Контекст

Арнольд Мери и Звезда Героя Советского Союза

5 декабря 2013
remove_red_eye  1993 0  

Об этом ходит много историй. На самом деле было так.  В июле 1941 г. рядом со штабом нашего корпуса раздались выстрелы. Подползаю к месту, где идет стрельба, и слышу страшные вопли. Представляю себе, что штыками расправляются с ранеными, потому что это невероятные, мучительные вопли. Потом слышу немецкую речь. Первая мысль: надо как можно быстрее добежать до штаба корпуса, потому что у штаба никаких окопов нет, бери их, так сказать, тепленькими, в земляночках.

Бросился назад. Добежал до радиомашин, потому что я-то за них отвечаю, и надо вывести их из-под удара немцев. Никакого нет, моторы прострелены. Бегу дальше в штаб, чтобы предупредить, что немцы идут.

Вижу, что у леса мечется большое количество наших ребят. Осмотрелся: вот на этой поляночке как раз и можно задержать наступающих немцев. Начал останавливать своих: все, кто тут мечутся, будут трупами, так что единственная возможность спастись – это немедленно начать отражать немецкое наступление. Кричу им, что тут ничего серьезного быть не может, потому что это какой-то немецкий десант, который пытается посеять панику… Человек тридцать  я сколотил и начал организовывать оборону. Заняли позицию. Среди тех, кого мне  удалось поймать, примерно треть были мои товарищи по службе в Эстонском корпусе, а две трети было новое пополнение, которое мы получили только в начале июня – 18 летние юнцы. Они винтовок еще не видели и ни разу даже не стреляли.

И тут появились немцы. Вышли на поляночку, автоматы на пузе, вправо-влево стреляют. Мы прицельным огнем скосили тех, которые вышли первыми, отбились. И тут у нас такое веселое дело пошло: через каждые 15-20 минут новая попытка пройти – и мы опять перебиваем тех, кто выходит на эту полянку.

Примерно минут через сорок мы оказались под минометным огнем. Для меня это было большой неожиданностью, потому что по моим представлениям того времени воздушный десант никак не мог иметь с собой минометы.  Это было совершенно ложное представление.

Потом меня ранило в ногу двумя осколками: один раздробил коленный сустав, другой застрял повыше, в мягких тканях. Надо было перевязать раны. Я в очередной раз полез за патронами, нашел одного парня из нашего батальона, Кульмана, и спросил: «Нет ли у тебя перевязочного пакета?» Он сказал: «Есть, сейчас дам». Начал из кармана вытаскивать перевязочный пакет, а тут рядом с нами разорвалась очередная мина: меня ударило в грудь осколком, а его – в ногу. Он говорит: «Все, теперь мне пакет самому понадобится».

У нас уже было довольно много раненых. Наш огонь ослаб, я подумал, что теперь уже все – немцы пройдут. О том, успел ли эвакуировать штаб корпуса, я имел никакого  представления. Но тут с тыла подошел старший политрук радиороты Клименко с двумя бойцами и говорит: «Ага, это вы, значит, тут держитесь? Ну, за этот сектор я могу быть спокоен, пойду дальше смотреть, есть ли еще где какие-нибудь обороняющиеся». Он был ранен двумя пулями, все плечо залито кровью.

И когда я ждал следующей атаки, сзади вдруг появился батальон курсантов… Немцы не стали принимать бой, разбежались.


Источник: Арнольд Мери: последний эстонский герой. – Таллин:Impressum; SKP Media, 2010. – C. 46-48

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up