Экономика Экономика

Из-за налогового хаоса в Латвии стремительно закрывается бизнес

Источник изображения: czn-kaliningrad.ru
  17372 0  

В 2016 году в Латвии было ликвидировано 12,2 тыс. предприятий, открыто – 11,2 тыс. За 10 дней наступившего года зарегистрировано 178 компаний, закрыто – 323. И это при плюсовой, пусть даже и замедлившейся динамике роста ВВП. Непоследовательная и сумбурная налоговая политика латвийских законописцев часто не оставляет иного выбора, кроме как разогнать трудовой коллектив и попрощаться с бизнесом.

Последний раз число закрытых фирм в Латвии превышало число новосозданных в кризисном 1998 году. Даже во время недавних экономических потрясений 2008–2010 годов это сальдо оставалось положительным. Как же так? Из кризиса, если верить правящим, вылезли, а число хозяйствующих субъектов сокращается рекордными темпами.

Причин достаточно, и не все они лежат в плоскости экономики. Так, например, росту числа ликвидированных предприятий способствует активная работа Службы госдоходов (СГД), ведущей чистку государственных регистров. Фискальные контролёры заставляют бизнесменов перестраховываться и закрывать фирмы, прозрачность работы которых они обеспечить не могут. Так, от греха подальше – могут ведь и прийти с проверкой.

Служба государственных доходов ЛатвииСлужба государственных доходов Латвии

Активность СГД вынуждает ушлых дельцов отказываться от практики, когда предприятия оформляются на бездомных, на фиктивные адреса. Новый регистр неблагонадёжных лиц позволяет эффективнее выявлять такие недобросовестные случаи. В подобном контексте сокращение числа компаний, бесспорно, оправданно. Полезная и необходимая санитарная чистка бизнес-среды. 

Но не всё столь позитивно. Закрываются не только «плохие» предприятия и не только по причине хорошей работы СГД.

Слушая оптимистичные истории провластных экономистов, не стоит забывать, что Прибалтика по-прежнему остаётся среди наиболее пострадавших от санкционного противостояния России и Запада государств. За пару последних лет экспорт каждой из Прибалтийских республик на рынок восточного соседа сократился более чем на 10%. Сильнее других досталось аграриям. В 2016 году доходы зерноводческих хозяйств упали на 20%, а по сравнению с 2014 годом – на все 40%, свидетельствуют расчёты Крестьянского сейма Латвии. За сухими цифрами уволенные работяги, недополученные доходы, новые трудовые мигранты и, опять же, закрывшиеся предприятия.

Малоприятную тенденцию подстёгивает опережающий рост доходов, обходящий на несколько десятков шагов рост производительности труда. Когда производительность труда растёт на 4%, а минимальная заработная плата – в два раза быстрее, то предприятия, особенно занимающиеся в регионах несложным кустарным производством, несут потери. Конечная продукция дорожает, теряет в конкурентоспособности. Компании оптимизируют деятельность, чтобы выжить. 

Причём на практике такая оптимизация связана вовсе не с повышением производительности, но в первую очередь – с сокращением штатов. Если не помогает – прощание с рынком либо уход в теневой сектор хозяйствования.

Но ведущей причиной сворачивания предпринимательства в Латвии всё-таки выступает налоговая политика. Точнее, отсутствие налоговой политики и её подмена «танцами с бубном у костра» и резкими невнятными движениями, лишающими бизнес всяческой возможности планирования. В эту проблему латвийских законописцев год от года тыкают носом разные международные организации, оценивая инвестиционную привлекательность республики. Тщетно. Казну надо наполнять, и поэтому сбор налогов начинает походить на государственный рэкет.

Марис КучинскисМарис Кучинскис

Яркий тому пример – разыгравшаяся в конце 2016 года эпопея с налогом на микропредприятия. Латвийский премьер Кучинскис, вопреки предвыборным обещаниям, пытается протащить в бюджетном пакете поправки, упраздняющие льготный режим для мелких дельцов-кустарей. Сейм одобряет, общественность негодует. Президент Вейонис возвращает поправки обратно в парламент на пересмотр. В итоге льготный режим сохранён, но повышен налог: с 9% до 15%. За пару месяцев такой законотворческой тягомотины государство недосчиталось нескольких тысяч микропредприятий. В наступившем году их ликвидация продолжится. Вот он, конкретный осязаемый результат некачественной работы латвийских законодателей.

Что говорить о кустарях, если даже гиганты по меркам прибалтийского рынка более не могут продолжать работу в подобных условиях. 

«Давление государства на национальный бизнес растёт. Повышаются налоги, вводятся новые пошлины, дорожает электроэнергия», – сухо сообщили в правлении Severstal Distribution, анонсировав уход из Латвии. Всё просто: стало невыгодно.

Ничего удивительного, что и другие иностранные инвесторы в такой ситуации скорее покидают Латвию, чем «находят» её. Так, по подсчётам компании Lursoft, в 2016 году объём накопленных прямых иностранных инвестиций в Латвии сократился на 211,59 млн евро. Предприниматели и раньше плевались от непредсказуемой налоговой политики прибалтийской республики; в конце прошедшего года та достигла апогея своей непредсказуемости. Несмотря на относительную макроэкономическую стабильность в стране, многие бизнесмены ликвидируют или переносят своё дело в более дружелюбное место, не желая ставить себя в полную зависимость от латвийского законотворческого хаоса в вопросах налогообложения.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up