Чемодан Чемодан

«Я воспринимала эмиграцию как приключение»: Латвия — Дания

0  

Арина, 23 года. В 2006 году в возрасте 13 лет вместе с родителями переехала жить в Данию. Поменять место жительства не было ее личным решением. Решение за нее приняли родители.

Да, я хотела уехать. Мне было интересно. Папа к этому времени работал и жил в Дании уже пять лет. Устроился там. Мы с мамой жили в Латвии, он приезжал время от времени. Потом было решено, что мы все должны жить в Дании, что я там должна учиться и прочее. Это, правда, не было сказано напрямую.

Всё звучало дипломатично: посмотрим, как там живут, как там вообще, хорошо или не очень, понравится нам или не понравится. И я воспринимала это как приключение. Кому в тринадцать лет не нравятся приключения?!

Я до сих пор не знаю, хитрила ли мама, когда мне так говорила, или нет. Собирались ли мы на самом деле оставаться в Дании или только приглядеться. Моя мама всегда готова к любому исходу ситуации. В итоге приехали. Всё кругом мне было очень интересно: всё другое, чужое, непохожее на то, к чему я привыкла в Латвии. Дети другие, учителя другие, всё другое. Мне трудно объяснить...

«Кому в тринадцать лет не нравятся приключения?!»«Кому в тринадцать лет не нравятся приключения?!»

Первые трудности

Мы переехали летом, был конец июня. У меня было время осмотреться, просто хорошо провести время с семьей. Начали искать школу. Тут начались трудности. Мы не знали принятую в Дании систему и пытались действовать, как привычно в Латвии, — пошли сами по школам. Возьмите нас, пожалуйста! Мы — хорошие! Оказалось, что в Дании нужно обращаться заранее в коммуну (самоуправление). И там они уже, смотря по тому, в каком районе ты живешь, направляют тебя в школу. Сначала я ходила в специальную школу, где учила датский язык.

Хорошо помню свой первый школьный день. Меня поставили перед классом и сказали: «Ну, рассказывай, кто ты, откуда, как и что?» У меня дрожали коленки от страха. Разговаривали со мною на английском. Я его знала откровенно слабенько. Было страшно.

Общаться между собой на родном языке нам в школе запрещали даже на переменах. И это понятно. Нас сильно заставляли говорить по-датски, что тоже логично.

В этом классе было около пятнадцати детей разных национальностей: один чех, филиппинцы, таиландцы, японки, сомалийцы. Русскоговорящих было только двое: я и еще одна девочка из Питера.

Ломки у меня не было. Я не кричала: «Мама, увезите меня отсюда!» Я держалась. Мама вспоминает, что я была спокойна, хотя в первый вечер после своего школьного дня, как только пришла из школы, то тут же пошла спать. До того сильно была измотана. Очень устала.

Без русского так странно!

Конечно, я понимала, что в Дании все говорят по-датски. Но всё равно было необычно осознавать, что никто вокруг не говорит по-русски. Я каждое утро добиралась в школу на автобусе и страшно боялась, что у меня кто-нибудь что-нибудь спросит. В общем, чувство некоторой беспомощности присутствовало. Теперь вспоминать забавно. Но все кругом улыбались. Там все улыбаются! Все! Понимаете? Это помогало. Окружающие меня достаточно хорошо воспринимали, что я такая какая-то «другая».

Два года проучилась в специальном языковом классе (надо было выучить язык на том уровне, чтобы я могла общаться), а потом меня отправили в обычную датскую школу. А там дети уже были коренными датчанами. Я единственная была приезжей... И меня не приняли. Не сложилось.

Почему?

Просто датчане — закрытые люди в плане отношения к чему-то новому и чужому. А я была для них новая и чужая. И вообще дети сами по себе довольно жестокие существа. Я для них была непонятной и говорила с акцентом...

Потом в класс приходили новички-датчане, своих они принимали нормально: свои, всё хорошо.

Подружек у меня не было. Я плакала. Еще и с учительницей не повезло, невзлюбила она меня. Она игнорировала и меня, и моих родителей. Показывала свое пренебрежение и холод. В общем, я так отмучилась года два... Не повезло! Маме с папой я ничего не говорила. Мама недавно только обо всём узнала и огорчилась: что же ты мне ничего не сказала? А я не хотела родителям добавлять проблем. Я считала, что могу справиться сама.

Оценки у меня были такие: письменно — отличные, а устные (когда оценивают твою активность на уроках) — не очень. Это естественно: когда ты не сильно уверен в себе, то лишний раз не высовываешься. Обстановка не располагала... Я молчала.

Общаться между собой на родном языке нам в школе запрещали даже на переменах.png«Общаться между собой на родном языке нам в школе запрещали даже на переменах»

Родители — мои друзья!

