Экономика Экономика

«Северный поток — 2» повысит энергобезопасность ЕС

Источник изображения: ria.ru
  2168 0  

Во время визита президента Литвы на Украину в конце прошлой недели стороны договорились объединить усилия по саботажу прокладки газопровода «Северный поток — 2» по дну Балтийского моря. О том, как реализуется этот проект, и о шансах ему помешать аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь ЮШКОВ:

— Г‑н Юшков, на какой стадии находится проект «Северный поток — 2»?

— Проект форсированно реализуется «Газпромом». Он закупил трубы и фактически уже готов приступить к трубоукладочным работам, чтобы проложить две нитки до конца 2018 года. Компания вполне может уложиться в сроки, если не возникнет никаких чрезвычайных ситуаций. Во всяком случае, сейчас нет никаких запретов на строительство газопровода.

Игорь ЮшковИгорь Юшков

Была решена основная финансовая проблема. Изначально предполагалась классическая схема наподобие той, что была в «Северном потоке — 1»: имеется компания — собственник морского участка, в чей капитал с контрольным пакетом входит «Газпром», остальное распределяется между европейскими партнерами. Но создание совместного предприятия заблокировала Польша.

Стороны искали выход из ситуации и пришли к выводу, что по крайней мере на нынешнем этапе «Газпром» будет единоличным собственником морского участка, а финансирование пойдет в качестве обычных кредитов европейских компаний для компании-оператора Nord Stream.

То есть деньги есть.

Проект всё больше поддерживает немецкий бизнес. В последнее время мы видим, что и немецкие политики стали открыто говорить, что «Северный поток — 2» полезен для Германии.

— Получается, противостояние со стороны Польши удалось нейтрализовать в апреле, когда «Газпром» заключил соглашение с пятью европейскими партнерами?

— Верно. Европейские компании выделят кредиты «Газпрому» — на эти деньги газопровод, в общем-то, и будет построен. Сделано это именно потому, что не удалось создать совместное предприятие. 

По европейским нормам при создании совместного предприятия нужно получить согласие всех стран, где у компаний есть активы. Так как у европейских партнеров «Газпрома» активы были в том числе в Польше, они обратились к польскому антимонопольному регулятору, и соответствующее ведомство создание совместного предприятия заблокировало. Поэтому и выбрали схему с кредитами. 

Скорее всего, кредиты привязаны к поставкам газа. Вероятно, возврат будет не столько деньгами, сколько собственно газом. Подробности «Газпром» не разглашает — это коммерческая тайна.

— Глава украинского «Нафтогаза» недавно заявил, что «Северный поток — 2» и «Турецкий поток» полностью лишат Украину статуса транзитной страны и сократят стоимость украинской ГТС в пять раз. Его опасения соответствуют реалиям?

— Да. А чего здесь удивляться? Странно слышать такое что от Украины, что от Прибалтийских стран. У них интересный подход: будем Россию постоянно грязью обливать, но российские деньги, будьте добры, тащите к нам. 

Украина регулярно конфликтовала по газовым вопросам, пыталась увязывать их с политикой, пыталась увязать стоимость поставок газа со стоимостью транзита. Поэтому нет ничего удивительного в том, что «Газпром» хочет диверсифицировать маршруты. Сейчас ведь маршруты Россия выбирать не может — Украина является безальтернативным транзитером.

Цель «Северного потока — 2», как и «Турецкого потока», понятна: создать выбор путей транзита.

«Газпром» не говорит открыто, что всеми способами будет отказываться от транзита через Украину. Председатель правления компании Алексей Миллер даже заявлял, что «Газпром», возможно, оставит транзит порядка 15 млрд «кубов». Другой вопрос, сможет ли физически Украина выполнять этот транзит. Украинская газотранспортная система реально рассчитана на большие объемы. Поэтому опасения Киева достаточно обоснованны.

— Во время визита президента Литвы в Харьков звучала точка зрения, что «Северный поток — 2» — это исключительно политический проект, при помощи которого Россия хочет «убить» украинскую экономику.

— «Газпром» — коммерческая компания. Если вы не можете конкурировать с другими направлениями и заказчик ваших услуг хочет от вас уйти – это нормально. Тем более что Украина сначала говорила, что она самый надежный транзитер, после чего заявляла, что в одностороннем порядке повышает ставку на транзит газа через свою территорию. 

Ставка, которую украинцы требуют за транзит, не очень привлекательна для «Газпрома». При прокачке газа по «Северному потоку» «Газпром» платит компании-оператору, в которой у него 51% акций. По сути, он сам себе платит этот тариф.

Во-первых, «Газпром» получает выгоду от другого маршрута. Во-вторых, для него эта схема более безопасна.

И Польша еще, например, повторяет мантру о якобы повышении зависимости Европы от российского газа. Для увеличения зависимости от России должны появиться некие новые объемы российского газа по новым контрактам. Аргументация о большей зависимости предполагает, что сохранится украинский транзит и Россия в плюс к этому будет поставлять 55 млрд «кубов» «сверху» по «Северному потоку — 2». 

В реальности же «Газпром» просто возьмет старые контракты и прежние объемы пустит по новому направлению. В этом смысле беспокоиться о европейской энергетической безопасности не надо. Европейцы не увеличивают в огромных количествах закупки российского газа. Более того, в интересах европейцев диверсифицировать поставки. Получается, что те же самые объемы будут идти не через страну-транзитера, а напрямую от поставщика.

— Литва и Украина договорились, что будут совместными усилиями блокировать «Северный поток — 2». У них есть возможность как-нибудь помешать реализации проекта?

— Наиболее действенный метод — собрать «антигазпромовскую» коалицию и обратиться к американской администрации, чтобы Белый дом уже оказывал давление на другие европейские страны. 

Прежде всего на Данию и Швецию, чтобы они принимали законы, запрещающие энергетические проекты по политическим причинам, а не только по экологическим, как происходит сегодня. Подобное предложение уже было вброшено в СМИ. Пока результата не последовало. Но других рычагов давления у Польши, Украины и стран Балтии на «Северный поток — 2» нет.

Он реализуется по европейским нормам и ничего не нарушает.

Даже пресловутый Третий энергопакет регулирует правила использования инфраструктуры, а не кому, как и что строить. Противникам проекта остается только совместное лоббирование в Белом доме. Если будут обращаться в Брюссель, их пересилит Германия: на уровне Евросоюза она более мощный лоббист.

— Некоторые эксперты утверждают, что дипломатический кризис вокруг Катара усиливает перспективы «Северного потока — 2». Это так?

— Часть европейских элит намерена заставить Россию продолжать прокачивать газ через Украину. 

Таким образом элиты хотят ответственность за экономическую поддержку Украины перекинуть на Россию. 

Другая часть элит думает не о том, кто будет «кормить» Украину, а о собственной энергетической безопасности. Это значит, что нужно получать газ из надежных источников. История с Катаром как раз и показывает важность надежности поставщика. Вдруг произойдет новый виток эскалации, перекроют Ормузский пролив, Саудовская Аравия введет войска в Катар и так далее. И всё — не будет поставок СПГ. 

Россия на этом фоне предлагает еще больше сблизить поставщика с потребителями, проложив прямой морской газопровод. Тем более что обещания того, что в Европу придет дешевый СПГ из Америки, не воплотились в жизнь. Пока практика поставок показывает, что СПГ проигрывает ценовую конкуренцию трубопроводному газу.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up