Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

На земле литовской

 На земле литовской

23.02.2015

Евсей Яковлевич Яцовскис, участник Великой Отечественной войны в составе 179-й стрелковой и 16-й Краснознаменной Клайпедской стрелковой дивизиях, в своих воспоминаниях писал:

"16 июля 1944 года стал памятным для каждого воина 16-й литовской стрелковой дивизии — в этот день около деревни Диена Игналинского района мы пересекли границу Литвы. Трудно описать чувства, которые овладели закаленными в боях, видавшими виды, испытавшими все тяготы войны фронтовиками. Мы плакали, не стыдясь слов. Более трех лет бойцы дивизии жили мечтой об этом счастливом мгновении.

Привал устроили всего в нескольких километрах от границы — у озера Эржветас в деревне того же наименования. Заслышав, что прибыло литовское соединение, на улицу высыпали нас встречать все жители деревни — и стар и млад. Кругом были счастливые лица, крепкие рукопожатия, слезы радости...

На следующий день прибыл в город Швянчёнис. Бродил по его улицам и с трудом узнавал уездный центр, который до войны неоднократно посещал — всюду следы бомбежек и недавно прошедших боев.

Стояли жаркие июльские дни. Наша дивизия, делая иногда по пыльным, забитым войсками дорогам по 50 и более километров в сутки, проследовала через населенные пункты Даугелишкис, Даугайляй и Ужпаляй на запад, а я тем временем по заданию руководства отдела пять дней находился в Вильнюсе. Мне было поручено решить ряд вопросов с руководством НКВД Литовской ССР и вернуться в дивизию вместе с представителем территориальных органов для осуществления координации действий комиссариата и нашего отдела в ходе дальнейшего освобождения территории республики.

Приехал я в Вильнюс на девятый день после его освобождения. Всюду еще были видны следы ожесточенных уличных боев. Кое-где стояли подбитые танки — немецкие и наши, самоходные орудия, автомобили, а на тротуарах — неубранные груды битого стекла и горы щебня. Город сильно пострадал во время штурма, многие дома разрушены до основания. Тяжелое впечатление оставлял центр Вильнюса, особенно главная улица, где почти не сохранилось целых зданий. Гостиница «Жорж» (ныне гостиница «Вильнюс») пострадала от пожара, и окна зияли черной пустотой. И все же, сравнивая с виденным в Великих Луках и Полоцке, я не сомневался, что Вильнюс можно будет восстановить быстрее.

Выдалась свободная минутка, и я завернул на улицу Лабдарю. В доме под номером 2а в квартире 16 я снимал перед началом войны комнату. Вошел во двор. Завидев меня в воротах, дворник от удивления опустился на скамью — никак не ожидал встретить живого.

Дом уцелел, только никого из его жильцов не осталось. Моих тихих, милых хозяев фашисты убили на фабрике смерти в Панеряе, что в 8 километрах юго-западнее Вильнюса, на левом берегу реки Нярис. Здесь было уничтожено 100 тысяч мирных жителей Вильнюса — стариков, женщин, детей, военнопленных...

Дворник рассказал, что после захвата Вильнюса гитлеровскими войсками в нашу квартиру ворвались гестаповцы, которые произвели обыск и забрали все принадлежавшие мне вещи...".


Источник: Яцовскис Е. Я. Забвению не подлежит. — М.: Воениздат, 1985.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.