Но у меня была отдушина. Моей поддержкой всегда была моя семья. У нас очень дружная семья — мои папа и мама. Мы много времени проводим вместе. Мы понимаем друг друга, мы любим друг друга. Мы сплоченные по-настоящему. Причем через два этих кошмарных года я пошла в гимназию. И всё наладилось. Там были учителя, которым я нравилась. Ученики, которые меня приняли. Все они тоже были датчанами. Но почему-то с ними уже всё было по-другому. Если я даже что-то не очень правильно скажу по-датски или чего-то не знаю, то для них уже ничего страшного в этом не было — подсказывали, помогали.

То ли я изменилась (адаптировалась, интегрировалась), то ли просто с возрастом все умнеют (шире взгляд на жизнь). Я до сих пор тесно общаюсь с некоторыми одноклассниками по гимназии.

Теперь я учусь в университете. Языка хватает, но хочется всё же улучшать свои знания. Однако хороших, верных друзей из среды коренных датчан у меня нет. Есть хорошие знакомые, хорошие приятели. Но близких друзей среди них нет. Близких друзей вообще много не бывает. У меня близкие друзья — мои родители. Близкое общение с ними. Им можно рассказать всё на свете.

Да и сами датчане между собой как-то не особо сильно дружат. Мною не было замечено. Какие-то они в основной своей массе эгоисты-индивидуалисты. А может быть, мне так кажется. Есть исключения! Есть отличные ребята. Но у них не принято показывать свои эмоции, как-то ими в открытую делиться. Разговоры поверхностные, на серьезные темы не принято говорить — дурной тон. Свои личные проблемы тоже не принято обсуждать. Встретились — поговорили о погоде, о магазинах, ни о чём. И как тут стать близкими друзьями?

Кстати, о политике говорят много: знают все местные партии, всех местных политиков и уже в школе учатся вести политические дебаты.

Здесь живет много русскоговорящих. Мы находим друг друга по интернету. Есть порталы общения, есть русские сообщества, которые проводят различные культурные мероприятия для соотечественников. На возраст здесь не смотрят, дружат разновозрастные люди. У меня есть хорошие знакомые, которым под пятьдесят, и мы всё равно на одной волне и понимаем друг друга. Я после окончания гимназии взяла паузу, не сразу пошла учиться в университет, и получилось так, что целый год говорила только по-русски. Теперь надо наверстывать упущенное: отвыкла говорить по-датски.

Арина и Арина

Порою думаю о том, что было бы, если бы родители меня не увезли из Латвии. Затрудняюсь ответить. Наверное, Арина, которую увезли, всё же отличалась бы от Арины, которая осталась в Латвии. Наверное, глупо об этом вообще думать. Если бы да кабы, то... Все знают поговорку. Возможно я бы не была такой смелой, даже чуть-чуть нагловатой, какой мне пришлось стать. Потому что по-другому было никак! Почему не я?! Почему я не могу? Могу! Ты пытаешься здесь себя всё-таки реализовать, несмотря ни на что. Я мотивирована найти себе место под солнцем.

По Латвии, конечно, поначалу скучала сильно. Скучала по одноклассникам, по подружкам (у меня в Латвии очень хорошие подруги остались, мы до сих пор дружим). Жалко, что они не здесь, не в Дании... Скучала по латвийской еде.

Просто здесь даже у самых обычных продуктов какой-то другой вкус. Не объяснить — другое и всё. Вкус, цвет.

Сначала было дико, теперь привыкла. Когда бываем в Латвии, то обязательно с собой в Данию накупаем творожных сырочков, сыра, хлеба. Здесь есть «русские» магазины, но всё равно — не то!

Что меня здесь действительно удручает: рядом нет подруг, таких, знаете, душевных, которым расскажешь все свои самые сокровенные секреты. Хочется такую подружку рядом! Не всё потеряно: сейчас буду учиться, будут новые люди...

Меня до сих пор мучает вопрос, кем и чем мне быть в профессиональном плане. Я решила, что пока самое подходящее и перспективное, что я смогу использовать в своей дальнейшей жизни, обширное такое занятие — маркетинг и сервис. Думаю, что на этом поле я в итоге что-нибудь подходящее себе найду. Хочется чего-нибудь креативного.

В Латвии всё такое... маленькое...

Вернуться в Латвию? Нет. Я, когда приезжаю к бабушке в гости (в Латгалию), то всегда удивляюсь: мне кажется, что вокруг всё такое маленькое... Всё очень милое, всё очень родное, но всё такое маленькое... Масштабы не те. Все друг друга знают.

А Ригу я вообще не люблю. Не знаю почему. И вообще в Дании свободы выражения больше, консерватизма меньше. Другие ощущения: хоть в трусах ходи, никто и глазом не поведет.

