×
Контекст

История повторяется: 100 лет назад Польша при помощи украинских националистов уже пыталась получить украинские земли. И ей это удалось

Симона Петлюру можно назвать одним из главных неудачников Гражданской войны. Осенью 1919 года войска Украинской народной республики (УНР) были разгромлены белогвардейскими силами, а сам главный атаман, еле державшийся на ногах, бежал в Варшаву, подавленный, в запачканной грязью потрепанной одежде. План строительства украинского национального государства на территории Украины потерпел крах. В эмиграции у Петлюры уже не было ни денежных средств, ни государственной территории, ни армии. Он отчетливо понимал, что возвращение на Украину возможно только на чужих штыках. Во многом от безысходности председатель Директории УНР согласился на альянс с Юзефом Пилсудским, который лелеял надежды на возрождение Речи Посполитой и мечтал о буферном, марионеточном украинском государстве, которое заслонило бы Польшу от России.

21 апреля 1920 года Петлюра и Пилсудский заключили в Варшаве договор о военном союзе против большевиков. Поляки обязывались освободить Украину от Красной армии и отдать ее главному атаману, которого они собирались жестко контролировать. Тот, в свою очередь, согласился с проведением государственной границы по реке Збруч и признавал за Польшей территории Галичины и Волыни (бывшие владения Австро-Венгрии и Российской империи). Впрочем, союз с поляками не только не укрепил позиции Петлюры, а, скорее, еще более их пошатнул. Соглашение с Пилсудским осудили все украинские политические силы за рубежом. Украинская эмиграция оказалась возмущена решением лидера УНР отдать территории. Комизма ситуации придавал тот факт, что ни Петлюра, ни существовавшая весной 1920-го лишь на бумаге УНР по сути не имели к Галичине и Волыни ни малейшего отношения.

После окончания советско-польской войны и подписания Рижского мирного договора 18 марта 1921 года УНР окончательно прекратила существование в качестве реального государственного образования.

Значительная часть заявленных ею земель отошла к Советской Украине, а Восточная Галиция, западная Волынь и Подляшье — к Польше. Деятелям УНР не оставалось ничего другого, как объявить о создании «правительства Украины в изгнании». Поначалу оно декларировало довольно агрессивные намерения. Так, на осень 1921 года эмигранты планировали вторжение в УССР с целью организации всенародного восстания против большевиков. В случае успешного начала кампании Пилсудский обещал Петлюре направить в зону боев польские войска. Попытки интервенции действительно произошли, но были достаточно быстро сведены на нет частями РККА под командованием Григория Котовского и Виталия Примакова.

Источник: оригинальная статья

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
«Пустили собаку. Слышим — она их рвет. И кровь сверху закапала...»: как советские спецслужбы зачищали дома с бандеровцами
26 мая
Был у меня очень хороший товарищ — Медянкин Иван Матвеевич 1924 года рождения. Его убили 15 марта 1950 года. Сволочи... Он был участковым уполномоченным в селе Орихивчик (Бродовський район, Львовская область). Утром позвонил председатель сельского совета, сообщил, что в селе лежит труп. Но не сказал, чей. Выехала опергруппа... Медянкин.
Бей своих, чтоб чужие боялись: за просьбу об отпуске бандеровцы карали удушением
24 мая
Бей своих, чтоб чужие боялись. Этот принцип националисты активно воплощали в жизнь. Вот лишь один пример, взятый из оуновского* документа «Вести с мест»:
«Гиена Европы» снова на охоте: Польша претендует на Западную Украину
4 июня
Специальная военная операция России привела к существенным изменениям в мире. Многие эксперты и аналитики гадают, чем закончится противостояние, какими будут границы Украины и не перестанет ли она существовать как государство вообще. Пока идут кровопролитные бои в Донбассе, некоторые страны незаметно стремятся извлечь выгоду из конфликта. Одной из них является Польша, у которой есть богатый исторический опыт на данном поприще.
Танкисты давили бандеровцев как колорадских жуков на огороде: вспоминает ветеран, служивший на Западной Украине
23 мая
Из воспоминаний связиста Михаила Тимофеевича Ерлина, служившего на Западной Украине после войны.
Новости партнёров