Политика Политика

Адмирал: «Возможность столкновения России и НАТО — это фантазии»

Источник изображения: http://vestikavkaza.ru
  1536 0  

После начала украинского кризиса эксперты, журналисты, политические обозреватели настойчиво пророчат Балтийскому региону роль будущего театра военных действий. В ходе недавнего визита в Калининградскую область Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу, заявил, что последние действия НАТО — учения «Балтопс-2017» и «Удар сабли-2017» — вынуждают Россию принимать меры. В частности, до конца года в Западном военном округе сформируют 20 новых частей и соединений. Вероятность столкновения России и НАТО на Балтике аналитический портал RuBaltic.Ru обсудил с российским адмиралом, командующим Балтийским флотом (1991–2000), экс-губернатором Калининградской области (2000–2005) Владимиром ЕГОРОВЫМ:

— Г‑н Егоров, представители НАТО говорят, что усиление присутствия Альянса в Балтийском регионе повышает его безопасность. Согласны ли Вы с таким утверждением?

— Разговоры о милитаризации Балтийского региона носят в основном пропагандистский характер. После «демонтажа» Советского Союза и Варшавского договора произошло значительное сокращение группировок вооруженных сил государств, имеющих выход к Балтийскому морю. Например, флоты Швеции и Германии за эти годы были сокращены на 50%, флот России — почти в 3 раза.

Владимир ЕгоровВладимир Егоров

Сейчас в регионе сохраняется стабильность. После того как закончилась кровопролитная война (Вторая мировая — прим. RuBaltic.Ru), на Балтийском морском театре не было ни одного конфликта, который мог бы вызвать применение вооруженных сил.

Но нужно сказать, что в рассуждениях о повышении безопасности очень много лукавства, потому что за четверть века произошли такие изменения, которые показали, что наращивание противостоящих группировок бессмысленно. И эта бессмысленность была подтверждена решением государств по сокращению своих флотов.

Возможно, пропаганда воздействует на незначительную часть населения стран, вновь принятых в ЕС и НАТО. Всё это делается в расчете на тех людей, которые безоговорочно верят пропаганде, идущей из СМИ.

— Но ведь в регионе регулярно проводятся учения НАТО. Они имеют только пропагандистское значение или также военный смысл?

— Учения, конечно, — это не только пропаганда, но и отработка взаимодействия. До 2014 года в течение 20 лет корабли российского флота принимали участие в совместных учениях «Балтопс» (международные морские учения НАТО — прим. RuBaltic.Ru). За это время были отработаны система связи, система взаимодействия при оказании различного вида помощи кораблям и судам, терпящим бедствие, методы борьбы с пиратством. Всё это было отработкой, направленной на будущее.

После 2014 года наши корабли не принимают участие в «Балтопс». Учения же продолжаются. Я считаю, что это большая потеря, так как в ходе учений отрабатывались вопросы, которые были в общих интересах государств, имеющих выход к Балтийскому морю.

Я бы не сказал, что в Балтийском регионе идет наращивание военно-морских сил. Морские учения не стали проводиться чаще; другое дело — учения на суше, которые проводятся часто. Это вызывает определенное беспокойство у людей. Хотя я могу сказать, что население Калининградской области никаких страха и опасности не ощущает. Наверное, люди стали более грамотными за последнюю четверть века и понимают, что до серьезных конфликтов не дойдет, так же как не доходило во времена холодной войны.

— В Латвии, Эстонии, Литве и Польше размещены международные батальоны НАТО. Нынешняя степень милитаризации Прибалтики представляет угрозу для России?

— Размещение этих группировок для России ничего не значит, это как булавочный укол. Оно носит сугубо пропагандистский характер, чтобы оправдать вступление Прибалтийских государств в НАТО. Это не делает чести политикам, которые в свое время принимали решение о нерасширении НАТО на восток.

Я лично разговаривал с Евгением Максимовичем Примаковым (бывший министр иностранных дел Российской Федерации — прим. RuBaltic.Ru). Он сказал мне, что читал все стенограммы переговоров, в ходе которых было сказано, что блок НАТО не будет расширяться за счет восточноевропейских государств.
Евгений ПримаковЕвгений Примаков

Но ведь мы видим, что происходит сейчас. Мало хорошего в том, что НАТО своими действиями вынуждает Россию и Беларусь реагировать. Можно только удивляться обману серьезных политиков, которые не выполнили свои словесные заверения, пусть даже не подкрепленные документально. Получается, что слова их ничего не стоили.

Конечно, эти политики уходят, но тенденция остается. Определенные силы на Западе сделали вид, что забыли о тех словах, которые давали их прежние руководители. Они воспользовались состоянием России в то время, когда она еще была в значительной степени ослаблена, особенно в плане своих оборонных возможностей. Большая часть систем обороны тогда базировалась за пределами границ теперешней России.

