Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Русские в истории Прибалтики: хирург Николай Бурденко

Русские в истории Прибалтики: хирург Николай Бурденко

21.02.2016  // Фото: wikella.ru

Родился Николай Нилович Бурденко 22 мая 1876 года в селе Каменка, Пензенской губернии, в семье бывших крепостных. Окончив местную земскую школу и духовное училище, 15-летний юноша поступил в Пензенскую духовную семинарию. Через шесть лет он неожиданно для всех резко меняет свои планы. Отправившись в Томск, он поступает на единственный, в недавно открывшемся здесь Императорском университете, факультет – медицинский. С первых дней будущий эскулап с головой окунается в познание профессии: увлекается анатомией, оперативной хирургией, охотно помогает отстающим студентам. За участие в забастовке студентов его исключают из университета.

11 октября 1901 года ему удается перевестись в Юрьевский университет на четвёртый курс медицинского факультета. Начинается его «эстонский» период жизни. Согласно заведенного здесь порядка, преподаватели и студенты выезжали на борьбу с эпидемиями. Бурденко был непременным участником таких медицинских отрядов, участвовал в ликвидации эпидемий тифа, оспы, скарлатины. Он совершенствует свои знания, работая в хирургической клинике помощником ассистента. В Юрьеве он впервые знакомится с трудами видного российского хирурга Н.И.Пирогова, которые произвели на него сильное впечатление. С началом русско-японской войны он прерывает учебу, чтобы добровольцем поступить в военно-санитарный отряд. Свыше года он участвовал в боевых действиях в Маньчжурии. Был ранен в руку, вынося раненых из-под огня неприятеля, награжден солдатским Георгиевским крестом. Вернувшись в декабре 1904 года в Юрьев уже сформировавшимся практиком, он начал готовиться к экзаменам на звание врача. После прохождения стажировки в хирургическом отделении Рижской городской больницы Николай Нилович с отличием защитил диплом в университете, получив квалификацию лекаря. Позже он трудится в различных клиниках, защищает докторскую диссертацию, стажируется за границей.

В июне 1910 года Бурденко становится приват-доцентом кафедры хирургии в клинике Юрьевского университета. С ноября того же года — экстра-ординарным профессором по кафедре оперативной хирургии, десмургии (раздел медицины, изучающий правила лечения ран) и топографической анатомии. В период Первой Мировой войны он активно участвует в организации перевязочно-эвакуационных пунктов и полевых госпиталей, оказывает раненым неотложную хирургическую помощь на передовой. В 1915 году Бурденко назначают хирургом-консультантом 2-й армии, через год, в той же должности, он работает в госпиталях Риги. Летом 1917 года, уже, будучи главным врачебным инспектором Военного министерства, он получает контузию на линии фронта. Состояние здоровья вынуждает медика уйти с передовой и вернуться в Юрьевский университет на преподавательскую работу. Вскоре здесь Николая Ниловича избирают заведующим кафедрой хирургии, которой ранее руководил его высший авторитет — Пирогов. Уже в феврале следующего года Юрьев оккупирован немцами. Возобновив деятельность учебного заведения, командование германской армии предложило Бурденко занять кафедру в «онемеченном» университете. Он отказался от этого предложения, и в июне 1918 года, вместе с другими коллегами эвакуировался в Воронеж. До сентября в этот город России прибыло из Тарту 39 профессоров, 45 преподавателей, 43 человека обслуживающего персонала и около 800 студентов. Бурденко стал одним из главных организаторов переведённого сюда университета, продолжая преподавательскую и научно-исследовательскую работу. Одновременно в годы Гражданской войны он — консультант воронежских госпиталей РККА.

В 1923 году Бурденко переходит на работу профессором медицинского факультета Московского университета, где до конца жизни руководит факультетской хирургической клиникой, носящей теперь его имя. В 1929 году он создал первую в СССР нейрохирургическую клинику, став ее директором. Через пять лет на этой базе был учрежден Центральный нейрохирургический институт (первый в мире), ныне Институт нейрохирургии имени Н.Н. Бурденко.

В 1939-1940 гг., во время советско-финской войны, 64-летний академик выезжал на фронт и провел там весь период боевых действий, руководя организацией хирургической помощи. Именно по опыту финской войны он разработал передовое, по тому времени, положение о военно-полевой хирургии, внедренное в жизнь и успешно применявшееся во Второй мировой войне. Несмотря на свой недуг (в 1937 году Бурденко полностью лишился слуха) вел колоссальную работу по организации лечения раненых. В сентябре 1941 года инсульт лишил ученого возможности двигаться и говорить. Но как только болезнь отступила, он стал постоянно выезжать на фронт, следить за работой госпиталей, военно-санитарных поездов, инструктировал врачей, контролировал постановку хирургической работы, сам проводил операции, вел обширную переписку с фронтовыми хирургами. На основе наблюдений, он написал ряд исследований, оформив их в виде девяти монографий по вопросам военно-полевой хирургии. С 1942 года Н.Бурденко работает в Москве. В этот же период времени он участвует в создании Академии медицинских наук СССР, первым президентом которой его избирают.

Николай Бурденко вошел в историю как один из основателей советской нейрохирургии и крупнейший организатор современной военно-полевой хирургии. Он написал и опубликовал более 400 работ, посвященных этим проблемам. Академик продолжал трудиться до последних дней жизни. Летом 1946 года произошло третье кровоизлияние в мозг, ученый много времени находился при смерти. Немного оправившись, приступил к подготовке своего научного доклада на очередном съезде хирургов и написал его прямо на больничной койке. Зачитать доклад оказалось не суждено. Скончался Н.Бурденко 11 ноября 1946 года в Москве. Похоронили его на Новодевичьем кладбище.

Источник: Прибалтийские русские: история в памятниках культуры (1710–2010). – Рига: Институт европейских исследований, 2010.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.