Экономика Экономика

Экономкласс: Латвии не хватает на полноценное членство в ЕС и НАТО

Источник изображения: www.nato.int
  2578 0  

Министр обороны Латвии Артис Пабрикс сделал в течение прошлой недели серию громких заявлений, общая цель которых – добиться увеличения военного бюджета, без чего, по его мнению, Латвия не сможет быть полноценным членом НАТО. С другой стороны, если увеличить расходы латвийского бюджета, то Латвия не будет соответствовать Маастрихтским критериям, соответствия которым правительство Домбровскиса добивается не «естественным» путем развития экономики, а «искусственными» мерами - через бюджетную экономию.

Стратегической целью Латвии за последнюю четверть века было «возвращение в Европу». Политическая повестка дня страны сегодня демонстрирует, что эта цель по-прежнему актуальна, хотя вроде бы Латвия давно вернулась в Европу, еще в 2004 году став членом НАТО и ЕС. Однако латвийские власти по инерции идут тем же курсом, который был проложен во время «песенной революции». Основа этого курса – сделать Латвию полноценной европейской страной. При этом нередко на данном пути естественная «европейскость» подменяется искусственной.

Последним примером такой политики является замена национальной валюты европейской: все аргументы экономистов против введения евро опровергаются фундаментальным, внеэкономическим и даже внерациональным доводом спикера латвийского Сейма Солвиты Аболтини – переход на евро сделает нас еще ближе к Европе.

Среди стран Евросоюза евро не используют, например, Польша, Чехия, Швеция, Дания, Великобритания. Никто не отказывает этим странам в звании европейских. Более того, Швейцария не входит не только в зону евро, но и в Европейский союз при том, что со своими древнейшими институтами частной собственности, банковской системы, демократического самоуправления, конфедеративного устройства, Швейцария является практически квинтэссенцией европейской цивилизации. Но у соседних Австрии и Германии, входящих в еврозону, со Швейцарией в экономическом плане гораздо больше общего, чем с Грецией, которая также использует евро, или с Латвией, которая собирается на него переходить.

Потому что в экономическом плане «европейскость» определяет не используемая валюта, а уровень экономического развития и напрямую связанное с ним качество жизни.

Европейский союз формировался как объединение успешных и экономически развитых стран с богатым населением. Латвия, конечно, тоже хочет быть такой. Однако где-то на пути в европейский «клуб» у латвийского руководства либо сбился прицел и сместились ориентиры, либо произошла сознательная подмена понятий: теперь для того, чтобы считаться европейской страной, нужно, оказывается, быть не успешными и процветающими, а состоящими в европейских структурах.

То есть равнение идет не на богатую и респектабельную Швейцарию, а на входящую в еврозону Грецию.

Довольно сомнительный пример для подражания Латвии.

Впрочем, Греция и другие переживающие сейчас кризис страны Южной Европы все входили в еврозону с благой целью повышения доходов населения пусть и неблаговидным путем паразитирования на богатых коллегах по ЕС.

Латвия же стремится в европейские «клубы» с сугубо идеологической целью «стать еще ближе к Европе», а доходами населения ради этого, наоборот, готова жертвовать.

Для вступления в еврозону требуется соответствовать Маастрихтским критериям. Вместо того, чтобы добиваться этого стимулированием роста национальной экономики, правительство Домбровскиса занимается сокращением расходов.

Здоровый экономический рост приводит и к соответствию Маастрихтским критериям, и к столь же здоровому росту социального благополучия. Стратегия дефляции, избранная латвийским правительством, приводит лишь к соответствию макроэкономической статистики Маастрихтским критериям, а социальное благополучие, наоборот, подрывает.

При этом латвийские чиновники в своих попытках добиться увеличения финансирования своих отраслей тоже апеллируют к необходимости соответствовать званию европейской (шире – западной) страны. Наряду с «русской угрозой» этот аргумент является универсальным средством для выколачивания денег.

Идеально совмещать одно средство с другим научился министр обороны Латвии Артис Пабрикс, которого бюджетный «голод» превратил в звезду информационных лент.

В течение прошедшей недели Пабрикс выдал сразу три громких заявления. Сперва о том, что Латвия рискует утратить свою роль в НАТО, если министерство финансов не увеличит военные расходы до 2% ВВП. Затем о том, что геополитическая ситуация в регионе меняется в пользу России, так как военное присутствие США в Европе сократилось: когда Россия нападет, поздно будет повышать расходы на оборону. На следующий же день о том, что Россия, выделяющая по полмиллиарда долларов на «мягкую силу», будет и впредь приглашать латвийских подростков в военизированные лагеря. В качестве альтернативы им необходимо поддерживать действующее при министерстве обороны движение молодых ополченцев Яунсардзе, выделив ему дополнительное финансирование.

От этой ударной серии резонансных выступлений министра обороны Латвии возникает стойкая ассоциация с Остапом Бендером и Кисой Воробьяниновым, танцевавшими перед проезжими лезгинку, вопя: «Давай денги! Денги давай!».

В итоге получается замкнутый круг: если увеличить военный бюджет Латвии до требуемых 2% ВВП, то страна будет соответствовать критериям НАТО, но не будет соответствовать Маастрихтским критериям, необходимым для вступления в еврозону. Если политика бюджетной экономии позволяет Латвии соответствовать Маастрихтским критериям, то она не позволяет ей быть полноценным членом НАТО.

Так и так получается, что участие в западных структурах обходится Латвии слишком дорого и все равно не обеспечивает ей звания полноценного члена этих «клубов».

Однако ажиотаж вокруг евро показывает, что правящая элита вместо того, чтобы бросить все силы на внутреннее развитие своей экономики и социальной сферы, продолжает рассматривать членство в западных «клубах» как самоцель. И лезгинка звучит все громче...

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up