Blogпост Blogпост

Обезьяна и зеркало: вандализм космического масштаба

Источник изображения: sputniknewslv.com
  309 0  

В этой истории прекрасно абсолютно все. Как говорится, все такое вкусное, что даже не знаешь, за что схватиться. Я постараюсь описать свои мысли максимально структурированно, но честное слово – не обещаю. 

Пожалуй, даже самого виновника торжества – обезьянку Сэма, который был отправлен в космос американцами в далеком 1959 году, не изучали с такого количества ракурсов, как монумент, который появился в парке Кронвальда в середине прошлого года. 

Началось все безобидно: под эгидой фестиваля «Белая ночь» и лозунгом «Нет времени объяснять», рижане проснулись в одном городе с гигантской черной обезьяной в скафандре.  

Портал самоуправления смущенно пояснил, что это – Сэм и он будет жить с нами. Но недолго. Сэм — высотой с четырехэтажный дом — уверенно выделялся на фоне городского ландшафта и вызывающе смотрел куда-то в сторону посольства Украины. С мартышкой фотографировались и безуспешно пытались покорить, как неизвестную высоту. Мартышка не сдавалась и хранила вселенское молчание.  

Далее выяснилось, что монумент – дело рук питерского художника Дениса Прасолова, а символизирует он всех животных, принимавших участие в освоении космоса. Информации стало больше, но ясности не прибавилось. 

Обезьян Латвия, равно как и все постсоветское пространство, в космос не отправляла. Почему тут, почему такая большая, почему черная, наконец? На все вопросы ответ был: «Да ну чего вы. Все равно скоро уберут». 

Убрать статую животного из парка обещали к концу октября прошлого года. Тем не менее время шло, а Сэм продолжал стоять на прежнем месте.

Руководствуясь чеховской сентенцией про ружье, рижане начали искать подвох. Если бы автор «Черного квадрата» Казимир Малевич узнал, сколько скрытых смыслов было усмотрено в десятиметровой мартышке, он удавился бы от зависти. 

Начали, как водится, с неграждан, с легкой руки проведя параллели между цветом ее морды и словом «негр», которым сами себя называют неграждане. 

Попытавшись подтянуть геолокацию Сэма к близости российского консульства, конспирологи споткнулись о посольство Украины, и обезьянка заиграла новыми красками. Но и там ничего толкового не получилось. Примат подсказок не давал и стрелять отказывался наотрез, равно как и уходить с насиженного места.

Причина оказалась банальной: у творцов просто оказалось недостаточно средств для демонтажа. 

Не растерявшись, они сделали финт ушами и широким жестом подарили свое творение столице. Столица хмыкнула и от подарка отказалась, постановив убрать обезьянку до конца апреля. Художники загрустили. 

На какое-то время о мартышке забыли, лишь изредка интересуясь, когда она уже уедет. Все неопределенно разводили руками. Сэм стойко перенес зиму. Начался 2017 год. Растаял снег, и мартышка снова заиграла своей вызывающей белизной, раздражая недоброжелателей.

Первым не выдержал руководитель совета по памятникам от Рижской думы Оярс Спаритис. Он заявил, что обезьяна портит внешний вид города и вообще хватит уже. 

Но, как выяснилось, в конце апреля денег у художников не прибавилось. Зато оказалось, что если самоуправление вздумает убрать обезьяну самостоятельно, то художники сочтут это актом вандализма.

Так прошел первый год жизни Сэма в парке Кронвальда. По популярности среди туристов он давно обогнал Александра Сергеевича, который скромно затерялся в глубине того же парка. Самоуправление ждет действий от творцов, творцы отмалчиваются, высокое искусство продолжает оставаться бельмом на глазу у части коренного населения города.

А мне все-таки кажется, что пока все искали в мартышке чеховские мотивы, невольно проворонили метафоры Крылова. Сэм прекрасно выполнил функцию зеркала, показав, как можно нарушать закон, сидя ровно на месте. Хотя, может я и перемудрил с замыслом художника.

Если честно, никогда не понимал современное искусство. Хотя обезьяна все равно красивая.

Оригинальная статья
Обсуждение ()
keyboard_arrow_up