Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Барклай де Толли

Барклай де Толли

25.10.2015

13 декабря 1761 г. в глухом Лифляндском краю, в поместье Памушис (сейчас — посёлок Памушис в Шяуляйском уезде Литвы) в семье вольного арендатора и отставного поручика русской армии Вейнгольд Готтарда Барклая де Толли родился мальчик Михаил Андреас, названный затем в крещении Михаилом Богдановичем.

Барклаи (Баркли, Беркли) были старинным шотландским родом. Однако со временем нужда и притеснения английской короны заставили предков маленького Михаила искать убежища в другом краю. В середине XVII века род Барклаев после долгих странствий в поисках более спокойного места приезжает в Ригу, где потомки шотландских горцев вливаются в ряды прибалтийского дворянства. Уже предки Михаила Богдановича вели жизнь преуспевающих бюргеров. Дед его, Вильгельм Барклай де Толли, был негоциантом, муниципальным советником, затем — бургомистром богатого ганзейского города Риги. Будучи на вершине власти, он сумел купить своим сыновьям два больших имения, а в конце своей карьеры получил дворянское звание.

Действительную службу Барклай де Толли начал в 1776 году в рядах Псковского карабинерного полка, 28 апреля 1778 года был произведён в корнеты, и только в 1783 году — в следующий офицерский чин подпоручика. Незнатное происхождение Барклая сказалось в его продвижении по службе, ему понадобилось более двадцати лет, чтобы достигнуть чина полковника.

В 1788–1789 годах Барклай принимал участие в осаде и штурме Очакова, в бою под Каушанами, во взятии Аккермана и Бендер. В 1790-х годах он сражался в Финляндии и Польше и был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. Затем свыше десяти лет он командовал егерским полком.

Выдвинулся Барклай де Толли во время войны 1805–1807 годов против наполеоновской Франции, когда его незаменимые качества — хладнокровие и выдержка в трудных обстоятельствах в сочетании со спокойным мужеством и большими военными познаниями — обратили на него внимание и способствовали быстрой последующей карьере. Под Пултуском — в первом крупном сражении кампании 1806–1807 годов — Барклай командовал войсками первой линии и стойко отражал атаки маршала Ланна, за что получил Георгиевский крест 3-й степени. Накануне генерального сражения под Прейсиш-Эйлау Барклай во главе одного из отрядов прикрывал движение главных сил русской армии через Прейсиш-Эйлау. В конце арьергардного боя, когда французы уже ворвались на улицы города, он был тяжело ранен в правую руку и в бессознательном состоянии вынесен с поля боя одним из унтер-офицеров его отряда. Это ранение долго давало себя знать и Барклай несколько лет носил на перевязи перебитую французской пулей руку, а позднее сохранил привычку поддерживать ее здоровой левой рукой.

В январе 1810 года Барклай назначается военным министром и на этом посту руководит мероприятиями по укреплению армии и по подготовке ее к уже назревавшей новой войне с наполеоновской Францией. Весною 1812 года он становится главнокомандующим 1-й Западной армии, продолжая — но уже номинально — оставаться военным министром.

В начале Отечественной войны на Барклая как на главнокомандующего самой многочисленной армией легла основная тяжесть ответственности за успех военных действий.

Умело руководя отходом своих войск, Барклай 20 июля привел их к Смоленску, куда через два дня подошла с юга и армия Багратиона, добровольно вступившего под командование Барклая. План Наполеона разбить русские армии порознь потерпел неудачу. После ожесточенных арьергардных боев под Смоленском и Валутиной горой русские армии продолжали отходить на восток. Но если до Смоленска необходимость отступления была очевидна, то оставление этого города и дальнейшее — уже по исконным русским землям — отступление Барклая, не желавшего рисковать армией в преждевременном генеральном сражении, вызвали в войсках открытый ропот. Приняв на себя всю тяжесть ответственности за избранную им стратегию войны, убежденный в ее правильности, Барклай оказался в трудном положении. Замкнутый и необщительный по характеру, к тому же иностранец по фамилии, он не пользовался в войсках популярностью, подобно той, которая была у Кутузова и Багратиона, и подчиненные не скрывали своего недовольства, выполняя его приказы об отступлении. Дальнейшее пребывание Барклая во главе армии становилось невозможным. 17 августа он передал командование прибывшему к войскам и радостно встреченному ими Кутузову. Пользуясь полным доверием нового главнокомандующего, Барклай остался во главе 1-й армии.

Под Бородино Барклай де Толли руководил правым флангом и центром русских войск. Как бы бросая вызов смерти, он появлялся в самых опасных местах. Под ним было убито и ранено пять лошадей. Мало кто из его адъютантов и ординарцев остался невредимым. Полки, не раз до этого встречавшие его молчанием, под Бородином приветствовали Барклая дружным «ура». Существует рассказ, что раненый Багратион послал просить у него прощения, назвав его своим «благородным другом». За Бородинское сражение Барклай был награжден орденом Георгия 2-й степени.

Во время кампании 1814 года на территории Франции Барклай де Толли руководил русскими войсками в сражениях при Бриене, Арсис-Сюр-Об, Фершампепуазе и при штурме укрепленных парижских предместий. В день взятия Парижа — 18 марта 1814 года — он был произведен в фельдмаршалы, а в 1815 году получил княжеский титул.

После окончания наполеоновских войн и возвращения русских войск на родину Барклай де Толли недолгое время командовал 1-й армией, но вскоре здоровье его резко ухудшилось, и на пятьдесят седьмом году жизни он скончался близ Инстербурга, в Восточной Пруссии, по пути на минеральные воды.


Источник: Военная галерея Зимнего дворца». – Л.: Искусство», 1981.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.