Контекст

Восточная Пруссия глазами переселенцев: немцы в колхозе

remove_red_eye  2624 0  

После окончания военных действий на территории той части Восточной Пруссии, которая отошла к СССР, оставалось около 130 тыс. человек из числа немецкого гражданского населения, и в лагерях для военнопленных оказалось еще около  30 тыс. человек. К моменту начала массового заселения Калининградской области в августе 1946 г. в ней, по данным милиции, было зарегистрировано 108,5 тыс. немцев.

Судя по воспоминаниям первых переселенцев, совместное проживание и работа с немцами в военных совхозах формировали мирный и даже в чем-то дружественный характер отношений с бывшими врагами. Об этом, например, рассказала А.Гуляева, уроженка Ярославской области, попавшая в 1947 г. по вербовке в поселок Гальгарбен Гурьевского района, где располагалась центральная усадьба военного совхоза № 73: «Немцы работали наравне с русскими, работали и скотниками, и в полеводстве. Возле нашего дома был навес с сеном, за которым приезжали немцы, работавшие в совхозе. Часто заходили к нам домой, просили попить. На ломанном русском языке старались говорить с нами. Объясняли, как бы оправдываясь, что они простые люди и всегда были против Гитлера и фашизма. Я не помню, чтобы были конфликты с немцами. Мой муж в то время работал бригадиром полеводческой бригады. В его бригаде было много немцев. Так мой муж их всегда ставил в пример переселенцам, так как любую работу, какую им поручали, выполняли качественно, аккуратно. Были очень дисциплинированными. Их работу не нужно было ни проверять, ни контролировать».

Ей вторит переселенец 1946 г., ветврач А.Ганжа из поселка Жилино: «Немцы работали медленно, но основательно. Приезжают с работы, бригадир спрашивает у нашего переселенца: «Сколько гектаров скосил?» — «Четыре». Лошадь вся мокрая, уставшая. А у немца — шесть гектаров. И лошадь сухая, как бы не уставшая. Немец никогда не пойдет работать, пока не приведёт в порядок инструмент, не поправит сбрую. А если уж начал работать, то по пустякам останавливаться не станет. Русские пошли курить, а он продолжает работать. У него все строго по минутам: когда работать, когда отдыхать. Он сорок пять минут работает, пятнадцать минут отдыхает. На поле никогда курить не будет. Надо ему перекурить — выйдет с поля, хоть с середины, покурит и опять пойдет работать».

 

Источник: Костяшов Ю.В. Повседневность послевоенной деревни: Из истории переселенческих колхозов Калининградской области. 1946-1953 гг. – М.: Политическая энциклопедия, 2015.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up