Политика Политика

«Борьба за польско-украинскую любовь была проиграна»

Источник изображения: https://24smi.org
  3572 0  

Лидер польской правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский во время личной встречи с президентом Украины Петром Порошенко в Варшаве в резкой форме отчитал последнего за героизацию Украинской повстанческой армии и культ Бандеры, сообщило «Зеркало недели» 20 августа. По информации издания, Качиньский прямым текстом обвинил Украину в «хамской неблагодарности», добавив, что его брат Лех Качиньский был «убит» именно из-за своей активности на востоке. О содержании этого конфликта и украинско-польских отношениях аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил с руководителем Польского культурного центра в Калининграде Томашем ОМАНЬСКИ:

— Г‑н Оманьски, что действительно является поводом для ссоры между Порошенко и Качиньским?

— Если мы будем на сто процентов доверять утечкам информации, которые попали в украинские СМИ, то там говорится, что эта ссора на самом деле имела место. Но мы живем в такое время, когда утечки информации контролируются. Если предположим, что ссора была, то мы должны понимать, что история с Майданом уже почти трехлетней давности породила в Польше всплеск эмоций — и эти эмоции были направлены в сторону Украины.

О каких эмоциях я говорю?

Когда начался Майдан, то все польские СМИ начали прививать Польше любовь к Украине, украинцам и самому Майдану. Единомыслие в любви к Украине в СМИ стало наводить на мысль, что это не случайность, а часть спланированной игры-мозаики.

Что мы получили через три года?

Для того чтобы понять сегодняшнюю ситуацию, нам надо вернуться во времени до начала Майдана. Мы в Польше, особенно первые год-два, имели истерические потоки разных историй в СМИ. Ясно, что всё это переплеталось с антироссийской риторикой и проукраинской. Оказалось, что всё не так-то просто, потому что на фоне принудительной любви к Украине и украинцам начали всплывать истории из глубокого прошлого. Я имею в виду участие Западной Украины во Второй мировой войне на стороне Гитлера: УПА (Украинская повстанческая армия — прим. RuBaltic.Ru), Волынская резня — все эти истории начали всплывать, и в итоге последний год мы можем наблюдать, что аналитики, власть имущие и эксперты в Польше поняли, что они проиграли эту войну за души поляков.

Проиграли в том плане, что населению не удалось привить любовь к Украине — даже наоборот.

Если до Майдана поляки к украинцам относились равнодушно, то теперь появился негативный оттенок. Понятно, что тут накладывается массовая иммиграция в Польшу.

Теперь мы можем говорить об отношениях Порошенко и Качиньского.

Правительство Ярослава Качиньского фактически является исполнителем программы помощи, кредитов и т. д., которые Варшава предоставляет Киеву. Польскому населению это не нравится: для него это внутриполитический балласт.

Естественно, что у власть имущих в Польше вызывает досаду тот факт, что они реально ничего не могут сделать с культом бандеризма в Украине, который имеет место и который прогрессирует. При этом правительство вынуждено исполнять поручения нашего самого великого союзника — США.

Правительство рискует тем, что настроения внутри Польши могут обернуться против него самого. На мой взгляд, эта досада усугубляется бессилием Ярослава Качиньского. Он понимает, что может что-либо сделать только на словах. С другой стороны, украинские политические элиты осознают это и пользуются бессилием польских правящих.

Нынешние политические элиты и Украины, и Польши курируются американскими ведомствами. Это как раз их объединяет, и поэтому разногласия допускаются, но главное, чтобы они не зашкаливали.

— Действительно ли сейчас Ярослав Качиньский на публике говорит о вине России и президента Путина в гибели его брата? Является ли это доминирующим вопросом в польской политике сегодня?

— Тут много интересных фактов. То, что крушение президентского борта в 2010 году используется сегодня в чисто политических целях, я думаю, очевидно для всех и в Польше, и за ее пределами. Другой вопрос, во что верит сам Качиньский. Было ли это покушение или несчастный случай? Я думаю, что наверняка этого мы не узнаем.

Хотя в Польше уже многие задают себе подобный вопрос. Многие комментаторы, эксперты, политики делают выводы, что Качиньский сам не верит в теорию покушения.

Более того, отмечается, что Качиньский живет с бременем ответственности за эту катастрофу.

Известно о коротком разговоре во время полета между Ярославом и Лехом Качиньскими. О чём они говорили, никто не знает, но ходят слухи, что Ярослав Качиньский своему брату-близнецу настоятельно советовал приземляться.

Не будем забывать, что катастрофа произошла в конце президентского срока Леха Качиньского при его абсолютно низких рейтингах. Тогда у Качиньского было порядка 20% поддержки и никто не давал ему шансов на второй президентский срок.

Визит в Катынь и участие господина Леха в тех торжествах должны были быть открытием его кампании на второй президентский срок. Это вещь, которая в Польше достаточно известна.

Поэтому посадка самолета в Смоленске была крайне важна и поэтому, видимо, было давление на пилотов, чтобы те посадили самолет. Потому что если бы самолет улетел в Витебск, Москву или в Минск, то Лех Качиньский не успел бы на эти торжества и начало его президентской кампании было бы провальным.

