Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

«Ключевая идея Трансатлантического партнёрства США – захват Европы»

Автор: Иван Костенков

«Ключевая идея Трансатлантического партнёрства США – захват Европы»

03.10.2016  // Фото: terranuova.it

Трансатлантическое партнёрство (TTIP) между США и ЕС может стать одним из самых секретных и одновременно самых масштабных современных соглашений крупнейших экономик мира. В преддверии очередного раунда переговоров Евросоюза и США по концепции Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства, который состоится 3 октября в Нью-Йорке, портал RuBaltic.Ru узнал о рисках для Прибалтики от заключения данного договора у доктора экономических наук профессора Ханона БАРАБАНЕРА:

– Ханон Зеликович, почему страны Прибалтики поддерживают TTIP и какие выгоды от этого соглашения получит экономика этих стран?

– За Трансатлантическим партнёрством совершенно однозначно и нескрываемо стоят Соединённые Штаты. Страны Балтии, и в этом смысле Эстония одна из первых, совершенно чётко ориентируются и получают определённые указания, как жить, с улицы Кентманни (место расположения посольства США в Эстонии – прим. RuBaltic.Ru). В этой ситуации даже неважно, получит ли Прибалтика что-либо дополнительно от этого партнёрства чисто экономически. Я очень сомневаюсь в этом.

Посольство США в ТаллинеПосольство США в Таллине

Дело в том, что американцы добиваются партнёрства не для того, чтобы обмениваться товарами и экспортно-импортными потоками. Они совершенно однозначно наметили освоить европейский рынок, и они идут по этому пути. И не случайно достаточно развёрнутая характеристика того, что есть это партнерство, какие структуры, какие задействованы капиталы, для широкой публики остаётся почти неизвестной. Совершенно понятно, что там есть развёрнутая концепция, определены направления действий как экономических, так и политических. И за этим стоит, на мой взгляд, серьёзная стратегическая концепция. 

У древних греков был миф «Похищение Европы». Так вот, ключевая идея TTIP – захват и похищение Европы.

То есть, на Ваш взгляд, для Европы не будет положительных моментов от TTIP вообще?

– На самом деле, в начале будут определённые товарные потоки. Возможно, будут даже какие-то инвестиции. Перенос автомобильных заводов или ещё что-то. Но дело в другом: мир сейчас вступил в период турбулентности, в период перекройки. Сейчас идёт попытка захватить те или иные позиции.

Европа может превратиться в провинциально-колониальное захолустье АмерикиЕвропа может превратиться в провинциально-колониальное захолустье Америки.

Началась эта перекройка с того, что был похоронен – причём кто-то говорит, что это был объективный процесс, но я категорически не согласен – Советский Союз. Похоронен уже и СНГ: на последней встрече из одиннадцати стран присутствовало только семь. И в этой ситуации американцы совершенно чётко поставили задачу: захватить Европу. Почему именно сейчас? В Европе активно начинают проявляться позиции самостоятельного мышления и самостоятельных установок. Даже то, что звучит о европейской армии. И в этих условиях, я думаю, США чётко понимают, что возможно пробить вот эту идею о ТТIP.

То есть в данном случае можно говорить о том, что США боятся потерять контроль над Евросоюзом и поэтому так настаивают на подписании TTIP?

– Дело в том, что Европейский союз вобрал в себя не до конца совместимые государства. И сегодня это начинает проявляться. Я сейчас не говорю о Вышеградской группе, не говорю даже о Венгрии или о южных странах. Но мы совершенно чётко видим, что монолита Европы сегодня нет. И если это пустить на самотёк, то может оказаться в ближайшее время, что Америка здесь будет восприниматься как чужеродный организм. А в рамках нынешней перекройки мира Штаты намерены не допустить этого.

– Вы упомянули о несовместимых государствах в составе Евросоюза. Например, Франция против TTIP, но страны Балтии поддерживают подписание договора. Откуда такой контраст мнений внутри ЕС?

– Самая радикальная часть Европейского союза – это три страны Балтии и Польша. Их радикализм прежде всего направлен против России, против установления нормальных экономических и культурных взаимоотношений между ЕС и Россией. Это совпадает с ключевой и генеральной линией политики США. 

Совершенно очевидно, что такие страны, как Франция или Италия, сегодня «сеньоры» в ЕС. Германия пытается быть «суперсеньором». Если произойдёт то, что намечают американцы, то эти страны потеряют свои главенствующие позиции.

Протесты в Германии
Протесты в Германии: услышит ли недовольных немецкое руководство или фрау Меркель и дальше продолжит вести сомнительную игру в убыток своему государству?

Франция чрезвычайно щепетильно относится к своему суверенитету и к своему месту в ЕС. Она скорее придерживается доктрины де Голля, которая сводилась к одному: Франция – самостоятельная страна независимо от того, в какие блоки и союзы она входит, и она сама определяет своё место на карте мира. И не случайно Шарль де Голль провозгласил Европу от Лиссабона и до Владивостока. И сегодня некоторые говорят: «Кто такая мадам Ле Пен?» Её партия стала приобретать достаточно высокие позиции, потому что они говорят, что продолжают дело де Голля. Они за независимую Францию. И это одна из составляющих той турбулентности, которая сегодня закручивается в Европейском союзе. В этой ситуации Прибалтийским странам кажется, что их позиции будут достаточно сильны, если они будут продолжать политику русофобии, будут близки со Штатами, останутся проводниками их политики.

– Если обратиться к вопросам, более близким к обычному жителю Прибалтики: как Вы думаете, TTIP повлияет на местных производителей и с/х сферу ЕС? Ведь основная критика TTIP состоит в том, что на местные рынки придут крупные корпорации, с которыми сложно конкурировать…

– Когда начинают говорить о том, как повлияет на рынки TTIP, говорят о видимой части айсберга. Задача этого проекта гораздо более высокого уровня. Она не сводится к чисто экономическим проблемам. Представьте себе рынок Европы – 500 млн человек. Технологические позиции во многом у американцев выше, чем в Европе. Это возможность огромных инвестиций. Де-факто, доллар – это не контролируемая никем, кроме США, валюта. Мало того, что она национальная валюта, она ещё и международная валюта. И эмиссия доллара не подотчётна никому, в том числе и американскому правительству. 

Эмитирует доллар не правительство, а содружество частных компаний. Вот в чём ведь дело!

США строят новую пирамиду
TTIP — это геостратегический шанс укрепить трансатлантическое пространство, а также построить новую финансовую пирамиду.

Почему лоббисты TTIP фокусируют внимание окружающих на чисто экономической проблематике? Это для того, чтобы простой человек сказал бы: «Ребят, а чем плох TTIP? Ведь сюда придут американские товары, сюда придут американские машины, и если они будут дешевле наших, дешевле шведской Volvo, чем это плохо?» То есть это обращено к простому человеку. А решения эти не только и не столько экономические – это стратегическая политическая доктрина. Хотя, признаюсь, я и хотел бы ошибиться в этом…

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.