Политика Политика

Эстонское государство подорвало доверие русской молодёжи

Источник изображения: rebaltica.lv
  2263 0  

Из Эстонии продолжается массовый отток трудоспособного населения, в то время как исследования диагностируют пессимизм среди молодых людей. Об эмиграции, рынке труда и ощущениях русской молодёжи RuBaltic.Ru рассказал доктор философии (PhD), директор Института молодёжной политики, депутат Маардуского горсобрания Николай ДЕГТЯРЕНКО:

– Г-н Дегтяренко, по итогам 2015 года население Эстонии продолжило сокращаться. Очень много молодых людей эмигрирует в другие страны ЕС либо уезжает туда работать. Как получилось так, что молодёжь не видит перспектив на родине?

– Безусловно, высокий уровень жизни и более высокие зарплаты привлекают эстонскую молодёжь в страны Западной Европы. Кто-то едет учиться в Европу, кто-то попытать счастья и найти высокооплачиваемую работу. Здесь нужно и учитывать, что молодёжи свойственно идеализировать Западную Европу.

Но, как правило, после реального опыта работы за границей есть и такие, кто возвращается на родину.

– Почему люди уезжают, несмотря на рост эстонского ВВП, которым правительство гордится?

– Ответ простой – гигантское различие в заработной плате. Достаточно посмотреть статистику средней заработной платы в Западной Европе, и всё становится ясно. Цифры от 2500 евро в месяц и даже выше. А что у нас? У нас минимальная заработная плата с этого года составляет 430 евро в месяц, а средняя заработная плата за третий квартал 2015 года, согласно данным Департамента статистики, составила 1045 евро в месяц. И это нужно понимать, что в регионах люди получают значительно меньше. Что же делать в этой ситуации? Ответ напрашивается сам: жители Эстонии голосуют ногами в поисках лучшей жизни.

Экономика Эстонии уже долго страдает из-за безработицы. Более половины безработных являются таковыми дольше года, и это указывает на различия в профилях искомой и потенциальной рабочей силы. Всё это, а также и разрыв в росте зарплат, уменьшает конкурентоспособность Эстонии в Европе.

– Как Вы оцениваете усилия кабинета Таави Рыйваса по сдерживанию оттока населения из страны и стимулированию реэмиграции? Какие меры помогут сократить отток молодого населения?

– К правительству Таави Рыйваса у меня лично, как и у большинства жителей Эстонии, нет никакого доверия. И, наверное, единственным значимым достижением нынешнего правительства в отношении детей и молодёжи является увеличение детского пособия с «постыдных» 19 евро в месяц до 45 евро в месяц.

Как мы знаем из СМИ, премьер-министр Рыйвас назвал первоочередной задачей правительства на 2016 год необходимость достичь договорённости о постоянной дислокации сил союзников в Эстонии. Хотя надо отдать ему должное, что в качестве третьей и четвёртой целей указал проведение реформы трудозанятости и административной реформы. Но всё это, в принципе, показывает, что является основным приоритетом для правительства Рыйваса.

Интересы обычных людей, а тем более молодого поколения, далеко не в приоритете у нынешнего правительства.

Известно, что молодые семьи – это группа риска, которая в любой момент может потерять жильё. И поэтому эффективной мерой для предотвращения оттока молодого населения является выделение муниципального жилья для молодых семей. Здесь в качестве примера можно привести позитивный опыт столичных властей и работающую программу жилищного строительства для молодых семей и специалистов. Также многие коммерческие организации в Эстонии практикуют жилищные кредиты для молодых семей с меньшим первичным взносом.

Считаю, что государству следует больше внимания обращать на молодёжь. Уверен, что льготное налогообложение, кредитование молодых семей, увеличение стипендии, а также ряд других мер помогут сократить отток молодого населения из Эстонии.

– Недавно Вы заявили, что высокие рейтинги Эстонии на рынке труда являются спорными. Почему Вы так считаете? И, выходит, международные агентства неадекватно воспринимают ситуацию в Эстонии?

– Да, мне бросилось в глаза, что в рейтинге сайта Glassdoor максимальные баллы Эстония получила в следующих категориях: временное трудоустройство, временное трудоустройство среди молодёжи и число людей, работающих с неполной трудовой нагрузкой в недобровольном порядке. То есть, по мнению исследователей, наша страна получила высокую оценку за то, что здесь можно легко найти временную работу, в том числе и молодёжи. Возникает вопрос: а какую работу и надолго ли? В McDonald's, а может, на заправках Statoil, в магазинах Maxima или разнорабочим на стройках?