— Руководство НАТО не раз заявляло, что ракетные комплексы «Искандер» в Калининградской области угрожают членам Альянса. Куда нацелены эти комплексы, на какие объекты?

— Здесь мы тоже имеем дело с умелым манипулированием общественным сознанием. Немецкий генерал Ханс-Лотар Домрезе в одном из интервью сказал следующее: «Запуски ракет с кораблей в Каспийском море по целям в Сирии показали, что теоретически Россия в состоянии угрожать подобным образом и Берлину». То есть генерал Домрезе утверждает, что Россия может установить превосходство над Альянсом в ряде регионов от Калининграда до Каспийского моря. Это беспокоит США и НАТО.

Ханс-Лотар ДомрезеХанс-Лотар Домрезе

Но, комментируя действия России против ИГИЛ, немецкий генерал ведь переворачивает всё с ног на голову: получается, будто Россия угрожает Европе. Я уверен, что люди, наблюдающие обстановку в Сирии, понимают, какие задачи выполняют российские вооруженные силы в процессе стабилизации обстановки и уничтожения террористов.

Что касается ракетных комплексов «Искандер», подобное вооружение имелось в Калининградской области и в советское время. Они никому не угрожали. Ни одного боевого пуска из этих комплексов сделано не было. Ударные ракеты применялись в качестве мишеней для проведения зенитно-ракетных и артиллерийских стрельб.

«Искандеры», конечно, стоят, но применяться до определенного момента они не будут. Их нахождение в Калининградской области носит исключительно оборонительный характер.
«Искандеры» в Калининграде«Искандеры» в Калининграде

С другой стороны, НАТО публично представляет размещение своих батальонов в Балтийском регионе. Россия, хотя бы минимальным образом, должна реагировать на это.

А вот слова командующего Сухопутными войсками США в Европе генерала Бена Ходжеса: «Способность России быстро передислоцировать большое количество своих войск — это вещь, которая беспокоит меня больше всего из того, что они могут сделать. Благодаря потенциалу, который они вложили в Калининград, они могут, если захотят, перекрыть доступ в Балтийское море».

Бен ХоджесБен Ходжес

Вот в какую сторону развиваются мысли американских генералов. Мы таких замыслов никогда не имели. Я думаю, что и сейчас не имеем. Но фантазии идут далеко.

Высказывания людей, которые руководят военными группировками, должны быть очень взвешенными. Те слова, которые я процитировал, оказывают действие: формируют бюджеты государств. Не случайно президент Трамп требует от союзников увеличения ассигнований на вооруженные силы до 2% ВВП.

Нам важно не скатиться в то, что будет вытягивать ресурсы из экономики России. Мы не должны идти путем, который в значительной степени подорвал экономику Советского Союза.

— Какие риски стоят перед Калининградской областью в нынешних геополитических условиях? Существует ли вероятность провокаций, связанных с блокадой Калининградской области со стороны НАТО?

— На такие провокации, конечно, никто не осмелится. Я, как человек, знающий ситуацию в Калининградской области не понаслышке, оценивая ее с разных сторон, наблюдая за общей обстановкой, могу сказать, что главная забота сейчас не в том, как милитаризировать Калининградскую область. Забота заключается в том, чтобы развивать экономику области, промышленность, повышать показатели, которые обеспечивали бы более высокий уровень жизни людей. Вот что является сейчас приоритетным.

Являясь членом Общественно-политического совета при губернаторе Калининградской области Антоне Алиханове, могу сказать, что на Совете рассматриваются вопросы повышения уровня жизни калининградцев и не поднимаются темы, связанные с милитаризацией. Это дело военных.

Антон АлихановАнтон Алиханов

Мне известно, что наши военные выполняют свои обязанности добросовестно.

По сравнению с советским периодом, в Калининградской области военная группировка ограничена, но она ничем не уступает по своим боевым возможностям. Я знаю это, потому что занимался системой реформирования этой группировки, когда был командующим флотом с 1991‑го по 2000 год.

То, что тогда было сделано, укладывалось в соблюдение интересов нашего государства на западном направлении. И это совмещалось с возможностями, в том числе взаимодействия с белорусскими вооруженными силами.

— В июне прошлого года в Калининграде впервые состоялось заседание Совета Безопасности России, где рассматривался один вопрос — о национальной безопасности российского эксклава, находящегося в «объятиях» стран НАТО. Видимо, риски для Калининградской области всё-таки есть…

— Я не был участником Совета. Но могу сказать, что, когда я был главой администрации области и участвовал в заседаниях высокого уровня, никаких экстренных вопросов там не обсуждалось. Сколько должно быть в нашей стране новейшего вооружения, озвучивает в своих публичных выступлениях президент России. И мы видим, что поставленные им задачи реализуются. В России достаточно всего, чтобы чувствовать себя спокойно.

— Президент Путин сказал, что ВМФ России на 55% состоит из новой техники. Достаточен ли этот уровень, чтобы противостоять силам НАТО? Что может противопоставить Альянс российскому вооружению и кораблям?

