Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Четверг
08 Декабря 2016

ЕС движется к новому финансовому кризису

Автор: Александр Носович

ЕС движется к новому финансовому кризису

15.07.2016  // Фото: oboi-na-stol.com

Финансовые проблемы Евросоюза остаются нерешёнными и нерешаемыми. К уже ставшим хроническими проблемам долгов Южной Европы и необходимости кормить Восточную Европу добавляются новые вызовы: Brexit, финансовая поддержка Украины, навязывание Соединёнными Штатами TTIP. Очередная фаза обострения старых и появление новых болезней европейской экономики вызовут в Евросоюзе системный финансово-экономический кризис.

Если летом 2016 года все в Европе обсуждают Великобританию, то летом 2015 года все в Европе обсуждали Грецию. Год назад в Европейском союзе не было более важной темы, чем проблема греческого долга. Тогда эта проблема была урегулирована (но не решена) принятием третьей международной программы помощи Греции в размере до 86 миллиардов евро. Перспектива дефолта греческой экономики была отсрочена на несколько лет, при этом ни одна из проблем, приведших Грецию к катастрофической ситуации, не была решена.

Спустя год греческая экономика находится в таком же удручающем состоянии, что и годом ранее. «Хотя банки недавно были рекапитализированы, низкое качество активов остаётся проблемой. Moody's ожидает увеличение безнадёжных кредитов в 2016 году до уровня, близкого к 40%», – пишет о нынешней финансовой ситуации в Греции рейтинговое агентство Moody's. Суверенный долг Греции в этом году составит 183% от ВВП. По завершении действия третьей программы международной помощи Греции в стране начнётся третья (после 2010-го и 2015 годов) фаза обострения греческого долгового кризиса.

Аналогичные греческой проблемы сохраняются в других странах Южной Европы. В Италии соотношение государственного долга к ВВП в прошлом году составляло 132%, в Португалии – 128%, на Кипре – 108%. Государственный долг примерно равен внутреннему валовому продукту или превышает его и в ряде стран Западной Европы – Бельгии, Ирландии, Франции. Однако у этих стран (а также Италии) сохраняются возможности обслуживать свой суверенный долг за счёт экономического роста и увеличения экспорта, тогда как экономики Испании, Португалии, Греции и Кипра так и не оправились от кризисов 2008–2013 годов и в случае нового кризиса вновь не смогут обслуживать свой государственный долг и окажутся на грани дефолта. И вновь (как в 2010–2011 годах) их национальные кризисы перерастут в общеевропейский долговой кризис, потому что эти страны по-прежнему находятся в зоне евро и не могут использовать инструмент девальвации.

Брюссель и выступающая генеральным спонсором европейской интеграции Германия снова окажутся перед дилеммой: либо исключать неплатёжеспособные страны из еврозоны, либо снова оказывать им финансовую поддержку.

У каждого решения есть свои плюсы и свои минусы. Исключение из еврозоны хронически больных Греции и Португалии усилит единую европейскую валюту, но ослабит европейскую интеграцию: не только нанесёт по ней ещё один (после Brexit) имиджевый удар, но и ослабит контроль Брюсселя за странами-членами, которые вернут себе финансовый суверенитет и возможность проводить независимую монетарную политику. Продолжение кредитования безнадёжных должников – это финансовое бремя для европейской экономики, которая и так уменьшится после выхода из Европейского союза Великобритании, дававшей 15% общеевропейского ВВП.

Одновременно с южноевропейскими должниками у ЕС сохраняется столь же хроническая и нерешаемая проблема Восточной Европы. Большинство стран этого региона неспособны к самостоятельному экономическому существованию и находятся на «искусственном дыхании» еврофондов. После вступления в Евросоюз «новой Европы» на её интеграцию и выравнивание в уровне развития со старыми членами ЕС из общего брюссельского бюджета было выделено 160 миллиардов евро (финансовый период 2005–2012 годов). Однако выравнивания в развитии не произошло: в составе ЕС деградация экономик Болгарии, Румынии, Латвии или Литвы не только продолжилась, но даже ускорилась.

