Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Греция — это только начало?

Греция — это только начало?

06.07.2015  // Фото: http://vsdn.ru/

«Дайте мне денег или я застрелюсь». Эта обложка немецкого Хандельсблатт очень точно отображает атмосферу, царяющую в дружной семье европейских народов. За несколько дней до чрезвычайного греческого референдума немцы в присущей им жесткой манере указывают Греции на её место. Что, разумеется, не могло не вызвать ответной реакции. Греческие блоггеры тут же извлекли на божий свет вот эту фотографию. Дескать, Меркель может гордиться своим прошлым.

На фото, правда, не Греция, а работа зондеркоманд в СССР, но суть понятна: «Господа, вы — звери». «А вы — клоуны», — включается в перебранку итальянская «Панорама», публикующая на своей обложке фотографии греческого премьера и министра финансов с накладными носами. Желание соседей объявить Грецию "Пациентом Европы" — есть такой термин на Западе еще со времен Крымской Войны — вполне объяснимо и полностью соответствует современным нравам. 

Лучшее лекарство для пациента — голод. Или эвтаназия. Проблема в том, что отселить Грецию в хоспис, ампутировать и вышвырнуть за борт — не получится. 

Да, Греция — слабейшая часть европейского организма, но поражена-то не только Греция. Италия, Испания, Португалия, Прибалтика, Восточная Европа, да даже Германия с Францией — экономическая депрессия касается всех. Долговая порука касается всех. "Пациент Европы" теперь — вся Европа. Учитывая то, что США готовятся поженить её на себе с помощью нового торгового соглашения, состояние невесты не может не вызывать опасений.

У нас, в России, особенно среди представителей креативных профессий, встречается злорадно-уничижительное отношение к грекам. Мол, сами виноваты. Надо было не лениться, а работать. Ну, как немцы. Ну или хотя бы как мы, да? 

Логика свинская — словно наши домашние "экономисты" молятся не тем же богам, что и греческие! 

Чья бы корова мычала. Давайте посмотрим на греческую трагедию с более близкого расстояния.

Д.Пателис, преподаватель технического университета Крита:

"Образование разрушается, здравоохранение разрушается. Последствия такой политики хуже, чем прямые военные действия".

Димитриос Пателис — преподаватель местного университета. Он везет нас по тем районам Афин, куда редко заглядывают иностранные журналисты. Это рабочие кварталы. Мало кто помнит, но до вступления в Евросоюз у Греции были и своя промышленность, и свое сельское хозяйство. В угоду Брюсселю и международной олигархии она отказалась от них, превратившись в общеевропейскую гостиницу и фильтрационный пункт для нелегальных мигрантов из Азии. 

У Греции по-прежнему крупнейший в мире торговый флот. Но хозяева-судовладельцы живут в Лондоне, а собственность зарегистрирована в офшорах. Туда, где раньше кипела работа, пришла нищета.

Здесь был цементный завод... Здесь были верфи — теперь на стапелях только чья-то одинокая яхта... Здесь был принадлежавший государству порт — он приватизирован и продан иностранцам... Здесь был химический комбинат...

Д.Пателис, преподаватель технического университета Крита:

"Все это — политика мировых центров силы, транснациональных корпораций".

Это и есть светлое европейское завтра. Завтра для избранных. И Украина, и Россия увидят в нем много знакомых черт. 

Афинская Рублевка. На каждом заборе — "Осторожно, злая собака". Здесь не хотят выхода из Еврозоны и поговаривают о своем Майдане. А вот Нерублевка. Тут все по-другому. 

Первая жертва кризиса — это всегда умеренность. Общество разделяется на крайне левых и крайне правых. Посередине никто не усидит. Греческие правые и ультраправые — прямые наследники созданного ЦРУ режима черных полковников — мечтают о реванше. Внешне они изменились. Сегодня они даже критикуют банковский интернационал и клянутся в симпатиях к России. У нас находятся наивные люди, которые этому верят.

Память о диктатуре черных полковников слишком сильна в греческом обществе. Проамериканская хунта пришла к власти в апреле 67-го года. Это была классическая латиноамериканская хунта, хотя до событий в Чили оставалось еще 6 лет. В чем особенность хунты?

Хунта изображает заботу о традиционных ценностях, но при этом полностью управляется извне. Первое, что она делает — запрещает компартию. Второе — передает национальные ресурсы иностранным корпорациям.

В этом смысле между чилийским Пиночетом, греческим Попадопулосом или украинским Порошенко нет никакой разницы. Вот классический пример из жизни черных полковников. Спор греческого посла с президентом США Линдоном Джонсоном по поводу ситуации на Кипре.

