслят.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Они освобождали родную Прибалтику: 16-я Литовская стрелковая дивизия

Они освобождали родную Прибалтику: 16-я Литовская стрелковая дивизия

Свое боевое крещение 16-я Литовская стрелковая дивизия получила 21 февраля 1943 года.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо