Политика Политика

Тодуа: предстоит серьезная борьба социалистов Молдовы с правящим большинством

Источник изображения: https://www.youtube.com
0  

Партия социалистов Молдовы заявила, что планирует начать протесты, если название языка в Конституции будет заменено с «молдавского» на «румынский». О языковом вопросе в республике, значении внеочередных выборов для Партии социалистов и приднестровском вопросе аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал молдавский и российский политолог, писатель Зураб ТОДУА:

— Г‑н Тодуа, почему именно сейчас была предпринята попытка переименовать государственный язык?

— Это давняя тема, которая обсуждается с конца 1990‑х годов. Молдавское общество с тех пор разделено этим вопросом, поэтому данная тема представляет собой очень серьезный предмет для дискуссий. Иногда очень горячих дискуссий.

Сейчас правящее большинство в парламенте и правящая группировка во главе с Демократической партией открыто и яростно демонстрируют свою прозападность. Они надеются, что западные партнеры Молдовы закроют глаза на многочисленные скандалы, связанные с коррупцией, с неправомерным и непрозрачным распределением западных грантов и кредитов (с 2009 года их было выдано немало — несколько миллиардов). Чтобы создать благоприятные предпосылки для продолжения диалога с Западом, правящие круги стараются обострить отношения с Россией и даже обстановку внутри страны.

Вопрос названия языка очень острый, и он не имеет однозначного ответа.

Часть граждан Молдовы называет его молдавским, другая часть — румынским. И когда политики начинают поднимать тему названия языка, у людей, чья позиция отлична, это вызывает отторжение и отрицательную реакцию.

Я усматриваю в этом только одно — желание властных кругов продемонстрировать свою прозападность и неким образом ухудшить предвыборные условия для Партии социалистов и президента республики Игоря Додона. Президент выступает за название «молдавский язык», за молдавскую нацию и пророссийский вектор развития Молдовы.

Игорь ДодонИгорь Додон

— Достаточно ли у правящей группировки сил для того, чтобы принять в парламенте соответствующий закон?

— Чтобы внести изменения в Конституцию, необходимо иметь 2/3 голосов в парламенте. У правящей группировки этих голосов нет. Но при желании Демократическая партия и ее лидер Влад Плахотнюк могут их получить, прибегнув к специфическим методам воздействия на депутатов. В следующем году пройдут парламентские выборы. Многие депутаты понимают, что не попадут в избирательные списки, а значит и в парламент. Поэтому с ними легче вести переговоры на предмет присоединения к большинству.

Влад ПлахотнюкВлад Плахотнюк

Если в Демократической партии понимают всю остроту вопроса названия языка, ее представители должны сделать всё возможное, чтобы оставить его предметом дискуссий и исследований историков, лингвистов. Данный вопрос должен уйти в область науки. Если политики используют его, то в обществе произойдет серьезный раскол.

Для Молдавии тема названия языка является очень болезненной. Если за переименование проголосуют в парламенте, то Партия социалистов будет иметь предпосылки, чтобы призвать своих сторонников на площадь и протестовать на улицах.

Вероятно, вслед за изменением названия языка последуют действия, направленные против молдавской государственности. Если в Молдавии румынский язык и румынская нация, то возникает вопрос, зачем нужна молдавская государственность. Не лучше ли ее свернуть и соединиться с соседним Румынским государством, которое не против подобных изменений в Молдове.

— Речь идет о влиянии унионистов — сторонников союза Молдовы с Румынией? Насколько сильны эти настроения в обществе?

— Особенность Молдавии состоит в том, что сторонники ликвидации молдавской государственности всегда были в меньшинстве.

Партии, которые исповедовали унионистские идеи, могли проводить в парламент не более 10–12 депутатов. То есть их поддерживало 10–12% граждан Молдовы. И так было на протяжении всех 25 лет независимости республики.

Очень странно, что Демократическая партия и правящее большинство выступают с унионистских позиций. Не совсем логично, почему именно сейчас и зачем. Я бы высказал предположение, что демократы хотят заставить президента Молдовы и Партию социалистов открыто выступить против. Таким образом социалистов можно ввязать в эту болезненную дискуссию и натравить на них ту часть общества, которая считает, что язык и нация должны называться «румынскими». Две стороны будут втянуты в позиционные бои, что ослабит их позиции перед парламентскими выборами.

Я хочу подчеркнуть, что тема внеочередных выборов в Молдавии всегда висит в воздухе. Не исключено, что выборы пройдут не осенью, как запланировано, а весной 2018 года, то есть досрочно. Цель досрочных парламентских выборов — смешать карты всем политическим силам.

— Игорь Додон на встрече с Владимиром Путиным в Сочи заявил о том, что он постарается провести выборы досрочно — в марте 2018 года. В чём интерес президента во внеочередных выборах? Ведь разница всего в полгода. Что эти шесть месяцев могут дать президенту Додону?

