Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Дворцово-парковый ансамбль Екатериненталь в Таллине

Дворцово-парковый ансамбль Екатериненталь в Таллине

25.12.2015

В феврале 1714 года Петр I прибыл в Ревель для закладки военной гавани. Отдыхая душой от дел государевых и забот военных (шла Северная война за господство на Балтике), царь подолгу мог с обрыва Ласнамяги (Лысая гора) любоваться морем и проходящими судами. Здесь, у подножия холма, находилась мыза местного бюргера Дрентельна, которая удивительно напоминала императору милые сердцу дома Голландии. Вскоре он приобрел это строение и примыкающий к нему обширный участок земли с садом в государственную собственность. Место так полюбилось самодержцу, что через четыре года, 22 июля 1718 года, по его приказу здесь решено было начать строительство летней резиденции с дворцом и парком. В датируемой этим числом хронике Петра по данному поводу записали следующее: «Петр Великий, будучи в Ревеле, изволил быть на загородном дворе, и близ того же двора размеривали фундамент, где быть палатам и огороду; в присутствии был архитектор Микетти».

Итальянский мастер Николо Микетти, только что заступивший на должность главного придворного архитектора всех строительных работ в Петербурге, начертил общую схему дворца и парка, и стройка началась. Летняя резиденция в предместье Ревеля стала для римского зодчего первым объектом на службе русского царя. Практически всю квалифицированную рабочую силу — каменщиков, обжигальщиков кирпичей, каменотесов, штукатуров, кузнецов, плотников — пришлось ввозить из Санкт-Петербурга, а артели каменщиков — из Пскова и Новгорода. Подсобников набрали из солдат и урядников Ревельского гарнизона, Дерптского и Эстляндского полков. К началу осени 1718 года сдали фундаменты. А в сентябре боковые павильоны (флигели) уже можно было подводить под крышу. Отделкой зданий весной 1721 года занимались ревельские умельцы: лепных дел мастер Матиас Зейдтингер и живописец Иоганн Хейнрих Фик. Флигели стали первой готовой составной частью дворцового ансамбля. С 25 мая по 16 июня 1721 года в них уже смогла проживать царская супружеская чета. Руководители работ в Кадриорге менялись часто. Здесь по очереди трудились Гаэтано Кьявери (1689–1770), «механисты» — Антонио Алимари из Венеции и Джакомо Гаспари, «архитектуры студент» Григорий Небольсин и архитектурный подмастерье, в будущем блестящий зодчий Петербурга и Москвы Михаил Земцов (1688–1743). Его проекты впоследствии воплотятся в столице империи — Аничков дворец на Невском проспекте, дошедшая до нас Симеоновская церковь на Моховой, Троицкий собор на одноименной площади, отдельные здания Петродворца.

Под контролем Петра одновременно разбивался парк. Эстляндский генерал-губернатор князь А.Д.Меньшиков получил указание царя отобрать на территории между Ревелем и Нарвой деревья, которые могли бы подойти для украшения парка. Чтобы ускорить работы, решили пересаживать большие растения. Любопытна история названия ансамбля. Поначалу Петр I назвал его Екатериненталем (долиной Екатерины) в честь своей супруги. Затем на немецкий манер название трансформировалось в Катариненталь, позднее стало произноситься уже с эстонской окраской — Кадринталь, а уже потом окончательно — Кадриорг («орг» на эстонском языке — долина).

В год смерти императора (1725) парк не был еще готов. Екатерина I не проявила интереса к завершению строительства и больше в Ревеле не была. Окончательный облик ландшафта сложился только к 1731 году. Бывшая «аллея Дрентельна» стала главной осью парка, остальные ее производные — природный рельеф с тремя пологими склонами, красивая дубовая роща у моря, ручей в стороне города и плитняковый глинт Ласнамяги. Устройство парка подчинило природу геометрии. Сеть аллей, каналов, обрамленных стрижеными изгородями, напоминала сказочные сады Версаля, которые нравились российскому самодержцу. Нижний сад отличался сложной структурой. Параллельные аллеи, пересекающиеся под прямым или острым углом, были расположены относительно центральной аллеи по принципу зеркального отражения. В местах их пересечения оставили площадки для беседок, фонтанов, скульптур, скамеек и урн с цветами. По краям были вырыты каналы, облицованные каменными плитами. Через них перебросили мостики с воротами. Cад украшали 18 полукруглых беседок и множество скульптур. Для устройства каскадов и фонтанов из озера Юлемисте (Верхнее) провели канал. Сегодня в саду сохранился лишь рельеф местности.

 

Источник: Прибалтийские русские: история в памятниках культуры (1710–2010). – Рига: Институт европейских исследований, 2010.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.