Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Главный урок Украины: любая гражданская распря — производная от экономики

Автор: Константин Сёмин

Главный урок Украины: любая гражданская распря — производная от экономики

14.10.2014  // Фото: expert.ru

В конце сентября американский журнал National Interest выпустил любопытный альманах: "Цена Новой Холодной Войны. Российско-американская конфронтация из-за Украины". В сборнике представлены статьи нескольких политологов, в которых те предлагают сценарии развития событий и анализируют возможные потери конфликтующих сторон. Широкая российская аудитория вряд ли обратит на все это внимание. А стоило бы.

Вот инсайдерской информацией — с нашей стороны — делится некто Игорь Юргенс, президент еще недавно считавшегося флагманским Института современного развития, президент Всероссийского союза страховщиков:

Игорь Юргенс:

"Санкции не подрывают стабильности российского политического режима. Напротив, персональные санкции способствуют начатой Путиным мягкой национализации элит.... Для той части российского общества, которая недовольна чиновниками правительства, такие санкции — своеобразное дополнение к их радости по поводу аннексии Крыма. То есть, Россия не только получает Крым, но радуется тому, что страдает ненавистная элита."

К этой ненавистной элите господин Юргенс, судя по всему, относит себя, иначе как объяснить употребление им вполне однозначного по эмоциональной окраске и смысловому наполнению термина "аннексия"? То есть, еще раз — чтобы было понятно — в марте, по мнению таких как Юргенс, Россия Крым не защитила, а аннексировала? Так что ли? И это слова человека, обладающего, условно говоря, привилегированным статусом. Еще недавно юргенсовский ИНСОР разрабатывал концепцию нацпроектов. Впрочем, слово аннексия — далеко не единственный перл из доклада. Вот — целый хит-парад либеральных озарений:

Игорь Юргенс:

"- Хотя аннексия Крыма создает локальные вызовы для России, они тем не менее становятся все сложнее. Базовые условия для Крыма значительно ухудшились в марте.

- Европейский выбор Киева означал некоторые потери для России, но Москва сделал все, чтобы их максимизировать.

- В США и Европе привыкли считать, что хотя Боинг сбили сепаратисты, настоящий заказчик — все-таки Кремль.

- Россия противостоит экономическим машинам США и Европы с их 800 (восемьюстами) миллионами человек по обе стороны Атлантики. Производя всего 2% мирового ВВП, Россия вряд ли может выиграть этот боксерский поединок.

— Внутри страны Путин будет стараться сплотить элиту и население вокруг идеи осажденной крепости.

- От жестких санкций пострадают ориентированные на Запад космополиты внутри России. Российская прозападная экономическая элита не может процветать в изоляции от мира и Запад это должен понимать. Неоконсерваторы-изоляционисты в окружении Путина и так влиятельны. Политика кнута, без использования пряника, приведет к усилению изоляционистов в элите и среди населения."

Юргенс на этом не останавливается. Следуя лучшим традициям жанра доносительства, он по сути "сдает" иностранцам своего коллегу — экономиста Глазьева — со всеми его антикризисными предложениями. В представлении Юргенса Глазьев — серый кардинал российского изоляционизма.

Если же коротко, смысл этого подметного письма либералов на Запад — "сделайте что-нибудь, а то нас тут всех передавят". Или так — "Запад должен договариваться с Россией, а то это сделает Китай." И тогда "нас тут точно всех передавят". Какие знакомые интонации!

Герман Греф (из выступления на инвестиционном форуме «Россия зовет!»):

"Когда мне говорят, что курс пошел вниз, я вздрагиваю. Потому что каждый думает о своем, а я-то сижу полностью на импортном продукте? Ладно, я готов не есть... (смех в зале) ... Но я уже сегодня не могу без благ цивилизации... Нельзя мотивировать людей как в СССР - ГУЛАГом. Эта мотивация недолгая и она ломается. Люди не могут создавать творческие продукты в условиях, когда у них есть непонимание текущей экономической политики и бизнес-климата. Сегодня у нас среди бизнеса самое популярное заявление - не заявление на открытие бизнеса, а заявление на выезд."

