Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

500 дней антироссийских санкций: что приобрела Латвия?

Автор: Олег Мирославов

500 дней антироссийских санкций: что приобрела Латвия?

06.04.2016  // Фото: dcdn.lt

Возвращение к уровню торгово-экономического сотрудничества с Россией шестилетней давности, резкое снижение транзита российских грузов через латвийские порты, полная утрата ёмкого российского продовольственного рынка сбыта, падение недвижимости и рост безработицы – всё это является закономерным итогом антироссийских санкций.

В предпринимательском сообществе растёт недовольство текущей политикой латвийских властей на российском направлении. Из-за санкций бизнесмены второй год подряд продолжают терпеть убытки.

По итогам 2015 г. товарооборот между Латвией и Россией сократился на 40% и составил в денежном выражении 7,9 млрд долларов США (2014 г. – рекордный показатель в 13,5 млрд долларов США при росте товарооборота в 20%). Основные убытки пришлись на пищевую, рыбоперерабатывающую, лёгкую промышленность, а также сферу транзитных перевозок.

По данным Министерства земледелия Латвии, молочные хозяйства потеряли 60 млн долларов США, а экспортёры сельскохозяйственных и продовольственных товаров – около 170 млн долларов США (РФ – 25% всех продуктовых поставок).

Сельское хозяйство

Ущерб рыбоперерабатывающей промышленности в связи с российским запретом на импорт консервов из Латвии с июня 2015 г., по оценкам министра земледелия Яниса Дуклавса, составил ориентировочно 120–240 млн долларов США, что вызвало самую высокую отраслевую безработицу (каждый второй).

Ощутимый удар пришёлся и на логистические перевозки, где транзит российских грузов через порты Латвии сократился на 15%. Если учесть, что в отраслевом разрезе ВВП на долю транспорта и логистики приходится 12% (в 2015 г. ВВП – 29 млрд долларов США), то потери в сфере транзита могли составить более 50 млн долларов США.

Также пострадала и сфера туризма. Туристический поток из России по итогам 2015 г. сократился на 35% – 110 тыс. чел (2014 г. – 312 тыс. чел). С учётом того, что в среднем один россиянин пребывал в Латвии в течение 5 дней и тратил порядка 540 долларов США, потери индустрии могли составить около 60 млн долларов США (всего россияне ежегодно оставляли латвийской экономике порядка 170 млн долларов США).

Туризм

Строительный сектор по итогам 2015 г. также оказался под давлением. Было зафиксировано падение спроса по всем сегментам рынка. В результате сокращения покупательской способности россиян ввиду международных санкций, а также изменения латышскими властями правил получения вида на жительство, резко упал спрос на недвижимость. По данным исследовательской компании Latio, количество сделок в Риге упало на 12%, общая сумма сделок – на 22%, в результате чего рынок «потерял 100–120 млн долларов США». В Юрмале из-за решения местных властей отменить проведение традиционных ежегодных российских крупных культурных мероприятий (музыкальный фестиваль «Новая волна», «КВН») спрос на недвижимость сократился на треть. В итоге самый дорогой сегмент рынка в виде новых проектов, эксклюзивных домов и домов под коммерческую застройку, которые пользовались большим успехом в основном у россиян, вообще продемонстрировал негативную динамику развития.

Таким образом, только по вышеперечисленным секторам экономики потери составили ориентировочно 650 млн долларов США, то есть порядка 2,3% от ВВП страны.

Вместе с тем МИД Латвии в итоговом докладе за 2015 г. приводит следующие экономические выкладки по потерям: 72 млн долларов США (0,25% ВВП) из-за российского эмбарго, 175 млн долларов США (0,6% ВВП) ввиду экономического спада в самой России.

Даже официальные данные свидетельствуют о большой зависимости латышской экономики от текущей макроэкономической ситуации в России. Если для Москвы спад ВВП и сокращение прямых инвестиций некритичны в силу диверсифицированного промышленного комплекса и наличия крупных золотовалютных резервов, то для Риги такие издержки едва ли приемлемы. Эти финансовые потери, по оценкам аналитиков, могут в ближайшее время привести к 50-тысячному сокращению рабочих мест (ориентировочно 4% трудоспособного населения).