— Это весьма серьезные намерения. Сейчас все социологические опросы, закрытые и открытые, показывают, что социалистическая партия обладает наибольшим авторитетом и поддержкой в обществе. И если бы выборы проходили в ближайшее воскресенье, то социалисты, безусловно, получили бы большинство в парламенте. В свою очередь, у Демократической партии поддержка крайне низкая: на уровне 2–5%, несмотря на то что она является в настоящее время правящей — контролирует парламент, правительство, Конституционный суд, Центральную избирательную комиссию и другие государственные структуры.

Игорь Додон и Владимир ПутинИгорь Додон и Владимир Путин
Если бы выборы прошли досрочно, то у Партии социалистов к марту были бы очень сильные позиции. А если ждать до ноября… Для Молдавии полгода — срок, за который может очень многое измениться. Я понимаю Игоря Додона: ему нужны досрочные выборы.

В настоящее время к внеочередным выборам готовы две партии: социалисты за счет поддержки в обществе и демократы за счет административного ресурса.

— Можем ли мы ожидать, что после выборов Молдова возьмет пророссийский курс? Каких действий ожидают от социалистов избиратели? Как может измениться внешняя политика?

— Я бы не забегал вперед. Не следует забывать об административном ресурсе. В реалиях современной Молдовы это очень серьезный фактор, несмотря на то что уровень поддержки Демократической партии и ее лидера находится на уровне статистической погрешности. Демократы в Молдавии приобрели такое влияние, что все политологи, эксперты и даже западные партнеры говорят о «захваченном государстве».

Социалистам нужно будет очень серьезно мобилизовать своих сторонников, чтобы количеством голосов перекрыть возможное административное вмешательство в проведение выборов и подсчет голосов. На сегодняшний день можно говорить о том, что Демократическая партия вполне может за счет изменений, которые произошли в законодательстве (переход от пропорциональной к смешанной избирательной системе — прим. RuBaltic.Ru), совершенно спокойно задействовать административный ресурс и обеспечить себе большинство.

Сейчас рано делать выводы о будущей внутренней и внешней политике Молдовы, потому что преимущество в позиционной борьбе находится на стороне Демократической партии и прозападного парламентского большинства.

— Игорь Додон в своем заявлении сказал о том, что его интересует Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и расширение контактов с этой организацией, что Молдавия планирует подать заявку на получение статуса наблюдателя в ЕАЭС. Есть ли перспективы интеграции Молдавии в эту организацию?

— Это пока лишь заявления о намерениях президента и Партии социалистов, которые в настоящее время в парламенте находятся в оппозиции. Такую заявку нынешний парламент не поддержит. И все попытки сблизиться с Россией, в том числе получить председательство в СНГ (от которого Молдова отказалась в 2016 году), не будут поддержаны правящим большинством.

Нынешнее парламентское большинство постаралось максимально ограничить полномочия президента. Поэтому, кроме этих слов, господин Додон ничего не может положить на чашу весов в своем противостоянии с Демократической партией. Предстоит очень серьезный и очень сложный период борьбы социалистов с правящим большинством.

У Демократической партии, которая организовала нынешнее правящее большинство, в руках все административные ресурсы и органы власти. У Додона и Партии социалистов — только общественная поддержка.

В критический момент президент, конечно, может обратиться к людям: собрать их на площади вокруг парламента и показать, что есть власть административных рычагов и денег, а что — народная поддержка.

До сих пор Игорь Додон на такой шаг не решился. Вероятно, он не хочет обострять ситуацию и ввязываться в генеральное сражение, которое может быть проиграно. Может случиться так, что на выборы придется идти совсем в другом качестве или вовсе на них не идти. Додон в этой ситуации, скорее всего, проявляет осторожность. И его можно понять.

— Какую позицию занимает Партия социалистов в отношении решения приднестровского вопроса?

— До предыдущих выборов в парламент речь шла о федерализации Молдовы. Это тоже очень болезненная тема для страны, и, конечно, большинство партий не поддерживают идею федерализации.

Сейчас ситуация вокруг приднестровского конфликта завязла в общих дискуссиях и продвижения никакого нет. Правящее большинство не проявляет интереса к этой теме, а Партия социалистов не может близко к ней подобраться, потому что нет никаких рычагов.

Додон посетил Приднестровье и пообщался с президентом непризнанной республики о существующих проблемах. Но дальше этого ничто продвинуться не могло, потому что у президента Молдавии нет никаких полномочий.

Те, от кого сейчас зависит переговорный процесс по Приднестровью, не заинтересованы в том, чтобы ситуация сдвинулась в ту или иную сторону. Статус-кво всех устраивает. Внешние партнеры, которые обеспечивали переговоры в формате «5+2» (Россия, ЕС, Украина, США и ОБСЕ), создали платформу, а дальше договориться должны Молдова и Приднестровье. Но стороны конфликта никакого интереса к переговорам не проявляют.

