Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Крах «легиона Плехавичюса». Из истории коллаборационизма в Литве

Крах «легиона Плехавичюса». Из истории коллаборационизма в Литве

23.09.2015

Инициатива создания карательного соединения исходила от группы литовских офицеров, за которыми стояло литовское самоуправление во главе с Кубилюнасом. По словам обергруппенфюрера СС Еккельна, в феврале 1944 г. Кубилюнас прибыл в Ригу с генерал-лейтенантом бывшей литовской армии П. Плехавичюсом: «На этот раз он предлагал сформировать одну литовскую дивизию. Никаких политических требований он не предъявлял. Командиром дивизии должен был стать Плехавичус, так как… в Литве якобы каждый знает Плехавичюса как ярого врага большевиков, и его обращение с призывом добровольно вступать в литовскую дивизию, безусловно, будет иметь успех. Они сказали, что настроение в Литве в связи с неблагоприятным для Германии оборотом войны очень ухудшилось, и многие рассчитывают на возвращение Красной армии. Сформированная дивизия поэтому должна будет остаться в стране для обороны Литвы… Я предложил сначала сформировать 10 батальонов с общим количеством в 6000 человек, чтобы… как можно скорее очистить от партизан южные и восточные районы Литвы. Плехавичус принял это предложение. Я немедленно дал соответствующий приказ генерал-майору полиции Харму…».

13 февраля 1944 г. было подписано соглашение о создании Литовского территориального корпуса в составе 20 батальонов и нескольких военных комендатур в волостях под руководством штаба из литовских офицеров, подчинённого немецким учреждениям. В документе оговаривалось, что ЛТК будет использован для «борьбы с бандитизмом», в основном на территории Литвы, мобилизация в ЛТК будет проводиться на добровольной основе, германские власти обещали после его формирования прекратить принудительный вывоз литовских рабочих из Литвы в Германию.

Командиром ЛТК был назначен Плехавичюс, кандидатура которого, несмотря на его шовинистические взгляды, была одобрена благодаря репутации ярого противника советской власти. Начальником штаба ЛТК стал полковник О. Урбонас.

Чтобы успокоить националистическую интеллигенцию, немцы утверждали, что корпус предназначался только для обороны границ Литвы. Но для литовского самоуправления не было секретом, что район его действий должен был простираться от западных границ Литвы до передовой Восточного фронта, что допускало отправку ЛТК на фронт, в районы Латвии, Белоруссии и России, для охраны объектов вермахта и антипартизанских операций.

16 февраля 1944 г. германские власти и литовское самоуправление объявило по радио о начале призыва в ряды ЛТК. «Уже через несколько дней число добровольцев достигло 15 000 человек… В конце марта 1944 года призыв был закончен… Среди добровольцев на этот раз было очень много сыновей офицеров, богатых крестьян, студентов», — отмечал Еккельн.

В феврале в ЛТК зарегистрировались около 19 тысяч добровольцев, в марте 1944 г. — ещё 16 тыс. Из них набрали около 30 тысяч вместо предусмотренных немецкими властями 18 тыс. человек. 12 тыс. из них зачислили в ЛТК.

22 марта 1944 г. командующий группой армий «Север» генерал-фельдмаршал В. фон Модель и руководитель СС и полиции в «Остланде» обергруппенфюрер СС Ф.Еккельн встретились с П.Плехавичюсом в Полоцке и предложили передать в вермахт 9 000 призывников для охраны военных аэродромов и тыловых служб. Всего же оккупационные власти потребовали мобилизовать от 70 до 100 тыc. человек. Плехавичюс отказался, поскольку нарушение им собственных обещаний могло поставить под угрозу мобилизацию. Еккельн предложил мобилизовать в Литве ещё 20 тыс. человек для службы вспомогательным персоналом на аэродромах люфтваффе. В итоге литовскому самоуправлению и Плехавичюсу обещали разрешить формирование ЛТК лишь в том случае, если литовцы смогут мобилизовать ещё 70 тыс. человек, 50 тыс. из них для нужд тылового обеспечения группы армий «Север» и 20 тысяч — для люфтваффе. Еккельн заверил, что решено набрать дополнительно ещё 10 тыс. человек для десяти батальонов ЛТК, общее число которых составит 23.

