Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Лучше быть, а не казаться

Лучше быть, а не казаться

28.06.2013

А собственно, каково положение стран Прибалтики в системе российских внешнеполитических и внешнеэкономических приоритетов? Определенный интерес представляют с этой точки зрения доклады СВОП и ряда родственных структур. Анализ вышеупомянутых документов свидетельствует: страны Прибалтики неуклонно теряют для России свое значение.

Период, когда Россия была готова сделать первый шаг и предложить взаимовыгодный диалог даже ценой уступок, закончился.

Однако аналитические доклады фабрик мысли это еще не государственная политика. Посмотрим на эволюцию Концепций внешней политики России. Первая принята в 1993 году. Последняя - в 2013 году. Двадцать лет это уже не только политика, но и история. В Концепции–1993 странам Прибалтики посвящено полторы страницы, столько же - отношениям с США. С доброжелательностью апостола Павла и упорством китайского крестьянина авторы предлагают сотрудничество в экономике и политике.

А в Концепции–2013 стран Прибалтики нет. Регион Балтийского моря есть, а их нет, просто нет, пустое место, страница перевернута и забыта. Зато Австралия - есть.

Теоретически на фоне крушения политических и экономических стереотипов еще возможен поворот стран Балтии от одновекторной внешней политики к ее многовекторной модели — обращение к потенциалу традиционных географически-исторических связей. Такой вариант развития событий представляется возможным, т.к. в дипломатии никогда не говорят «никогда». Однако в настоящее время, как писал А.Мошес, Россия для политических элит стран Прибалтики остается «…внешним, чуждым для Европы государством – сибирской Нигерией или Алжиром» соответственно «логичным становится проведение по отношению к ней эгоистичной политики, сводящейся к получению доступа к ее источникам сырья и транзитным путям, лишению страны естественных конкурентных преимуществ и одновременным мерам по ограждению себя от возможных рисков в сфере «мягкой безопасности»».

Какие выводы следует сделать российской дипломатической службе, с нашей экспертной точки зрения?

Российская политика в текущих условиях не должна реагировать на незначительные изменения внешнеполитического курса наших соседей. Следует, конечно, приветствовать отдельные шаги наших партнеров, направленные на корректировку и решение наиболее острых проблем. К примеру, постепенное движение Эстонии к ратификации пограничного договора на заранее согласованных условиях. Тем не менее, следует видеть то, что это лишь нюанс, тогда как общая линия эстонской политики направлена в другую сторону. Именно поэтому мы не должны частный случай принимать за тенденцию, не следует делать масштабных выводов.

Еще раз подчеркну: эпоха компромиссов по принципиальным позициям в политике и экономике прошла.

Особо следует отметить то, что предстоящее председательство Литвы, безусловно, имеет значимый элемент интриги.

Во-первых, для любой страны это паблисити, а для малого государства - тем более. Появляется возможность провозгласить новый курс, тем более что старый себя дискредитировал.

Во-вторых, председательство Литвы в Европейском союзе может способствовать интенсификации диалога между Россией и объединенной Европой в целом. Диалог в этом период может стать более интенсивным, хотя по-прежнему проблемным. Не исключено и то, что Литва «придерживает в резерве» позитивные инициативы в российско-балтийских и российско-европейских отношениях. Впрочем, верится в это с трудом.

В-третьих, в странах Прибалтики наблюдается определенная консервация политических элит, партий, партийных программ и идеологий.

Идет демографическое обновление электората. Уже голосует «молодежь» 1981-1995 гг. рождения, не помнящая СССР. Для нее Россия как коммунистическая «империя зла» это просроченный электоральный продукт, на такое они уже не покупаются.

В-четвертых, несмотря на масштабные усилия ряда политиков (а в особенности литовских консерваторов и эстонских реформистов) версия о тотальной ответственности России буквально за всё (вплоть до состояния районной больничной кассы и уровня штрафов за нарушение правил дорожного движения) уже не работает. Пальцем на соседа показывать, конечно, удобно, но если делать так всегда, то очень скоро перестанут верить, причем свои же.

В-пятых, четко определились финансовые перспективы в рамках ЕС, причем нашим соседям ясно то, что на увеличение дотаций рассчитывать нельзя, а вот на секвестр - можно.

В этих условиях ресурс прагматичной восточной политики получает определенные шансы на реализацию в Риге (особенно если учесть возможную смену правительства в Латвии в 2014 году), менее вероятно в Вильнюсе и Таллине.

В этом отношении даже Латвия с ее проблемами неграждан для России более интересна, чем Литва. Последний пример – в начале июня министр промышленности РФ Д. Мантуров открыл в Елгаве предприятие Уралвагонзавода с объемом инвестиций свыше 40 миллионов долларов. На церемонии был не только посол России. Присутствовал президент Латвийской республики... А литовские политики в том же июне устами премьер-министра Буткявичюса признались: видимо, политика перезагрузки отношений с Россией не сработала.

По этому поводу могу сказать только одну ремарку: лучше быть, а не казаться. В данном случае Литва после прошлогодних выборов в Сейм пыталась казаться дружелюбной по отношению к России, но лишь на словах. А на деле только за текущий июнь был сначала отчет Департамента госбезопасности Литвы, потом послание Сейму президента Грибаускайте, потом настоящая кампания в СМИ – и все это содержало простую мысль: Литва это осажденная нация, а враг – у ворот. Отмечу, это все происходило за несколько недель до того, как Литва формально возглавит Европейский союз.

Стали ли эти настроения, тот месседж, с которым Литва занимает этот пост до конца года, неожиданными для России? Сомневаюсь. Думаю, уже давно понятно: главная проблема Литвы это отнюдь не Россия, которая спокойно реализует масштабные проекты с ведущими странами мира, лидерами глобальной экономики от Австралии до Германии. Главная проблема Литвы – это русофобская элита, которая, увы, доминирует почти 25 лет (с небольшими исключениями в партийно-политическом спектре и хронологии). С таким подходом будущего у наших отношений нет. 



Автор: Николай МЕЖЕВИЧ, профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.