Контекст

Русские живут здесь уже тысячу лет: как русское купечество Эстонию покоряло

0  

В крупных городах Эстонии еще со средневековья жили русские купцы, так как она представляла собою важное звено в постоянно растущей морской торговле между Русским государством и Западной Европой.

В Таллине уже в XIII в. была православная церковь с гостиным двором. Во второй половине ХV в. в Таллине, Тарту и Нарве значительно возросла доля русского населения, что было связано с развитием производства и торговли в самой России.

Русские ремесленники, рыбаки и огородники стали производить все больше продукции, возросла активность русских торговцев, которые разъезжали по всей Эстонии, добираясь даже до небольших поселков и деревень.

В Таллине русские останавливались в особой части города, здесь в 1410–1422 гг. они построили свою новую церковь. В Тарту основная часть русского населения проживала в районе, который в то время именовался «русским концом», а находившиеся там ворота — «русскими городскими воротами». Рядом располагался и русский рынок. Много русских проживало в пригороде, где на левом берегу реки Эмайыги вырос большой поселок и было построено специальное помещение для торговли с русскими.

В Тарту имелись две русские церкви: одна для новгородцев, другая для псковичей. Под одной крышей с церковью находилось специальное помещение, так называемая гридница, в которой купцы устраивали собрания, пиршества; здесь же были и подвалы, где они держали свои товары.

После 1559 г. крупнейшим в Эстонии торговым центром и портовым городом становится Нарва.

Начиная с ХVIII в. русские купцы уже вовсю торговали в Эстонии так называемыми «русскими товарами» — среди них были русское полотно, грубая шерстяная ткань, меха, птичье перо, конская сбруя, различные текстильные и кожаные изделия, которые на месте не производились; свечи, мыло, точила и точильные бруски, соленая и копченая рыба, икра, пшеничная мука и т. п.

Для эстонского крестьянства и городских низов деятельность русских купцов означала возможность приобретать такие товары, какими немцы вообще не торговали, а также покупать все необходимое по более низкой цене.

В 1770 г. в Таллине было зарегистрировано 68 русских купцов; кроме них насчитывалось четыре мясника, четыре свечника, три пирожника и четыре огородника. В Тарту постоянно торговали 20 русских лавок. В Пярну русские купцы, рыбаки и ремесленники образовали даже самостоятельный пригород под названием Слобода. В Нарве в третьей четверти ХVIII в., наряду с купцами-немцами, которых было более 40 чел., насчитывалось примерно 50 русских лавочников, державших торг «русскими товарами».

В первой половине XIX в. таллинские купцы были разделены на три гильдии в зависимости от размера капитала, 1% от которого они ежегодно платили государству. В 1806 г. в первой гильдии были одни только немцы; во второй наряду с немцами были уже несколько русских купцов (например, Василий Шумиков и Савва Дементьев). Особенно много русских было в третьей гильдии. В 1850 г. первым русским купцом первой гильдии стал Федор Чернягин, а спустя три года — вдова Ефима Холостова, Мария Александровна.  

В 1809 г. в пригородах Таллина насчитывалось более 1 тыс. владельцев недвижимости, из них 515 — русских (51,5%).

Они строились в основном вдоль малозаселенного Нарвского шоссе и были в массе своей мелкими собственниками.

В конце ХVIII в. в Эстонии начинает зарождаться мануфактурная форма текстильной промышленности. В 1801 г. богатый купец Овсянников основал на одном из таллинских предприятий красильню, которая выполняла главным образом заказы петербургских и таллинских купцов, поставлявших на предприятие некрашеную хлопчатобумажную ткань. Там работало 40 вольнонаемных русских рабочих. В области бумажной промышленности одним из наиболее крупных предприятий была Ряпинская мануфактура. В начале XIX в. на ней работало 50 русских крепостных крестьян. На стекольное производство и на обжиг кирпича выписывались квалифицированные рабочие из различных городов России.

Пребывание в одном государстве, естественно, вело к расширению связей между эстонцами и русскими, причем особенно устойчивыми и многоплановыми становятся культурные связи. Большое значение при этом имела близость Петербурга.

Образцы русской архитектуры оказали заметное воздействие на характер градостроительства в Эстонии.

 

Источник:  Федосова Э. От беглых староверов к государственной колонизации. Формированиерусской диаспоры в Прибалтике (XVIII–XIX вв.).

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...