Политика Политика

Литва получила симметричный ответ за «дело Юрия Меля»

Источник изображения: http://партиявеликоеотечество.рф/
  4152 0  

Россия намерена возобновить уголовные дела в отношении лиц, отказавшихся служить в советской армии после 11 марта 1991 г. Очевидно, данное решение не было спонтанным – это лишь ответ на недружественную политику Литвы в отношении российских граждан.

Еще в марте на погранпереходе «Советск-Панемуне» был задержан, а потом, по постановлению литовского суда, и арестован полковник запаса Юрий Мель. Российского гражданина обвинили в преступлениях против человечности, в военных преступлениях, сговоре с министром внутренних дел СССР Борисом Пуго, министром обороны СССР Дмитрием Язовым и иными представителями высших эшелонов советской власти того времени. Всё это – лишь за то, что Юрию Мелю в январе 1991 г. довелось служить в советской армии и выполнять приказ, участвуя в событиях у вильнюсской телебашни в те дни. Больше оснований для обвинений российского офицера нет: пусть даже и участвуя в событиях 13 января 1991 г., Ю.Мель, по его признанию, не произвел ни одного выстрела, а сам факт участия в штурме – не более чем исполнение приказа, за отказ от которого ему грозило бы уголовное преследование.

Однако не стоит удивляться в данном случае предвзятости литовского правосудия. "Дело Юрия Меля" лишь часть большей политической провокации со стороны Вильнюса.

С приходом на пост президента Литвы Даля Грибаускайте реанимировало сакральное для литовских консерваторов «дело 13 января» (дело № 09-02-91). Следом, в 2010 г., по её же инициативе январские события были переквалифицированы в военные преступления и преступления против человечности, не имеющие срока давности (дело № 09-2-031-99). Поэтому Ю.Мель и был обвинён в столь тяжких преступлениях при всём при том, что данное дело не имеет даже юридической состоятельности. В основе данного обвинения лежит ложная догма о том, что Литва с момента провозглашения независимости 11 марта 1990 г. являлась независимым государством. Однако отстаивающие эту позицию не обращают внимания на тот факт, что Акт о независимости Литвы не создавал новый субъект международного права – он лишь фиксировал намерение этого добиться, используя правовые механизмы. Только после решения Госсовета СССР от 6 сентября 1991 г. о признании независимости Литвы республика обрела свой суверенитет. Одно из наглядных подтверждений тому – только после решения Госсовета независимую Литву признали на международном уровне. До этого момент «независимая Литовская республика» была не более легитимным образованием, чем, например, нынешние Донецкая народная республика и Луганская народная республика, которые в Литве хотят сейчас признать террористическими организациями.

С другой стороны, если же согласиться с литовской концепцией «красной оккупации» 1940-1991 гг., становится очевидным, что решения советских, «оккупантских», госорганов не могли иметь юридической силы для «новой старой» Литвы, объявившей преемственность с Первой Литовской республикой (1920-1940 гг.).

В итоге действия советских военных на территории Литовской ССР в январе 1991 г. можно оценивать по-разному, но точно не как агрессию СССР против Литвы или как преступления, совершённые в современной Литовской республике.

Однако Литву, инициировавшую арест Юрия Меля и содержание под стражей без лекарств хронически больного человека, эти юридические тонкости несильно заботят; главное - политический эффект, на который в Москве старались сначала не обращать внимания, вдруг здравый смысл всё же восторжествует и удастся избежать конфликта? «Позиция литовских властей нам известна – их трактовка тех событий весьма политизирована, и это уже не первый случай, когда эта позиция негативно отражается на российских гражданах, - заявил после ареста Юрия Меля порталу RuBaltic.Ru уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов. - Мы будем предпринимать всё необходимое для того, чтобы права российского гражданина были обеспечены». Омбудсмен российского министерства иностранных дел в беседе с нашим порталом выражал надежду, что Россия предпримет максимум усилий по дипломатической линии, чтобы "дело Юрия Меля" было деполитизировано. Очевидно, дипломатического языка в Вильнюсе не поняли и от политизации процесса так и не отказались, забывая об уязвимости своего положения.

С «преждевременной» независимостью нынешней Литвы, якобы восстановленной уже 11 марта 1990 г., связан тот факт, что от службы в Советской Армии после этого дня уклонилось 1562 человека. По сути, эти люди совершили уголовное преступление, уклонивших от своих обязанностей по военной службе. Соответствующие уголовные дела ранее были заведены, но, видимо, за давностью лет их не трогали – к чему ворошить прошлое, к тому же столь противоречивое, если нужно строить будущее на новых основах?

Однако литовские власти своим «январским делом» вновь актуализировали эти вопросы, поставив под удар собственных граждан.

Генпрокуратура Литвы уже получила официальную просьбу России о правовой помощи в «деле о советских уклонистах», естественно решив проигнорировать её как несостоятельную – двойственность стандартов давно стало нормой литовской политики. Однако просьба о помощи в данном случае всё равно не более чем жест вежливости. Плоды трудов своего правительства литовские граждане и так уже могут ощутить: Департамент госбезопасности Литвы настоятельно рекомендовал гражданам Литвы, уклонившимся от призыва в Советскую армию в 1990–1991 годах, больше не ездить в Россию, Беларусь и другие государства, не являющиеся членами Евросоюза или НАТО. И как знать, какие еще неудобные для самих же литовских граждан вопросы может актуализировать Вильнюс в попытке потешить свои исторические комплексы и приравнять Россию как правопреемницу СССР к преступной стране?

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up