Приднестровье устраивает то положение, в котором сейчас всё находится. Молдова понимает, что активность в этом направлении никаких особых политических и экономических бонусов не принесет. Перспектив разрешения приднестровского вопроса сейчас практически нет.

Если бы в Кишинёве была стабильная власть, можно было бы говорить о выработке какой-то внятной, разумной политики по проблеме Приднестровья, как это было 10–15 лет назад, когда обсуждались планы урегулирования. Сейчас, когда все заняты борьбой за власть, тема Приднестровья вызывает лишь раздражение.

— Есть ли сейчас в молдавской политике потенциальный кандидат в президенты, который мог бы иметь более высокий рейтинг, чем Додон? Кто стал бы его главным конкурентом, если бы выборы прошли сейчас?

— В Молдавии с обретения независимости в 1991 году всегда за места в парламенте и за пост президента боролись представители двух лагерей: правые, которые ориентированы на сближение с Европой, и левые, которые ориентированы на сближение с Россией. В зависимости от того, как им удавалась убедить 10–15% колеблющихся граждан, победа доставалась либо правым, либо левым.

В 1990‑х годах побеждали правые. В начале 2000‑х к власти пришла Партия коммунистов и президентом был избран Воронин — началось сближение с Россией. В 2009 году опять маятник качнулся вправо. В следующем цикле победил Игорь Додон — левый кандидат.

Многие эксперты считают, что Додон победил на выборах благодаря тому, что Демократическая партия не сопротивлялась, считая, что Додон на посту президента более выгоден, нежели кандидат от правых. Таким правым кандидатом была и остается Майя Санду — бывший министр образования. Сейчас ее активно поддерживает Запад.

Если бы выборы прошли в ближайшее время, то основным оппонентом Игоря Додона была бы Санду. Вокруг нее пытаются объединить все партии правого толка, которые ориентированы на западный вектор развития.

Лидер демократической партии Влад Плахотнюк имеет определенные президентские и премьерские амбиции и, вероятно, разрабатывает различные планы, чтобы в будущем претендовать на эти посты. Пока ему не удается преодолеть негатив со стороны граждан. Население считает, что за всё плохое, что происходит в Молдавии сейчас — в экономике и социальной сфере, — ответственны Демократическая партия и ее лидер.

— То есть никаких неожиданностей в противостоянии за пост президента ожидать не стоит?

— Нет, новых политиков пока не появилось. Идет вязкая позиционная борьба.

Потому что общий расклад настроений в стране, по сути, не изменился с 1991 года. Приблизительно 45–50% населения выступают за то, чтобы двигаться в Европу, и примерно столько же граждан Молдовы — за то, чтобы двигаться в сторону России.

Идеальный президент и идеальный парламент учитывали бы настроения населения и попытались бы выработать некую общую платформу для объединения сторонников разных векторов развития страны. Но это очень серьезная интеллектуальная работа. Пока что в Молдове ни партий, ни лидера, которые могли бы этим заняться, нет.

— Президент играет в Молдавии большую роль: это человек, который подписывает законы, принятые парламентом. На встрече с Путиным Додон сказал, что не подпишет ни один антироссийский закон. Что именно имел в виду молдавский президент? Речь идет о каких-то конкретных законах?

— Парламент объявил о том, что он намерен принять закон о противодействии российской пропаганде (очевидно антироссийский закон), в котором речь идет о широком спектре мер, направленных на ограничение трансляции российских каналов и СМИ, выходящих в стране на русском языке. Этот документ глубоко возмутил большую часть Молдовы. Жители Молдовы, независимо от национальности, с удовольствием смотрят российские каналы, читают газеты на русском языке («Комсомольская правда», «Труд», «Московский комсомолец» и др.).

Парламент объявил о том, что он намерен принять закон о противодействии российской пропагандеПарламент объявил о том, что он намерен принять закон о противодействии российской пропаганде

За всё время, прошедшее с момента принятия независимости, ни румынские, ни англоязычные СМИ не смогли эту нишу занять или потеснить русскоязычные. И вот принимают подобный закон, чтобы всячески ограничить СМИ и передачи на русском языке, если не запретить их в целом. Президент будет должен такой закон подписать или пойти на конфликт с парламентом. Председатель парламента уже заявил, что закон будет принят, несмотря на позицию президента.

Тут выходит очень интересная коллизия. По полномочиям президент очень ограничен, парламент может обойти его вето. Но у президента есть народная поддержка.

Опыт показывает, что молдавские депутаты становятся не такими «принципиальными» при рассмотрении того или иного законопроекта, когда вокруг парламента в момент обсуждения и голосования законопроекта митингует 50 тысяч человек.
Тем более что авторитет парламентского большинства чрезвычайно низок. Всем в Молдавии известно, как создавалась коалиция: методами и средствами, далекими от идеалов парламентаризма.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...