Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Латышский начальник СЛОНа

Латышский начальник СЛОНа

21.10.2015

Одним из центральных героев романа «Обитель» Захара Прилепина, в котором рассказывается о жизни Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН), является начальник этого исправительного заведения Эйхманис, этакий философ у трона, искренне полагающий, что Соловки — это лаборатория для перековки человека. У этого героя есть реальный прототип — Федор Иванович Эйхманс, латышский красный стрелок, чекист и первый начальник ГУЛАГа.


«Только чайки  выкрикивали и непрестанно сыпали  сверху на строй помётом. Никто не вытирался.

— На колени! – в бледной ярости вскрикнул Эйхманис и выхватил шашку из ножен.

Строй повалился так, словно всем разом подрезали сухожилия – несколько тысяч сухожилий одной беспощадной бритвой».

Захар Прилепин, «Обитель»

Федор Иванович Эйхманс, (1897–1937) родился на хуторе Юдупес Курляндской губернии (ныне — Латвия) в семье торговца. Национальность — латыш. Образование — высшее: окончил Рижский технический университет, а потом военное училище в Риге. Участник Первой мировой войны, в марте 1917 г. демобилизован по ранению, после чего устроился слесарем на завод в Петрограде. До революции политикой не интересовался, но после большевистского переворота вступил в партию большевиков. В органах ВЧК с 1918 г., службу вначале проходил в Петрограде, где сблизился с начальником Кронштадской ЧК Андрониковым, который познакомил Эйхманса с известным чекистом Глебом Бокием, и в дальнейшем Бокий оказывал ему покровительство в карьере. Политические мотивы в выборе Эйхмансом большевистской партии не играли особой роли, он просто реализовал «шанс на карьеру».


Г.Бокий назначил Эйхманса своим помощником и взял его с собой  в Туркестан, где тот находился до осени 1923 г. — в должности сначала помощника Бокия, потом — начальника 2го (восточного) отделения ГПУ, отвечавшего за «борьбу с контрреволюцией» в Центральноазиатском регионе. Война здесь велась особо жестокая. Места наиболее массовых расстрелов, организованных Ф.Эйхмансом: Самарканд, Ургенч, Бухара, Хива. Наиболее жестокими были репрессии в Бухаре, после аннексии Советской Россией Бухарского эмирства. Также «специальными отрядами» Эйхманса осуществлялись рейды по горным аулам Таджикистана, на территорию соседних Ирана, Афганистана, Китая. Во всех случаях «схема» Эйхманса была проста: вначале наносилось военное поражение действовавшему в тех краях отряду «басмачей», затем в населенный пункт входил «особый отряд» Эйхманса, брались заложники и выдвигалось требование всем сдать оружие, за отказ заложников убивали на глазах остальных жителей, если не помогало — бралась следующая «партия» заложников, и все повторялось.

В октябре 1923 г. Ф.Эйхманс был назначен  начальником управления Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН): по своим «качествам», проявленным в Туркестане, он показался Ф.Дзержинскому пригодным для этого. Именно Ф.Эйхманс первым сказал: «У нас тут не Советская власть, а соловецкая!», имея в виду, что теперь заключенные не охраняются никаким законом и жаловаться куда-либо нет смысла. В 1926 г. Ф.Эйхманс приблизил к себе отбывавшего там срок Н.Френкеля и вскоре добился его освобождения; Френкель предложил Эйхмансу «заработать» при помощи эксплуатации, по сути, бесплатного труда заключенных в производственных мастерских и цехах, которые рекомендовал создать при лагере. «Идея» Эйхмансу понравилась, но в полной мере Френкель смог ее реализовать позднее, работая в Москве.

В  1929 г. Ф.Эйхманс короткое время руководил 3-м отделением спецотдела ОГПУ СССР (внешняя контрразведка), но вскоре его вернули в привычную «среду»: назначили первым начальником ГУЛАГ ОГПУ, подчинив ему Соловецкий, Вишерский, Северный, Казахстанский, Дальневосточный, Сибирский, Среднеазиатский лагеря. При Эйхмансе особо распространенным явлением была смерть заключенных от эпидемических заболеваний. Это и стало причиной его смещения с поста: Москва уже планировала широкое использование труда зэков в народном хозяйстве, и «политика» Эйхманса этому мешала. Так что после проверок на Соловках и в Вишерском лагере Эйхманса направили руководить геологоразведочной партией в Арктику, и только вмешательство Г.Бокия спасло тогда его от ареста.

В 1932–1937 гг. Ф.Эйхманс под началом Бокия занимался шифросвязью и криптографией, а по совместительству входил в созданный Бокием эзотерический  кружок. Близость к Бокию и стала причиной его ареста в июле 1937 г. Ф.Эйхманс был расстрелян 3 сентября 1938г. по обвинению в «участии в заговоре в НКВД».

Эйхманс как-то сказал: «У латышей нет своего характера — характер им заменяет исполнительность и точность. Они подумали, что вся Россия станет их страной — у них же не было страны, только немецкие города. Но Россия опять извернулась и становится сама собой. Она как соловецкий валун: внутрь ее не попасть. Латыши остались ни при чем и поздно это поняли».

 

Источник: Прилепин З. Обитель. — Москва: АСТ. Редакция Елены Шубиной, 2014; protivpytok.org  



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.