Дайджест

«Сибирская кладовая» нуждается в социальном развитии

 

Север Прибайкалья – территория уникальная во всех смыслах. Даже провальный для мировой экономики 2020 год не остановил здесь появления новых производств. Минувшей осенью в окрестностях верхнеленского города Усть-Кута стартовало строительство завода полимеров – крупного проекта Иркутской нефтяной компании.

Для многих Сибирь представляется хоть и богатой, но просто кладовой ресурсов или даже обиднее – сырьевым придатком. Однако завод в Усть-Куте опровергает этот стереотип. Ведь сложнейшему технологическому объекту предстоит не качать топливо, а на месте производить полиэтилен. Продукт с высокой добавленной стоимостью. В цифрах это 650 тысяч тонн товарной продукции ежегодно, полторы тысячи рабочих мест и рост ВРП Иркутской области на 6%.

Тем не менее как эту грандиозную стройку, так и действующие производства прибайкальского севера, пополняют в основном вахтовики. А местное население продолжает неуклонно убывать. Хотя «местные» в подавляющем большинстве – никакие не аборигены. Это потомки в первом и втором поколении людей, которые полвека назад приехали из всех уголков Советского Союза строить БАМ, Усть-Илимскую ГЭС и покорять сибирскую тайгу.

В отличие от них, вахтовики едут лишь на время. Трудятся вдали от семей, что никак не способствует полноценному труду и отдыху. И мечтают, заработав денег, поскорее покинуть суровый край. Почти на всех предприятиях севера Иркутской области складывается парадоксальная ситуация. Им приходится оплачивать командировки и временное проживание приезжих, в то время как сами северяне покидают малую родину.

Наверное, причина не только в сорокоградусных зимних морозах? Какие шаги принимают власти, чтобы север Прибайкалья не превратился окончательно в безлюдный край с редкими островками вахтовых поселков? Эти вопросы мы задали представителям тех самых «северов».

Николай Труфанов – председатель комитета по собственности и экономической политики Заксобрания Иркутской области. Кроме того, он возглавляет в регионе общественную приемную председателя партии «Единая Россия». По площади избирательный округ Николая Степановича – ни много ни мало 43% территории Прибайкалья. В его «вотчину» входят самые северные и малонаселенные районы.

Николай Степанович уверен, что промышленное развитие территории невозможно само по себе, в отрыве от социальной инфраструктуры. Вроде бы мысль очевидная. Однако стереотипы о «сибирской кладовке», которую проще «осваивать» (выгребать) вахтовым методом, присущи, увы, и многим «элитам».

Поэтому Николай Труфанов делает всё возможное, чтобы на верхних этажах власти столь близорукий взгляд поменять на пристальный. Он надеется если не обернуть вспять, то хотя бы остановить бегство с «северов». А для этого у людей должен быть не только «длинный рубль». Тем более, который ежедневно съедают столь же длинные цены. Например, литр молока в поселке Мама стоит 220 рублей.

Как известно, самое ценное в жизни – здоровье. Пандемия коронавируса лишь обострила хрупкость человеческого бытия. Строительство инфекционных корпусов в Усть-Куте и Братске является оперативным реагированием на эту напасть, в котором объединили силы региональная власть и крупный бизнес (ИНК и «РУСАЛ»). Однако людям по-прежнему требуется лечение и профилактика от всех болезней, а не только от Covid-19 и внебольничной пневмонии. Николай Труфанов уверен, что здравоохранение северных районов Прибайкалья должно стать лучшим в регионе. И это не только вопрос новых корпусов больниц и современного оборудования.

Катангский районКатангский район

Проблема дефицита медицинских кадров стоит здесь острее, чем где-либо

- По тому же Усть-Куту в местных поликлиниках и больницах укомплектованность кадрами всего 46%, – пояснил нам депутат, – что означает нехватку свыше 100 специалистов!

Отсутствие узких специалистов–медиков для жителей севера оборачивается не только проблемами со здоровьем. Приходится отправляться в Иркутск. А это уже расходы на транспорт, и немалые. Например, по прямой от областного центра до Киренска 657 километров, а до Бодайбо – 882! Само собой, речь идет об авиаперелетах. Учитывая гигантские расстояния и разбросанность депутатского округа, Труфанов более всех коллег заинтересован в субсидировании авиаперевозок для граждан.

- На 2021 год в список субсидируемых маршрутов добавились перелеты Иркутск–Киренск–Иркутск, – рассказал Николай Степанович. – Из областного бюджета выделено 43,5 миллиона рублей. Опять-таки, часть проблемы решили, но надо двигаться дальше.

Беспокойство областного парламентария разделяет и мэр Катангского района Сергей Чонский. Кстати, район – самый обширный в регионе. По площади он больше таких стран, как Греция, Болгария или Венгрия. Зато население – 3 тысячи 300 человек – как жильцов в одном блочном многоквартирном доме где-нибудь в Иркутске.

- Для Катанги наличие комплекса медицинских услуг на месте – не просто необходимость, а залог самой жизни, – объяснил мэр. – У нас немалую часть года сообщение с большой землей только по воздуху! А если экстренный случай? Мы сейчас начинаем строительство нового стационара районной больницы с проектным бюджетом в 320 миллионов. Событие очень значимое для всего района. Но следом нужно решать другой вопрос. Ведь больница – не только здание, но, прежде всего, – врачи!

Чтобы привлечь врачей, нужно их жизнь и работу на севере сделать привлекательной. В этой нехитрой истине уверены наши собеседники. Из реализуемых для медиков мер – строительство и приобретение жилья. Причем, оно в Иркутской области распространяется не только на врачей, но и на педагогов.

Сделан серьезный шаг и на федеральном уровне. С 1 января 2021 года врачам, приезжающим в районы Крайнего Севера, установлена единовременная выплата до 2 миллионов рублей. Медицинские работники среднего звена смогут получить до 1 миллиона рублей.

- Это востребованное государственное решение, – подытожил Николай Труфанов, – Надеюсь, уже в ближайшее время мы увидим его положительный эффект для всей северной медицины.