Контекст

«Последнюю печь мы строили уже для себя»: как нацисты пытались скрыть следы преступления в Бабьем Яру

0  
Источник изображения: Общий вид места расстрела в Бабьем Яру. 1943 г.

Из протокола допроса в КГБ в качестве свидетеля участника сожжения трупов в Бабьем Яру Я. Капера

23 мая 1980 г.

Осенью 1942 года меня в числе других заключенных посадили в автомашину-«душегубку» и отвезли в Сырецкий концлагерь, который располагался рядом с Бабьим Яром. Из этого лагеря было хорошо видно, как гитлеровцы по два-три раза в неделю привозили людей в Бабий Яр и расстреливали их.

В августе 1943 года в лагерь приехали сотрудники зондеркоманды, стали группами отбирать заключенных и отправлять в Бабий Яр. Всего было отобрано по группам свыше трехсот человек, в числе которых был и я.

По прибытии в Бабий Яр, всех нас заковали в кандалы и заставили выкапывать и сжигать трупы людей, расстрелянных в сентябре 1941 года и в последующее время.

Для сжигания трупов нами, под руководством офицеров зондеркоманды, строились специальные печи следующим образом. Привозились памятники из городского кладбища и укладывались ровным квадратом, на них накладывались тавровые балки, на балки клали кладбищенские ограды, затем слой дров и на них рядами укладывали трупы, обливали нефтью. В таком порядке укладывали на одну такую печь не менее 2000 трупов и поджигали.

Другие группы заключенных продолжали извлекать трупы специально приспособленными для этого крючками и баграми и укладывать их на другие печи. На каждой печи трупы горели больше суток.

 Кости, остававшиеся после сожжения, мы, по требованию гитлеровцев, дробили трамбовками, просеивали через сетки, перемешивали с песком и рассыпали по оврагу. В процессе сожжения извлеченных нами трупов из ям, я видел, как в овраг неоднократно приезжала автомашина-«душегубка», останавливалась на несколько минут с работающим мотором, а затем мы выгружали трупы задохнувшихся людей и бросали в горящие печи.

Иногда в таких случаях люди еще были с признаками жизни, но их также бросали в огонь, откуда слышались крики и стоны.

Были случаи, когда привозили в Бабий Яр живыми, расстреливали в овраге, и трупы их затем также сжигались. В Бабьем Яру я и другие заключенные находились около двух месяцев, и за это время было сожжено не менее 120 000 трупов, при этом я исхожу из того, что, по личным наблюдениям, упомянутых печей было не менее 60.

Последнюю печь мы строили уже для себя, так как были обречены на смерть.

Вместе с тем, находясь под сильной охраной гитлеровцев в созданных ими тяжелых условиях, мы готовились к побегу.

Жили мы все в одной вырытой землянке, которая имела один дверной проем, а вместо двери была металлическая решетка с кольцами для навесного замка. В процессе извлечения трупов из ям, фашисты заставляли нас вытаскивать из них золотые зубы и другие ценности. В этот период я нашел среди трупов ключ, который подошел к замку нашей землянки. Другие товарищи подбирали инструменты, которыми можно было разбить оковы.

29 сентября 1943 года мы, расковавшись за прошедшую ночь, перед утром открыли замок и с криком бросились на охрану. Фашисты подняли тревогу и начали расстреливать восставших из автоматов и пулеметов.

Нас тогда спаслось около 15 человек.

Выкапыванием и сжиганием трупов в Бабьем Яру руководил офицер СС Топайде, кто был непосредственным организатором расстрелов мирных советских граждан в сентябре 1941 года, мне неизвестно.

 

Источник:  Бабий Яр: человек, власть, история

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...