О том, насколько важна Россия для экономики Латвии, можно судить по градусу дискуссии в местной предпринимательской среде в связи с заявлением «Российских железных дорог» о начале ремонтных работ из-за «плохого состояния железнодорожных путей между двумя странами». Латвийские власти оперативно оценили потери Рижского порта от остановки транзита в 150−170 млн долларов США (каждый миллион тонн переваленного через портовую инфраструктуру российского угля – всего 14–15 млн т – приносит Латвии примерно 12 млн долларов США) и направили собственную делегацию на сочинский Международный инвестиционный форум. Латыши по итогам переговоров в России заявили о том, что Москва не намерена ограничивать транзит российского угля. Вместе с тем перевалка угля в Рижском порту за 2015 г. сократилась на 3% (400 тыс. т) до 13 млн т.

РЖД

Дела в Вентспилсе, во втором по величине порту Латвии, обстоят ещё хуже. Там «нечем заменить десятки миллионов тонн российских грузов». Прямым следствием санкций стало 50-процентное (до 1,3 млн т) падение перевалки угольных грузов на портовом терминале «Baltic Coal Terminal», чьим поставщиком являлась «дочка» попавшего под западные санкции российского предприятия «Уралвагонзавод» (контролирует предприятие «Шахта Заречная»). Российская компания также была вынуждена сократить инвестиции в совместные проекты в Елгаве по созданию сборочного производства грузовых вагонов (планировалось инвестировать ориентировочно 24 млн долларов США для создания 300 рабочих мест).

Всё это наглядно свидетельствует об удельном весе сферы транзитных грузоперевозок в формировании национального ВВП (20–25%). Характерной особенностью латвийского экономического сегмента грузоперевозок является высокая доля транзита в общем объёме грузов – до 90%. Необходимо также учитывать, что портовая инфраструктура и связанные с ней компании являются крупнейшими налогоплательщиками в бюджет страны, а также работодателями не только для транзитной сферы, но и других смежных отраслей. Помимо прочего, этот хозяйствующий комплекс содержит по определению убыточную пассажирскую железную дорогу, субсидируя её перевозки.

По сути, от того, как обстоят дела в транзитной сфере, зависит общее самочувствие всей латвийской экономики.

Сегодня из-за переориентации ввиду западных санкций российского транзита на собственную портовую инфраструктуру, а также целенаправленной политики местных властей по ограничению российских инвестиций экономика Латвии явно испытывает трудности.

Все разговоры политиков о том, что «свято место пусто не бывает», и о приходе на смену российским компаниям китайских, с которыми в настоящий момент идут переговоры, рассчитаны на простого обывателя и являются абсолютно несостоятельными.

Проблема Латвии заключается в том, что она оказалась на обочине лоббируемого Вильнюсом транспортного коридора, который должен стать частью глобального экономического проекта по транзиту китайских грузов в Европу. Литва в силу своей географии и наличия современной логистической инфраструктуры в Клайпеде, а также многолетнего успешного опыта сотрудничества с Минском претендует на роль транзитёра китайских товаров в Скандинавские страны и Северную Европу с помощью курсирующего между Белоруссией и Литвой контейнерного поезда «Викинг». Викинг

С учётом строительства Пекином на территории Белоруссии индустриально-промышленной особой экономической зоны «Великий камень», чья продукция будет ориентирована на европейский экспорт, Литва становится основным региональным логистическим игроком по её отгрузке. Всё это грозит в будущем обернуться ещё большими потерями для латвийской экономики.

Продление антироссийских санкций ЕС лишь будет способствовать ещё большему давлению на испытывающую трудности латвийскую экономику. Россия, несмотря на текущие трудности, всегда была, есть и останется одним из основных торговых партнёров Латвии. Как показывает история, искусственно возводимые стены, как в прямом (Латвия строит 90-километровую стену на границе с РФ), так и в переносном смысле, рано или поздно демонтируются пришедшими к власти здравомыслящими политиками, движимыми в первую очередь национальными интересами во благо процветания и благополучия собственных граждан, а не тёплыми кабинетами в Брюсселе и денежными подачками Еврокомиссии и США.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.