В общем, остается открытым вопрос о том, насколько Ярослав Качиньский верит в то, что это было покушение или что это была катастрофа. Лично я не слышал из уст Качиньского, что виновата в катастрофе или ответственна за нее Россия. Хотя его окружение, и в частности министр национальной обороны Антони Мацеревич, позволяет себе такие высказывания.

— По информации украинского издания «Зеркало недели», во время встречи с Порошенко Ярослав Качиньский сказал, что Лех «был убит» из-за его активности на востоке, за помощь в евроинтеграции Украины, ее отрыве от России. Есть ли такие разговоры в Польше?

— Предположение, что Лех Качиньский погиб из-за деятельности на востоке, звучит абсурдно. Попытки Качиньского сделать что-то на востоке были сведены к нулю. Сейчас даже ситуацию с Грузией переиначивают.

В Польше было сказано, что перестрелка во время пребывания Леха Качиньского в Грузии была спланирована грузинской стороной.

В принципе сейчас в Польше происходит мифологизация деятельности Леха Качиньского. Определенные политические силы хотят из него сделать мифологическую личность. Понятно, что этому способствуют обстоятельства его смерти.

У Леха Качиньского, на мой взгляд, во время его президентства политических успехов как таковых не было. В то, что они хотят нам сейчас нарисовать про «украинскую неблагодарность», верится с трудом.

С другой стороны, «вбросы» украинских СМИ о конфликте Порошенко и Качиньского тоже похожи на что-то невероятное. Ярослав Качиньский имеет очень ограниченное влияние, я бы даже рискнул сказать, что вообще не имеет влияния на политику Украины. Хотя Польша Украине помогает разными программами. Но мое мнение таково, что вся эта помощь идет под диктовку и не из Польши.

— Вы имеете в виду НАТО?

— Даже не НАТО, а Вашингтон. Стратегическая линия Вашингтона, который наделил все страны: Польшу, Прибалтику, Украину — конкретными задачами, выполняется. Мы видим, что в Киеве на параде в День независимости были и польские солдаты, и министр обороны. То есть понятно, что Ярослав Качиньский не может сказать американцам, что он что-то не будет делать.

— Совсем недавно глава МИД Польши Витольд Ващиковский заявил, что украинцы с Бандерой в Европу не попадут. Действительно ли на общепольском уровне героизация УПА вызывает раздражение или это какие-то отдельные высказывания?

— Борьба за польско-украинскую любовь была проиграна. Поляки теперь относятся отрицательно к украинцам. Причем если власть со связанными руками может делать только словесные заявления, то население в более свободной и жесткой форме может эту свою нелюбовь проявлять.

Есть множество инцидентов, в том числе и криминальных: драк, избиений — именно на почве национальной неприязни. Поляки нападают на приезжих украинцев.

Конечно, самая большая проблема между поляками и украинцами территориально находится вдоль украинско-польской границы. Там население еще хуже относится к украинцам, чем поляки из Центральной Польши. Я не хочу, чтобы мои слова были поняты дословно. Понятно, что какой-то ярой ненависти к украинцам у поляков нет. Основная часть населения Польши относится к украинцам нейтрально, где-то даже позитивно. Но вспышки негативных инцидентов имеют место и будут усиливаться.

— Будут усиливаться из-за роста иммиграции?

— Да, по мере усиления потока миграции. К тому же наши польские политики заявляют, что нам нужен еще миллион украинцев.

— Как обстоят дела у поляков на Украине? Стоит ли вопрос об их положении на повестке дня в самой Польше?

— Он сейчас не стоит на повестке дне, хотя Вы задали очень глубокий вопрос. Вопрос о польской диаспоре на востоке — и в России, и в Беларуси, и в Украине — имеет несколько общих проблем. Проблематика польской диаспоры — общая для всех этих постсоветских стран. Если коротко, то проявляется она в том, что сознательными, целенаправленными действиями Польши единство польской диаспоры на востоке разваливается. То есть идет конкретное деление на «хороших» и «плохих» поляков. Та же история и с Украиной.

— Что Вы имеете в виду под «хорошими» и «плохими»?

— «Хорошие» включаются в оппозиционный процесс. Они поддерживаются финансово. То есть если мы берем организацию в Минске или в Москве, то те, кто критикует власть в России или Беларуси, — те на хорошем счету находятся. Тех, кто не хочет вмешиваться в политику, сразу признают «плохими». И это касается всех постсоветских стран.

— В России и Беларуси про «хороших» поляков, поддерживающих оппозицию, понятно. А как быть с Украиной?

— Сейчас про украинских поляков вообще ничего не говорят. Изредка вспоминают о тех, кто оказался на территориях ДНР и ЛНР. О тех, кто живет в западной части Украины и в центральной, предпочитают умалчивать. По моим данным, те польские организации в Польше, которые до Майдана поддерживались, — их так и поддерживают по старой памяти, а те, кто не хотел лезть в политику, — их в общем-то отодвигают в сторону. Доходило до того, что руководители польских диаспор в Беларуси вводились польским консульством в списки невъездных на территорию Польши. То есть нынешняя польская власть не разрешала посещать некоторым полякам свою страну.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...