Конечно, в трусах мы ходить не будем. Да и таких прохожих на улицах здесь нет. Но само ощущение свободы действий ценно.

«Вернуться в Латвию? Нет»«Вернуться в Латвию? Нет»

В Дании я получила больше внутренней и внешней свободы. Чему, безусловно, рада. Я знаю хорошо английский и датский языки, помню латышский язык, естественно, русский — мой родной язык. Я могу свободно ездить по миру без языкового барьера. У меня есть возможность заработать себе на жизнь и на развлечения. Я сейчас учусь и подрабатываю как бебиситтер (смотрю за шестимесячной девочкой). Хорошая девочка, такая милая. И теперь есть памперсы!

Датчане раньше о Латвии и не слышали. Теперь уже в курсе (здесь много студентов из Балтии — достаточно умные и образованные люди). Не только знают, где находится Латвия, но даже бывали в ней. У них хорошие впечатления. Говорят, что красивая природа, красивый город Рига. Никогда ничего плохого о Латвии от датчан не слышала.

Датские нравы

Какие особенности датской жизни веселят: например, здесь у многих датчан есть огороды. Это модно — огородики небольшие, но есть. Вот сейчас мы с моим молодым человеком живем в обычной копенгагенской многоэтажке, так даже у нас во дворе есть огороды. 

Здесь их может завести всякий, кто этого желает, на специально отведенном месте. Сажают, поливают, пропалывают, никто чужих посадок не трогает, ничего не ломает. Всё цивилизованно. Дом большой, подъездов двадцать. Это у датчан хобби такое. Конечно, это совсем не огромные огороды, к которым привыкли в Латвии или России. Здесь культ экологически чистой еды, в большом почете занятия спортом. Датчане на это готовы тратить очень много денег.

Развлекаюсь я здесь по-разному. Хожу на концерты, на дискотеки. Моя мама очень любит музыку, у нее много знакомых музыкантов. Здешние музыканты — это очень демократичная среда. Все хорошо общаются, приятельствуют, не делясь на нации и национальности. Мы часто бываем на каких-то квартирных, маленьких концертах. Очень интересно! Но, кстати, здесь как-то нет модных клубов. Они не сильно на это обращают внимание. В Латвии клубы круче... В ноябре в Копенгагене откроется русский ресторан — ждем.

У нас есть «Русский дом». Там завсегдатаи — люди постарше. Молодежи ходит немного. И я одна из них. Но там душевно, мне нравится.

Проводят различные мероприятия, празднуем русские праздники. Моим родителям жить в Дании нравится, они построили здесь свой собственный мир, довольны.

Моя жизнь — это учеба, работа и семья. Живу самостоятельно. Сама себе стираю, готовлю, зарабатываю, оплачиваю жилье. Завела себе собачку, маленькую. Погода всегда немного мрачная. Первое, что я замечаю, когда приезжаю в Латвию, — что нет ветра! Ветер в Копенгагене сильнее, здесь всегда ветрено — ветер решает, какая прическа у тебя сегодня будет... Влажность сильнее. Дожди. Зима бывает разная. Рождество чаще без снега.

Я — русская из Дании

Акцента у меня не появилось. Русский язык — мой родной язык. Я люблю русский язык. Говорим на нём в семье, с моими друзьями из Прибалтики и России. Но вот заметила, что начинаю вставлять в речь датские слова — такие, какие по смыслу мне кажутся более подходящими, лучше звучащими именно на датском в данном контексте.

«Я — русская из Дании»«Я — русская из Дании»

В Латвию приезжаю где-то раз в два-три года. Еду к бабушке, к подружкам. Когда приезжаю, то всегда восхищаюсь всем, что я вижу: как у вас тут хорошо! Всё такое удобное, маленькое, милое. Люди добрые. Помогают. Даже какой-то тупой вопрос задаешь, и все с такой радостью отвечают. Милые кафешки, чистые улицы. У меня, видно, предрасположенность к изучению языков: когда приезжаю в Латвию, то как-то само собой вспоминаю латышский язык. Могу говорить, понимаю. Меня вообще не пугает, говорить ли на латышском, говорить ли на датском...

Будущее — думаю, думаю... Может быть, поеду пожить по миру. Посмотреть, как в других странах живут.

И есть один не очень приятный нюанс — мне кажется, что Дания перестает быть безопасной для проживания. Здесь становится всё больше приезжих из мусульманских стран. Раньше я здесь чувствовала себя более защищенной.

Данию я люблю, хорошо к этой стране отношусь. Я русская из Дании родом из Латвии. Мне здесь хорошо. Я не копаюсь в себе, принимаю реальность такой, как она есть, и нахожу хорошее в «здесь и сейчас». 


Другие истории эмигрантов

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...