Политика Политика

Что стоит за принятием Черногории в НАТО?

Источник изображения: tvc.ru
  1396 0  

Эпопея вокруг присоединения Черногории к НАТО подошла к концу: 5 июня эта 600‑тысячная балканская страна формально вошла в Альянс. В Вашингтоне прошла официальная церемония вступления. Однако членство Черногории в НАТО направлено на решение отнюдь не военных задач.

C 2014 года Североатлантический альянс на волне украинского кризиса обрел новый смысл существования. Бюрократический аппарат НАТО, являющийся во многом инструментарием американского оружейного лобби, почувствовал подзабытый вкус своей значимости.

Любая бюрократия живет по собственным законам, стремясь раздуть свою важность путем имитации бурной деятельности. Нечто подобное произошло в случае с присоединением Черногории к Альянсу. Вашингтонско-брюссельская бюрократия посчитала, что лучшим доказательством собственной важности в условиях раскрученной ими же в медийной плоскости «российской угрозы» будет расширение Альянса за счет Черногории, считавшейся на протяжении многих веков одной из наиболее преданных союзниц России.

Другие претенденты на членство в Североатлантическом альянсе после присоединения Черногории получают позитивный сигнал, продолжая переформатироваться под требования Запада. Прежде всего Сербия, подписавшая в 2015 году Индивидуальный план партнерства с НАТО, являющийся высшей формой сотрудничества с Альянсом в рамках программы «Партнерство ради мира» (в 2012‑м Сербия получила статус кандидата на вступление в Евросоюз).

Кроме того, вовлечение Балкан в сферу влияния Евроатлантики представляется подготовкой к реабилитации США и НАТО за их «гуманитарную интервенцию» в Югославию в 1990‑х.

Казалось бы, точки над і в тех событиях давно поставлены, а в западном дискурсе доминирует тезис о «кровавом диктаторе» Слободане Милошевиче. Но всё-таки снять все вопросы по малоприятной теме для американского и особенно европейского общественного мнения Вашингтону и Брюсселю явно бы не помешало.

Слободан МилошевичСлободан Милошевич

С военной же точки зрения никакого значения для Альянса 600‑тысячая Черногория, чья армия насчитывает две тысячи человек (что в два с половиной раза меньше армии Латвии), не представляет. Да, это возможность взять под контроль Боко-Коморскую бухту, закрыв для Москвы потенциальный выход к Адриатике, но не более того.

Ведь даже в условиях куда более спокойной международной обстановки едва ли России дали бы разрешение на размещение военных объектов на Адриатическом побережье.

Скорее, контроль над омываемой Адриатическим морем Черногорией дает представителям Альянса возможность контролировать грузовые потоки. А они бывают отнюдь не всегда законными: достаточно вспомнить, что в свое время прокуратура Италии обвиняла экс-премьер-министра Черногории Мило Джукановича в причастности к контрабанде сигарет.

Мило ДжукановичМило Джуканович

С точки зрения «верхов» Черногории, присоединение к Альянсу, вопреки мнению как минимум половины граждан, решает задачу политического самосохранения. Делегируя значительную часть суверенитета внешним силам, черногорские элитарии взамен получают статус «настоящих европейцев», а значит, право на сохранение за собой «кормовой базы» и применение насилия против политических оппонентов внутри страны (чем не брезговал режим Джукановича, подавляя антинатовские выступления и отправляя за решетку политических оппонентов по обвинению в подготовке госпереворота). 

При этом черногорских власть имущих вовсе не смущает откровенно презрительное отношение к себе со стороны «сильных мира сего», наглядно проявившееся на последнем саммите НАТО в Брюсселе, когда Дональд Трамп грубо оттолкнул премьера республики Душко Марковича.

Парадокс в том, что, стремясь примкнуть к «клубу избранных», элиты периферийных государств, как правило, не успевают за стремительно меняющейся политической повесткой дня.

Не секрет, что с приходом Трампа в Белый дом союз США и ЕС уже не является настолько монолитным, как это было в предыдущие времена. Более того, рискнем утверждать, что в ближайшие годы Североатлантический альянс войдет в полосу серьезной турбулентности в силу:

а) намерений стран «ядра» ЕС сформировать общую европейскую армию — соответствующую резолюцию принял Европарламент в феврале этого года;

б) требований администрации Трампа увеличить расходы членов Альянса на оборону до 2% от ВВП, что оговорено учредительными документами НАТО. На сегодняшний день 24 из 29 членов НАТО не выполняют данную норму, перекладывая расходы на американских налогоплательщиков. В том числе и Черногория, которая в условиях сокращения экономических связей с РФ (всё-таки россияне были наиболее многочисленной группой туристов в Черногории и активно инвестировали в недвижимость этой страны) едва ли способна будет «вытянуть» данный показатель.

Как бы там ни было, но политическая ситуация на Балканах в очередной раз разогревается. Присоединение Черногории к Альянсу лишь один из штрихов в «балканской игре». Игре, которая будет продолжаться, пока крупные геополитические игроки не найдут компромисс по целому ряду других регионов.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up