Вот бы посмотреть на эти заявления? Нет, серьезно, когда же мы дождемся, наконец, этих заявлений от либерал-реформаторов, усилиями которых, собственно, и созданы сегодняшние диспропорции в экономике? Юргенс вот рапортует о большом корпоративном долге, но разве не либералы заставляли отечественный бизнес ползти за кредитами на Запад, поскольку отечественные доллары надо было непременно изъять и вложить в американские бумаги — так боролись с инфляцией? Так чего же вы жалуетесь на госуправление? Вы и есть — госуправление.

И если, по мнению Грефа, полет Гагарина связан исключительно с ГУЛАГом, то что мешало грефам в отсутствие ГУЛАГов предъявить хотя бы одного Гагарина?

Но вернемся к публикации в National Interest. Журнал этот хоть и создавался когда-то американскими ястребами-неоконами, с некоторых пор считается площадкой для так называемых реалистов. И какие же варианты событий предлагают нам заокеанские реалисты? Послушаем Тома Грэма — специалиста по России из окружения "реалиста" Киссинджера:

Томас Грэм (управляющий директор Киссинджер Ассошиэйтс):

"Если российско-американские отношения продолжат ухудшаться, США скорее всего, будут:

— Краткосрочно: сдерживать агрессивные устремления России и принуждать ее поддержать политическое решение, приемлемое для правительства Порошенко;

— Среднесрочно: ограничивать российское влияние и способности к экспансии, как в ближнее зарубежье, так и в Европу;

— Долгосрочно: Поощрять внутренние конфликты в России в надежде на ослабление сегодняшней власти или ее свержение."

Поощрять внутренние конфликты. Интересно, Юргенс согласен? А может быть, он уже участвует? Ну все понимают, какие конфликты. В первую очередь речь о "межнациональной дружбе", выплескивающейся на улицы российских городов то в массовых драках, то в овощных погромах. Это питательная среда одновременно и для национализма, и для религиозного экстремизма. Голубая мечта наших международных партнеров — стравить мусульман с националистами и довести до состояния Сирии или Украины.

Но давайте задумаемся — а вот откуда, к примеру, взялась нелегальная миграция?

Нет ли и здесь заслуги единомышленников господина Юргенса? Сверхдоходы от экспорта сырья при либеральной модели уходят либо в заграничные активы и предметы роскоши, либо в недвижимость. Бетонные коробки по всей стране не решают жилищный вопрос, а в значительной степени служат лишь способом вложить сырьевые деньги. Да, элитные новостройки и коттеджные поселки вместо колхозных полей надежнее банковского депозита. Но строительный сектор раздувается и требует притока дешевой рабочей силы. И вот из Средней Азии, где войны и либеральные реформы уничтожили остатки советского промышленного потенциала, является армия гастарбайтеров. Бороться с ней проверками и депортациями — то же самое, что носить воду в решете или детской лопаткой останавливать снежную лавину. В сытые столицы людей гонят голод и безработица. В сытых столицах есть еда и работа. Либеральный экономический курс сделал гастарбайтерами не только таджиков и узбеков. У нас внутренних гастарбайтеров не меньше, чем иностранных. Еще бы — если средняя зарплата в Дагестане 12256 рублей. А западно-ориентированный бизнес требует хорошего инвестклимата и не желает вкладываться туда, где при кровавом ГУЛАГе было построено шесть гидроэлектростанций, где на одном заводе Дагдизель работало 11 тысяч человек.

Либеральная модель сделала Москву спасательной шлюпкой, в которой пытается уместиться целая страна — от Владивостока до Калининграда, не говоря уж о бывших союзных республиках.

Эта шлюпка никуда не поплывет. А вот разжечь внутренние противоречия в такой обстановке не так трудно. С одной стороны этому поможет ваххабитский проповедник, с другой — зигующий националист. А с третьей — американский "реалист", благосклонный и к ним обоим. Главный урок Украины: любая гражданская распря — производная от экономики. Обеспокоенный тон господина Юргенса дает надежду — мы наконец-то начинаем это понимать.



Автор: Константин Сёмин - журналист, документалист, ведущий передачи "Агитпроп" на канале Россия 24, лауреат фестиваля DocChallenge, номинант премии Emmy.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.