— Воюют не процентами, воюют тем составом, который есть. Я знаю, что российские корабли соответствуют современным требованиям. Конечно, осталось много советской техники, и она еще будет служить и выполнять свои задачи. В ближайший праздник, посвященный Дню Военно-морского флота России, готовится масштабный парад, которого никогда не было. Я думаю, что наши люди увидят и новые корабли. Но мы не забываем о той технике, которую надо сохранять.

Корабль — это очень дорогое сооружение, он стоит больших денег и является национальным достоянием. Немецкие корабли служат по 30–40 лет.

Я был на одной немецкой верфи и видел там подводную лодку, которая служит в составе Военно-морских сил Германии на протяжении 40 лет. Теперь ее модернизируют и продают другому государству, проявившему к ней интерес.

Я думаю, что темпы обновления кораблей будут не столь внушительными, как сухопутного сегмента вооруженных сил. Флот строится очень долго и медленно.

— На сегодняшний день у НАТО есть такое вооружение, которому Россия ничего не может противопоставить?

— Наши силы находятся в паритете с теми силами, которые могут быть задействованы блоком НАТО. Возможность столкновения — это фантазии, которые никогда не будут реализованы. И в этом я абсолютно уверен.

— Трудно не обратить внимания на участившиеся провокации на море в отношении кораблей российского ВМФ: поиски российских подлодок в акваториях Скандинавских стран, опасное сближение разведывательного корабля НАТО с фрегатом «Адмирал Макаров» в Балтийском море, сближение американского эсминца Gravely с российским сторожевым кораблем «Ярослав Мудрый» в Средиземном море. Это умышленные провокации?

— На море случаются различные ситуации, не все из которых следует считать провокационными. По собственному опыту я могу сказать: с 1967‑го по 1972 год взаимных нарушений при маневрировании кораблей и самолетов в Средиземном море, в частности, было более чем достаточно. Были даже столкновения кораблей. Но в 1972 году между СССР и США было заключено соглашение «О предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним», в котором были определены параметры безопасного сближения кораблей и воздушных судов.

Все эти меры были отработаны на опыте и успешно использовались. После к соглашению присоединились и европейские государства. Это соглашение обеспечивало нормальное функционирование флотов. Каждый год собирались специалисты стран — участниц соглашения и анализировали нарушения, которые чаще всего носили непреднамеренный характер.

Думаю, что провокационный компонент преувеличивается. Скорее многие вещи происходят из-за безграмотности командиров кораблей или командиров воздушных судов.

— В сентябре будут проходить российско-белорусские учения «Запад-2017», в ходе которых планируется задействовать и минные тральщики Балтийского флота. Прибалтийские соседи активно критикуют эти учения за их якобы наступательный характер. Западные эксперты уже разглядели в запланированных маневрах «мягкую оккупацию» Беларуси, прелюдию к захвату стран Балтии, вторжению на Украину. Для чего создаются такие «страшилки»?

— Эти «страшилки» носят явно заказной характер. Использование противоминных сил — это всегда оборонительные меры. В любых условиях тральщики любого флота используются в первую очередь для обеспечения безопасности своих сил, развертываемых в районе боевых действий. Поэтому говорить об агрессивной направленности использования противоминных сил просто не приходится. Сами же учения проводятся для обеспечения безопасности Союзного государства. Без них нельзя проверить компоненты доктрины безопасности.

— И всё же: военный конфликт России и НАТО на Балтике — это реальный сценарий или политическая спекуляция?

— Я убежден, что конфликта на Балтике не будет. Более того, никаких оснований для конфликта нет. А все словесные баталии никогда не будут реализованы в поведении противоборствующих группировок. Я уверен, что обе стороны этого не хотят.

Сейчас наступили разумные времена, которые дают возможность иметь в политическом и военном руководстве разумных людей. И они никогда не позволят каким-либо силам спровоцировать конфликт.

Риторика, которую сейчас используют СМИ, имеет провокационный характер. После того, что испытала Европа (я имею в виду Вторую мировую войну), нельзя позволять себе даже словесные высказывания, которые носят опасный характер.

СМИ нагнетают обстановку, но я уверен, что ответственные средства массовой информации должны учитывать в первую очередь позицию руководства России. Уже прошли времена «сила есть — ума не надо». Всё-таки времена наступили такие, когда нужно действовать дипломатическими методами. Однако нужно иметь в виду, что дипломатия должна быть подкреплена соответствующими возможностями вооруженных сил государства. В 1992 году все военно-морские силы России были выведены из Средиземного моря, поэтому мы никак не смогли повлиять на ситуацию в Югославии в 1999 году. Там остался всего один корабль, командование которого могло лишь следить за ситуацией и докладывать о происходящем.

Всё должно быть сбалансировано: и дипломатия, и сила. Я думаю, что Россия сегодня находит хороший баланс между этими компонентами.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up