Я считаю, что трудовой рынок Эстонии не такой прозрачный, как нам хотелось бы думать. На протяжении последних лет мы наблюдаем отток рабочей силы из Эстонии, при этом уезжают люди как с профобразованием, так и с высшим образованием. Уверен, что для создания новых интеллектуально организованных рабочих мест, предусматривающих наличие образования, мало свободного, регулируемого рынка. Нужна эффективная государственная стратегия.

– Меняется ли положение молодёжи на рынке труда в Эстонии? Оказывает ли влияние «санкционная война» на молодых людей?

– Большую часть ВВП Эстонии составляет экспорт, поэтому страна сильно зависит от происходящего в мире. Безусловно, напряжение между ЕС и Россией негативно влияет на взаимную торговлю, на экономическую ситуацию в стране и, как следствие, на уверенность людей в будущем. К тому же экономика Финляндии, нашего крупного партнёра по экспорту, уже третий год в упадке. Всё это не может не влиять на молодых людей, которые являются неотъемлемой частью эстонского общества.

– Есть ли различия в трудностях, которые испытывают молодые эстонцы и неэстонцы при трудоустройстве? Если да, то в чём это выражается и в чём причины? 

– Ответ очень прост: давайте посмотрим на статистику – уровень безработицы среди эстонской молодёжи почти в два раза ниже, чем среди русскоязычной. Выходит, что эстонцу найти работу значительно проще. При этом в Эстонии статистическое уменьшение молодёжной безработицы нередко становится следствием эмиграции и общего снижения числа молодёжи. То есть потенциальные молодые безработные просто уезжают из страны.

Вы спрашиваете про причины? А причины могут быть самыми различными. Конечно, в первую очередь это недостаточное знание эстонского языка. Я думаю, для полного ответа следует подробно изучить мнение отдельных специалистов и ученых. К примеру, докторант Таллинского университета Кристийна Линдеманн исследовала процесс и результаты обучения, а также последующий выход на рынок труда русскоязычных молодых людей в Эстонии. Согласно её выводам, у тех русскоязычных, кто получает образование на эстонском, результаты выше, но всё же у русской молодёжи значительно больше времени уходит на поиск работы. Также, согласно исследованию, эстонцы получают лучшие рабочие места во всех секторах экономики, и на более высоких должностях знание русского языка большого преимущества не даёт. Как говорится, вот и думайте сами, решайте сами: то ли это недоразумение, то ли скрытая дискриминация и, как результат, сложности с трудоустройством у русской молодёжи.

– Три года назад Таллинский университет проводил социологическое исследование среди русских учеников гимназий и профтехучилищ и выявил, что многие из них относятся к действительности пессимистично и ощущают отчуждение. Изменились ли с тех пор ощущения русскоязычной молодёжи?

– В результатах исследования сказано, что русскоязычная молодёжь отличается пессимизмом в отношении своего будущего и перспектив участия в общественной жизни страны, что в итоге усугубляет недоверие к государству. Согласен с этим явным результатом исследования и скажу, что за последние годы кардинальных изменений не произошло.

Перевод образования на эстонский язык зачастую увязывается молодыми с перспективой жить и работать в другой стране, и сам план отъезда из Эстонии является ответной реакцией на ход образовательной реформы. Всему этому есть глубинные причины, которые своими корнями связаны с процессами, происходившими в 1990-е годы. Это и закон о гражданстве, и функционирование языковой инспекции, и массовое безгражданство, случаи дискриминации и, как результат, – логичное отношение родителей к событиям того времени. Эти чувства несправедливости и обиды зачастую были переданы от родителей своим детям. Дети всё хорошо чувствуют, а теперь уже подросшая молодёжь всё вновь и вновь сталкивается с вполне понятным требованием говорить и учиться на языке страны проживания, но включается защитный механизм. И всё происходит на фоне процесса глобализации и открытых границ.

Разумеется, у русскоязычной молодёжи возникает резонный вопрос: а зачем здесь, в Эстонии, так мучиться, как мучились их родители, когда можно эмигрировать в Западную Европу или другие страны мира?

К сожалению, эстонское государство подорвало доверие среди русскоязычных жителей, и возвращение доверия происходит медленно. Отсюда и апатия многих русских к гражданским процессам в обществе, к участию в выборах и к ситуации в целом. Ситуация меняется, но далеко не теми темпами, которыми хотелось бы. Государству нужно больше инвестировать в свой основной капитал – в людей – и заботиться о многонациональном народе Эстонии.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up