Чтобы выполнить требования немцев, Плехавичюс 6 апреля 1944 г. подписал призыв к мобилизации 75 – 80 тыс. человек.

Формально тотальная мобилизация началась 6 мая 1944 г. и — провалилась. На призывные пункты явились лишь 3 – 5 процентов призывников. Поползли слухи, что литовское самоуправление согласилось передать батальоны ЛТК в распоряжение группы армий «Север». Националистическая пресса осудила мобилизацию, в особенности — намерение отправить 20 тыс. человек в люфтваффе, по слухам — на Западный фронт.

В начале мая 1944 г. семь наспех обученных батальонов ЛТК были направлены в район Вильнюса для подавления польского и советского партизанских движений. Об этом, очевидно, руководство «Армии Крайовой» (АК) и Плехавичюс заранее знали, так как в апреле 1944 г. вели переговоры. Поляки хотели заключить соглашение о перемирии и совместных действиях против нацистов. Литовцы отказались и потребовали, чтобы поляки покинули Вильнюсский округ и присоединились к борьбе против Красной армии.

Батальоны ЛТК не выиграли ни одного боя против АК, потерпели поражение у города Ошмяны. По оценке немцев, полицейские батальоны ЛТК в ходе антипартизанских операций (в основном на территории Белоруссии) показали себя непригодными к выполнению подобных задач «в военном и моральном отношении», многие полицаи переходили на сторону партизан. Как вспоминал Еккельн, «обнаружилось, что у литовцев мало боевого духа, они допускали многочисленные злоупотребления по отношению к ненавистным им полякам. Однако в бою против польских партизанских групп они отступали. Они боялись сближаться с крупными отрядами советских партизан, находившихся в лесах между Вильно и Молодечно. Батальоны потеряли много оружия, снаряжения и обмундирования, так как партизаны взяли много пленных, которых они отпускали… полуголыми. Всё поведение батальонов говорило о том, что их руководство не отвечало требованиям», предъявленным к нему.

9 мая 1944 г. Плехавичюс получил письмо нового руководителя СС и полиции в Литве бригадефюрера СС и генерал-майора полиции К.Хинце о том, что под его командование по приказу Еккельна переходят семь батальонов ЛТК из тринадцати, остальные батальоны, местные комендатуры и прочие части ЛТК переходят в подчинение немецких гебиткомиссаров (начальников округов). Все они должны получить форму СС и считаться батальонами литовской полиции. Командование ЛТК отказалось выполнять этот приказ, так как он не соответствовал первоначальным обещаниям немцев. В тот же день Плехавичюс распустил по домам учебный батальон ЛТК и призвал к тому же остальные батальоны, в том числе действовавшие в Вильнюсском округе. 12 мая он отказался встречаться с Хинце, послал вместо себя начальника штаба Урбонаса, передав, что не желает носить звание офицера войск СС, состоять в СС и в полиции.

15 мая 1944 г., после того как ЛТК оказался на грани бунта, Плехавичюс, Урбонас и штаб корпуса были арестованы. Еккельн объявил о роспуске ЛТК и передаче его личного состава люфтваффе. Это означало крах ЛТК.

По неполным данным, 15 – 21 мая 1944 года в Понеряе (Понарах) были расстреляны 83 солдата и офицера ЛТК, 110 отправлены в концлагерь Штутгоф.

 

Источник: Крысин М., Крах «легиона Плехавичюса». Из истории коллаборационизма в Литве// / Военно-исторический журнал . – 2013 . – N2 . – С. 21-25



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.