Фрагмент из книги У.Блума «Убивая надежду»:

Л.Джонсон: "Послушайте-ка, господин Посол. Мне п... ваш парламент и ваша конституция. Америка — это слон. Кипр — это муха. Если мухи будут досаждать слону, он просто пришибет их хоботом. Мы даем грекам немало американских долларов. Если ваш премьер будет читать мне лекции о демократии, парламенте и конституции, он сам, его парламент и его конституция просуществуют недолго".

Вот так. «Демократия — это я». И если греческие власти, которые, якобы, проявляют строптивость сегодня (хотя всего их упрямства хватило лишь на то, чтобы потребовать у Евросоюза незначительных уступок — даже по вопросу санкций против России они беспрекословно поддержала Брюссель), так вот если греки решили встать в позу — тем хуже для греков. «Возможен ли в Афинах новый 67-й?», — то ли намекает, то ли задается вопросом журнал Шпигель. Когда военным задерживают зарплату, они сами могут прийти в банк. 

Цитата из статьи, опубликованной в Шпигель:

"Согласно утечкам, предложения Ципраса по снижению расходов предполагали сэкономить 200 миллионов евро на финансировании армии в 2016 и вдвое больше — в 2017 году. Как только эти слухи достигли Министерства обороны, реакция была предсказуема. В войска якобы поступил приказ уничтожить секретные документы и паковать вещи. Ципрасу пришлось лично встречаться с министром обороны, чтобы опровергнуть эти слухи".

А вот газета Таймс цитирует неназванного, но очень влиятельного немецкого политика. Никакой помощи Греции, пока не сменится правительство. Мытьем или катаньем.

Цитата из статьи, опубликованной в Таймс:

"Греция не получит ни цента, пока Алексис Ципрас и Янис Варуфакис находятся у власти, потому что Германия заблокирует любую сделку с новым правительством. Влиятельный немецкий консерватор сообщил, что Христианско-демократический союз Ангелы Меркель и его союзники не допустят никакой поддержки для греческого руководства, которое они называют «коммунистами». Более того, источник сообщил о планах Евросоюза сместить господина Ципраса и его левую Сиризу вне зависимости от результатов выборов 5 июля".

Мир с интересом и даже с каким-то садистским удовольствием наблюдает за страданиями греческого Прометея. 

Но это — интерес к пожару в соседней квартире. Кто пострадает, если вслед за первым греческим дефолтом последует полномасштабное банкротство? 

Этим вопросом задается агентство МаркетУотч. И само же отвечает. Это Евросоюз, идея создания которого будет дискредитирована. Это МВФ, чья репутация будет окончательно испорчена. Это лично Ангела Меркель. Но разве только они?

Греция показала, что поезд истории сходит с накатанных рельсов. Все прогнозы — условны. Все аналитики — смешны. История — хитрая баба, на неё не так просто накинуть хомут. В своем годовом отчете 28 июня Базельский Банк Международных расчетов заявляет о глобальных рисках охватившей весь мир эпидемии долгов.

И вот уже индекс Шанхай композит падает за 2 недели на 24%, а китайские государственные СМИ начинают рассуждать о глобальной финансовой войне, которую против Пекина развязывают международные спекулянты. Сразу после того, как Китай и Россия открывают азиатский банк инфраструктурных инвестиций. 

Что дальше? Куда будет продавать немецкие автомобили Ангела Меркель, если рухнет и азиатский рынок? Как будет выглядеть апофеоз неолиберализма? Финансовые площадки превращаются в подмостки для античной трагедии.

Цитата из статьи на Файнэншел Таймс:

"Сегодня у всех ощущения, как будто надвигается последний день Помпеи. Все спрашивают — когда же начнется извержение вулкана? — описывает ситуацию один высокопоставленный банкир, ссылаясь на древнеримский город, погребенный под слоем пепла в 79 год нашей эры после извержения Везувия. — Никто не знает, что дальше. Похоже, у нас есть еще какое-то время, но оно не бесконечно".

 Если боги хотят наказать человека, они лишают его разума. Эти слова неизвестного древнегреческого драматурга — идеальный диагноз для сегодняшней транснациональной олигархической элиты — греческой, американской, немецкой, российской — любой. С той оговоркой, что значительная часть этих людей никогда разумом и не отличалась. Так что им теперь в буквальном смысле нечего терять.



Автор: Константин Сёмин - журналист, документалист, ведущий передачи "Агитпроп" на канале Россия 24, лауреат фестиваля DocChallenge, номинант премии Emmy.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.