Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Проклятый прибалтийский вопрос

Проклятый прибалтийский вопрос

29.03.2015

В газете «Рижский вестник» в 1927 г. писали:

«В основе общественного стремления и немцев, и латышей, и русских лежит особый принцип. Каждый из этих принципов определяется на основе того, как трактует себя и свою деятельность немец, латыш и русский.

Немец выдает себя за себя и стремится действовать только для себя. В этом и заключается и специфически-национальный принцип. Основывается этот принцип на сознании своего превосходства и силы и отличается прямолинейным эгоизмом. Сделать поэтому этот принцип общим и доминирующим принципом ни в коем случае нельзя.

Латыш выдает себя за другого и стремится действовать в интересах другого. Такого принципа держаться не только онемечившиеся латыши, выдающие себя за немцев и действующие в пользу немечества, но и те мечтатели о специально латышской самобытности, которые силятся трактовать латыша в смысле висящего в воздухе просвещенного европейца, приноравливая свою деятельность к этому заманчивому миражу.

В этом принципе можно видеть лишь измену и искажение своей национальности с эгоистическим служением ее худо скрытой подделке. Возводить такой принцип в общий принцип – просто напросто распространять частную фальшь в общую.

Наконец, что касается русского человека, то в чистом виде его жизненный принцип формулируется так: выдавать себя за себя, но действовать для другого.

Принципу этому соответствует и благородное самосознание, и нравственный альтруизм, но лишь в чистом его виде.

Нельзя сказать, чтобы число русских людей, осуществляющих этот принцип в его совершенстве, было очень велико.

Гораздо распространенней несовершенная практика этого принципа, находящая довольно широкое приложение, между прочим и в Прибалтийском крае.

В силу этой практики русские, не отказываясь от своей русской национальности, незаметно играют в руку своим соседям своей халатностью и попустительством.

Само собой разумеется, в таком виде русский прибалтийский принцип не смеет претендовать на общее признание.

В таком виде русский принцип до сих пор лишь содействовал процветанию прочих ненормальных принципов.

Но в своем совершенном виде русский принцип и есть именно тот принцип, на почве которого прибалтийские национальности могут прийти к примирению и достигнуть гармонии в своей жизнедеятельности.

С проведением в жизнь указанного принципа – и немцы, и латыши, и русские останутся сами собою, и никто не будет посягать на их природу и национальные особенности. А в то же время все гармонично будут действовать для взаимной пользы.

Так как означенный принцип прежде всего есть принцип русский, то русские прибалтийцы первые всем воочию должны показать благодетельность этого принципа. Оставаясь русскими людьми в полном смысле слова, они должны смотреть на прочих прибалтийцев не как на материал дурно понимаемой русификации, а как на ближних, мир и благоденствие которым они всячески должны стараться принести».


Источник: Рижский вестник. – 1902. - № 267.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.