К настоящему времени Восточная Европа вместо полноценной части Евросоюза окончательно превратилась в депрессивную экономическую периферию Западной и Северной Европы, и дальнейшие финансовые вливания в этот регион уже никто не решится назвать инвестициями. Это исключительно дотации, которые никогда не «отобьются». Нежизнеспособная экономически Восточная Европа – это бездонная бочка, в которую придётся бесконечно и безвозвратно вливать еврофонды.

Если страны «старой Европы» во главе с Германией придут к выводу, что гарантированные рынки труда и дешёвая рабочая сила из Восточной Европы не стоят расходов на выживание Болгарии, Румынии и Прибалтики, то дотации этим странам прекратятся и они должны будут выживать сами, даже если останутся в ЕС.

Решение о радикальном урезании еврофондов, скорее всего, будет принято при принятии нового семилетнего бюджета ЕС в 2020 году. Когда при большом расширении ЕС в 2004 году создавалась программа кохезии (выравнивания), никто не говорил, что эта программа будет действовать вечно. Наоборот, она изначально предполагает временный характер. В таком случае 16 лет – это более чем достаточный срок для проведения политики кохезии в жизнь. При принятии нового семилетнего бюджета ЕС будет объявлено, что эта политика, какими бы ни были её итоги, своё дело сделала, и Фонд кохезии, Европейский социальный фонд и Европейский фонд регионального развития ввиду этого упраздняются. И дальше уже Польша, Румыния, Венгрия, Словакия и Прибалтика и другие будут выживать самостоятельно.

Снятие с довольствия «новых европейцев», исключение из еврозоны Греции и других стран PIGS или усиление давления на правительства стран с целью добиться от них большей бюджетной дисциплины (в этом месяце Еврокомиссия уже развернула процедуру введения санкций против Испании и Португалии) и другие жёсткие меры становятся неизбежными в условиях, когда к хроническим застарелым болезням европейской экономики добавляются новые проблемы.

Самая актуальная из новых проблем, разумеется, Brexit. Британская экономика была второй крупнейшей экономикой ЕС, а Лондон остаётся одним из глобальных финансовых центров. После выхода Великобритании из ЕС европейцам придётся искать новый источник дешёвых легкодоступных финансов и урезать бюджет ЕС за счёт вычитания из него доли Великобритании.

Другая проблема – поддержка Украины. Масштаб экономических, социальных, административных (коррупция) проблем Украины при её размерах и количестве жителей таков, что для Евросоюза Украина является бездонной бочкой, сопоставимой по объёму со всей уже принятой в ЕС «новой Европой». Но если курс на европейскую интеграцию Украины будет подтверждён, то европейцам ничего не останется, кроме как вливать деньги в эту бездонную бочку. Та же проблема, хоть и в меньших масштабах, стоит в отношении других сегодняшних кандидатов на членство в ЕС – Грузии, Молдавии, Западных Балкан.

Третья проблема – проект Трансатлантического торгово-инвестиционного партнёрства. Если американцам и их группе влияния в Центральной и Восточной Европе всё-таки удастся навязать Европе Соглашение о TTIP, то это подорвёт и без того слабую и проблемную европейскую экономику.

Таким образом, очередная фаза обострения старых и появление новых болезней европейской экономики неизбежно вызовут в Европе системный финансово-экономический кризис.

Итог этого кризиса будет обычным для всех кризисов: сильные выживут, слабые отсеются. Германия и Франция освоятся в новой реальности или построят эту реальность под себя. Бенилюкс, Скандинавия, Австрия и Италия к ним присоединятся. Англия как была в Европе последнюю тысячу лет, так и останется кошкой, которая гуляет сама по себе (возможно, из-за нарастающих экономических проблем Европы и маячащего впереди кризиса британские элиты и провернули спецоперацию с референдумом). Чехия выживет за счёт экономической интеграции с Германией, Словения – с Италией.

Но что будут делать восточные окраины Евросоюза, когда им перережут
дотации и если закроют рынок труда? Как они будут выживать в новых суровых
реалиях? Это остаётся загадкой.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Рига — мировая столица газетных уток

Рига — мировая столица газетных уток

Возьмите новейшую, вполне проверенную информацию из России! Восстание четырех миллионов татар под руководством Нарым-хана! Красными войсками сдан Сталинград, они отступают к Царицыну! Дедушка Дуров назначен наркомом земледелия! Максим Горький ведет беспризорных на Харьков!