Политика Политика

Латвийский правозащитник: «Мы защищаем права нацменьшинств интеллектуальными методами»

Источник изображения: https://eadaily.com
0  

Латвийское правительство начало очередное наступление на учащихся школ национальных меньшинств: планируется запретить им отвечать на выпускных экзаменах на родном языке. Какую цель преследует правящая элита, принимая это постановление, а также какими способами можно защитить права национальных меньшинств, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал сопредседатель Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ) правозащитник Владимир БУЗАЕВ:

— Г‑н Бузаев, недавно на сайте ЛКПЧ снова появилась публикация, посвященная экзаменам учащихся русских школ Латвии. Что теперь подвигло Вас вернуться к этой теме?

— Это была вынужденная реакция на действия правительства, которое 8 июня на заседании госсекретарей концептуально одобрило подготовленные Министерством образования поправки к правилам, определяющим выбор языка ответов учащихся на школьных экзаменах.

Владимир БузаевВладимир Бузаев
Если сейчас существует свобода выбора для школьников, обучающихся по программе национальных меньшинств: в 12‑м классе можно выбрать язык ответа, а в 9‑м классе, кроме этого, еще и язык экзаменационного задания, — то согласно поправкам всё это будет ликвидировано и школьников обяжут отвечать лишь на латышском языке.

Наше исследование посвящено не столько тексту поправок, сколько аннотации, которая их обосновывала. Найдены и подходящие мировые прецеденты. Все международные рекомендации в области образования национальных меньшинств предусматривают, что чем больше языка меньшинств используется в преподавании, тем лучше. Экзамены же по умолчанию являются частью преподавания, поэтому и источники молчат. 

Однако в марте 2017 года появились рекомендации, выпущенные под эгидой специальной докладчицы ООН по делам нацменьшинств и касающиеся в том числе и языка экзаменов. По мнению международных экспертов, родной язык на экзамене предпочтительнее, даже когда дальнейшее образование производится на государственном языке. В противном случае представители меньшинств будут дискриминированы по сравнению с большинством.

— Какую цель преследует правительство, одобряя эти поправки?

— Можно сказать, что в нашей стране опять хотят поставить две заведомо неравные группы в одинаковые условия, где результат будет предсказуем. Первый раз такое было, когда в 2012 году ввели общий государственный экзамен по латышскому языку для латышских и нелатышских школьников в 12‑м классе.

Сразу же раздельные данные латышских и русских учеников были засекречены, и Министерству было что скрывать: показатели нелатышских школьников упали чрезвычайно резко.

Мы обнаружили это, обобщив данные по каждому экзаменуемому: в 2015 году, к примеру, на высшую категорию латышский язык сдали 0,5% русских учеников при 10% латышских школьников.

Как известно, в Латвии выпускные экзамены в школах являются одновременно и вступительными экзаменами в вузы, а с такими оценками по латышскому языку доступ русскоязычным ученикам на наиболее престижные специальности, тем более на бюджетные места, закрыт. Очевидно, что унификация языка остальных экзаменов еще больше усугубит этот уже достигнутый результат, что и является истинной целью поправок.

— Всё это приведет к ухудшению позиций русских школьников по сравнению с латышскими?

— Это совершенно очевидно, как результат соревнования по плаванью между дельфином и жирафом. Кстати, такой эксперимент запрещен статьей 91 Конституции Латвии, гарантирующей, что права человека будут осуществляться без какой-либо дискриминации.

— С чем связано желание правящей элиты всеми силами «закрутить гайки» в отношении русской общины?

— Это желание никогда не прекращалось, оно всегда было. Причины же этого также понятны и заключаются в государственной политике по укреплению позиций коренной нации по сравнению с инородцами.

Если мы посмотрим на результаты переписи населения 1989 года, то нацменьшинства превосходили латышей на 40% по доле лиц с высшим образованием на душу населения. В свою очередь, по результатам последней переписи (2011 года), теперь всё поменялось и уже латыши превосходят нацменьшинства.

Так что желание правящих ясно и понятно, правда, маскируется это словами о повышении конкурентоспособности нацменьшинств. Но мы видим, какая это конкурентоспособность. И здесь, на мой взгляд, нет никакой разницы между правящими партиями: Национальным объединением, «Единством» и СЗК. Просто одни об этом заявляют открыто, а вторые пытаются завуалировать. Вот сейчас раздулся большой скандал из-за слов депутата Сейма от Нацблока Эдвина Шноре, сравнившего русских со вшами. Все уцепились именно за эту фразу, однако то, что он сказал дальше, почему-то было оставлено без внимания.

Эдвин ШнореЭдвин Шноре

Он говорил о нелояльных русских и необходимости обеспечить им эмиграцию, но это же один к одному программа Национального объединения! Мне кажется, что именно это должно вызывать тревогу, ведь программа этой партии в самой жесткой форме как раз и осуществляется всеми правительствами независимо от того, представлен ли там Нацблок или нет.

Нелатыши среди эмигрантов в течение 23 лет составляли абсолютное, а последние два года — относительное большинство.

Осуществляется и другая их любимая мысль о том, что нужна иная демографическая политика, когда рождаемость латышей должна расти, а смертность уменьшаться. В действительности у нацменьшинств, по сравнению с латышами, естественные демографические показатели стали резко хуже уже начиная с 1992 года, так что программа Нацблока реализуется в полном объеме.

— На что тогда надеяться русскоязычным жителям Латвии? Как ЛКПЧ собирается отстаивать их права?

— За последние 25 лет у нас накопился большой интеллектуальный опыт, позволяющий нам по мере сил как отбивать атаки, так и держать круговую оборону и даже переходить в наступление. На мой взгляд, именно интеллектуальная часть защиты прав удается нам лучше, чем в 90‑е годы. К сожалению, тогда русская община не была готова к столь кардинальным переменам.

Русскоязычная интеллигенция была преимущественно техническая, она занималась производством и писать заключения по правилам Кабинета министров не умела. Всему этому мы научились в процессе. Вот перед вами анализ поправок Кабинета министров, показывающий, что Латвия совершенно не принимает во внимание международный опыт. Также готовится и информация на английском языке, которая расскажет миру о Латвии, снова шагающей «не в ногу».

Не надо думать, что если представители Латвии заявляют, что доклады международных правозащитных структур, в которых учтены и наши отчеты, носят лишь рекомендательный характер и она не будет их выполнять, то наша работа не нужна. Международное давление есть, и оно очень сильное.

Вот вам конкретный пример: в 2014 году Комитет по правам человека ООН черным по белому написал, что Латвии нужно смягчить закон о государственном языке, что вызвало шок у национальной элиты.

Да, они тогда заявили, что менять ничего не будут, но наметилась тенденция уменьшения общей суммы языковых штрафов и числа проверок. Три года нет массовых проверок знания русскими учителями латышского языка. И это ведь тоже результат, ведь есть конкретные люди, которым облегчили жизнь.

Латвия же живет не в изолированном мире. Что-то от Евросоюза ей надо, но получит она ровно столько, насколько она лояльна официально провозглашенным европейским ценностям. Поэтому и ЛКПЧ будет стараться всеми способами подталкивать Латвию к соблюдению этих ценностей, в список которых входит и соблюдение прав национальных меньшинств.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...