Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Понедельник
05 Декабря 2016

Вспоминая Бориса Березовского в Латвии

Вспоминая Бориса Березовского в Латвии

25.03.2013

Влияние опального российского олигарха в 2000-е годы в странах Балтии было огромным…

Никто сейчас в Латвии и не вспомнит, когда официально или полуофициально Борис Абрамович посетил Латвию впервые (рассказы про то, как все ездили в Юрмалу в советские годы и любили этот курорт – не в счет). Известно, что неофициально в прессу Латвии информация о визитах Березовского начала просачиваться в самом конце 1990-х годов. Здесь любил бывать он, сюда ездила его третья супруга Лена (один раз на частном самолете даже прилетела в Ригу только для того, чтобы сфотографироваться для местного женского журнала «Лилит»).

Однако в преддверии парламентских выборов 2002 года о Березовском в Латвии начали говорить открыто. Ему, талантливому математику (все-таки был член-корром РАН!), своим избранием в парламент Латвии в 2002 году – а, по сути, и своим триумфом – обязан Союз зеленых и крестьян. Их предвыборная политическая реклама впервые перестала быть такой советской. Развешанные по Риге портреты «зеленых локомотивов» – бывшего премьер-министра Вилиса Криштопанса и бывшего на тот момент министра экономики Ингриды Удре – поражали своим стилистическим сходством с лучшими образцами западного политического пиара.

Сыграли свою роль не только и не столько деньги Березовского, сколько его друзья-израильтяне, переехавшие в Ригу и возглавившие рекламную кампанию Союза зеленых и крестьян. 

В это время и сам Березовский несколько раз посещал Латвию инкогнито с частными визитами и помимо прочего встречался с латвийскими ныне опальными олигархами – мэром Вентспилса Айваром Лембергсом и бывшим премьером Андрисом Шкеле. Избрание не только в Сейм, но и спикером Сейма по итогам выборов 2002 года Ингриды Удре, широко представленная фракция СЗК – это тоже Березовский в Латвии.

Кстати, Ингрида Удре позднее всегда была благодарной Березовскому. Когда тот под именем Платон Еленин в британском паспорте прибыл в Латвию в 2005 году, его уже вовсю разыскивал по просьбе России Интерпол, и в Генеральной прокуратуре Латвии лежал международный ордер на арест Березовского. Встреча с бывшим замсекретаря Совбеза России была тогда смерти подобна для латвийского политического истеблишмента. Но именно в этот момент спикер парламента Удре приняла в Риге олигарха и говорила с ним довольно долго – два часа. В такой же аудиенции ему не отказал и тогдашний глава МВД Эрик Екабсонс. Глава того самого министерства, которое должно было выполнить просьбу Интерпола о задержании и выдаче России Бориса Березовского.

Генеральная прокуратура выступила с официальным заявлением о том, что предпримет все усилия в поимке беглого олигарха только в тот момент, когда частный самолет Березовского, оказавшись в воздухе, уже взял курс на Лондон.

Тогда Борис Березовский, прилетев в Латвию в начале 2005-го, был уверен, что Латвия его России не выдаст вообще. И первоначально планировал провести в этой балтийской стране две недели. Израильское посольство в Риге гарантировало олигарху надежную физическую охрану, а латвийские политики – атмосферу предстоящих бесед. В чем было не отказать доктору физико-математических наук – это в умении выстраивать отношения с людьми и в последующем умении эти отношения конвертировать в неплохой финансовый капитал. Увлеченность тогдашнего президента Латвии Вайры Вике-Фрейберги семьей Бушей была в тот момент фантастической (тогда президентом США был Джордж Буш-младший, Рига уже пережила саммит НАТО с участием главы Америки и жила в предвкушении отдельного рабочего визита президента США в Латвию). Зная это, Березовский привез с собой в Ригу самого младшего из братьев Бушей – Нейла. Он показал, что давно знаком с ним, и что сам Борис Березовский заинтересован в продвижении продукта программного обеспечения одной из компаний Нейла Буша, которая позволила бы латвийским школьникам – внедри эту программу в школе – успешно осваивать многие естественнонаучные предметы. Вайра Вике-Фрейберга тогда несколько часов говорила в своей резиденции с Нейлом Бушем…

Оставил Борис Березовский свой след и в блестящей журналистской карьере нынешнего мэра Риги и лидера крупнейшей и самой популярной партии в Латвии «Центр согласия» Нила Ушакова. 

Сверхпопулярное по количеству зрителей предвыборное шоу «Русский вопросЪ» на местном русскоязычном канале TV5 десять лет назад финансировалось основанным Березовским «Фондом гражданских свобод». Оно выходило в эфир осенью 2002 года в преддверии парламентских выборов. В нескольких сериях многочасовых дебатов политики от ультраправых до ультралевых впервые публично отвечали именно на «русские вопросы» Латвии: массовое безгражданство, отношения с Россией, положение русского языка, события 1940 года в истории Латвии и России.

Во время скандального – и, как выяснилось, последнего – визита Березовского в Ригу в 2005 году Ушаков и Березовский оказались лицом к лицу. Березовский – как участник брифинга и друг Нейла Буша. Ушаков – как собственный корреспондент российского государственного информагентства ИТАР-ТАСС. «Вам не страшно иметь дело с тем, кого в России обвиняют в преступлениях и разыскивают по всему миру?» – спросил Ушаков у Нейла Буша. «Молодой человек, здесь не Россия, а демократическая Латвия», – ответил тогда Ушакову вместо Буша Березовский. Никто в тот момент и не вспомнил, что перед Березовским стоял автор того самого популярного ТВ-шоу «Русский вопросЪ».

К середине 2005 года Березовский и не скрывал, что имел прямой интерес к средствам массовой информации Латвии. Документально подтверждено, что, начиная с июля 2005 года и почти до середины 2007 года, Березовский по прямой цепочке через принадлежавшее ему предприятие TV Berlin владел 30 процентами акций латвийского русскоязычного телеканала TV5. Совладельцем канала тогда был банкир Валерий Белоконь (который с братом Вилорием сохранили до конца добрые отношения с олигархом), а генеральным директором канала тогда стал проработавший до начала 2012 года гражданин Израиля и многолетний житель Латвии Михаэль Шейтельман. Неизвестно доподлинно, что потом связывало Шейтельмана и Березовского, однако уже после увольнения с рижского TV5 Шейтельмана часто видели в лондонском офисе Березовского и не менее редко – на 5,5-миллиардном судебном процессе «Березовский против Абрамовича».

Березовский, каждый шаг которого обрастал мифами и легендами, казался латышскому истеблишменту неизмеримо большим политиком, дерзнувшим бросить вызов Кремлю, а потому обладавшим непререкаемым для прибалтов моральным авторитетом. Тот факт, что Латвия в его бэкграунде – это транзитная точка на карте, «just business, nothing personal», так и не был ими осознан. И вряд ли уже будет: дела Березовского в Латвии скоро забудутся, как уже стерты из памяти вчерашние словесные баталии в поисках ответа на «Русский вопросЪ»…



Автор: Андрей МАМЫКИН, журналист, Латвия, специально для RuBALTIC.Ru

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.