Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Литва «усовершенствует» газовое законодательство

Автор: Олег Мирославов

Литва «усовершенствует» газовое законодательство

18.10.2015  // Фото: goodvin.info

Литовские власти в условиях стабильного падения потребления газа промышленными предприятиями и домашними хозяйствами принялись за «усовершенствование» газового законодательства.

В стране с 2010 г. наметилась стабильная тенденция сокращения потребления объемов газа с 1,8 млрд куб. м до 1,3 млрд куб. м в 2014 г. (сокращение на 30%). В связи с ухудшающейся экономической ситуацией многие промышленные производства либо стали сокращать свои мощности, либо, как в случае с крупнейшим потребителем газа – концерном по производству азотных удобрений Achema (ориентировочно 1 млрд куб. м), и вовсе перенесли часть производств в Финляндию. В итоге потребление газа снизилось, а текущие издержки на обслуживание плавучего терминала СПГ остались прежними.

Чтобы обеспечить спрос на более дорогой, по сравнению с российским трубопроводным, норвежский газ, власти Литвы обязали крупные промышленные предприятия закупать четверть голубого топлива у терминала.

Но это оказалось полумерой на фоне торможения литовской экономики (почти 50%-е падение темпов роста ВВП: 2014г. — 3%, 2015г. — 1,9%).

Власти активизировали поиск дополнительных источников финансирования текущих издержек «Независимости»: по договору с норвежской Hoegh LNG, плата за аренду судна в день составляет 189 тыс. долларов США, в год — 68,9 млн долларов США, а за 10 лет — 689 млн долларов США.

Новая правительственная инициатива предлагает всем разделить эти расходы. По замыслу министра энергетики Рокаса Масюлиса, расходы распределятся не только на производителей энергии, но и на всех потребителей, которым будет предложено заплатить за возможность использовать больше газа, — даже если они сегодня в этом не нуждаются.

В пользу безальтернативности такого решения министерство энергетики привело свои расчеты, согласно которым в противном случае цены на отопление в Вильнюсе могут повыситься на одну пятую, так как «издержки СПГ будут распределены на меньший круг потребителей и прежде всего лягут на плечи поставщиков тепла и Lietuvos energija».

Вместо упразднения прописанных в законе «О терминале СПГ» нерыночных норм государственного регулирования внутреннего газового рынка и приведения местного законодательства в соответствие с европейскими требованиями литовские власти пытаются латать бюджетные дыры за счет увеличения налоговой нагрузки на бизнес. Государственное вмешательство в регулирование уже стало предметом жалобы Литовской газовой ассоциации (ЛАГ) в Еврокомиссию о притеснении прав потребителей и поставщиков. По мнению ЛАГ, закон «О терминале СПГ», а также другие документы, связанные с его реализацией, идут вразрез с законодательством ЕС, в котором зафиксировано, что «потребитель имеет право на свободный выбор своих поставщиков. Более того, поставщики имеют право на свободное обеспечение потребителей». Как не раз подчеркивали эксперты ЛАГ, государственное принуждение потребителей покупать через терминал не менее четвертой части необходимого газа «ограничивает конкуренцию на рынке, формируя определенные права только для одного представителя газового рынка — оператора регазификационного терминала».

Сегодня Литва получает основной объем газа в рамках долгосрочного контракта с «Газпромом» (истекает в конце 2015 г.), а также заключенного пятилетнего контракта с норвежской компанией Statoil на ежегодную поставку литовскому терминалу СПГ 540 тыс. куб. м.

Когда стало ясно, что энергетическая «независимость» от России обернулась более высокими ценами на голубое топливо, литовские власти предприняли попытку прощупать почву, запустив местную экспертную дискуссию: мол, если цены на российский газ окажутся ниже, готова ли Норвегия снизить цену на газ? Ответ пришел от норвежского министра по делам ЕС и европейского экономического пространства Видара Хельгесена. Он не исключил, что «поставляемый норвежской Statoil сжиженный газ может оказаться дороже, чем предлагаемый российским «Газпромом»». Отвечая на вопрос о том, как себя будет вести Норвегия, если «Газпром» снизит свои цены и Литве станет не выгодно покупать газ у Statoil, политик четко дал понять, что государство «придерживается принципа невмешательства в ценообразование». То есть коммерческий контракт является предметом деятельности хозяйствующих субъектов: бизнес есть бизнес.

В условиях продолжающегося сокращения объемов потребления газа в стране Вильнюс вынужден по условиям контрактов продолжать закупать невостребованные докризисные объемы газа. Все это создает дополнительные бюджетные риски и ведет к увеличению налоговой нагрузки на бизнес, что в конечном итоге отражается на коммунальных платежах жителей Литвы.

Вот и приходится литовским властям заниматься новаторством по спасению энергетической «независимости», возлагая всеобщую обязанность по ее содержанию на всех без исключения.

Новое распределение издержек, по мнению главы энергетического ведомства Р.Масюлиса, позволит «снизить отопительные цены в крупных городах на 4%, а также отказаться от государственного субсидирования квот убыточных теплофикационных мощностей, а также электростанции в Электренай».

В словах министра есть повод усомниться, так как еще в прошлом году литовские власти заверяли население в том, что ввод в строй терминала не отразится на расценках жилищно-коммунальных услуг. На следующий день после перевода городских теплосетей на принудительную форму закупки газа у терминала в Вильнюсе на 7% выросли цены на отопление. Представитель городских теплосетей Vilniaus energijа Нериюс Микалаюнас заявил: «С 1 марта в цене стала отражаться цена газа, который мы покупаем на терминале СПГ. Поскольку это самый дорогой газ на рынке, он стал причиной подорожания тепла. У Lietuvos dujų tiekimas мы покупаем более дешевый газ, что снизило цену. Поскольку на терминале СПГ в обязательном порядке мы должны покупать около 65% газа, а у Lietuvos dujų tiekimas — 35%, если все сложить, цена на отопление в марте увеличилась».

Заявление министра о сворачивании финансовой помощи электростанции в Электренай, которую в 2012 г. президент Литвы Д.Грибаускайте открывала с помпой, позиционируя ее в качестве флагмана литовской электроэнергетики для «обеспечения энергетической независимости» от России, является официальным признанием ее неэффективности.

На строительство нового современного газотурбинного энергоблока мощностью 450 МВт (25% всей вырабатываемой электроэнергии) по линии ЕС было выделено 370 млн евро. Вместе с тем блок с момента его ввода так ни разу и не включался на полную мощность. На 2014 г. блоку была установлена квота в 0,7 ТВт (2013 г. — 1,4 ТВт). Все эти годы работа нерентабельного блока поддерживалась государственными субсидиями из специального фонда, формируемого из отчислений тарифицируемой конечной стоимости электроэнергии, которую платят все потребители (ориентировочно 300 млн евро).

Спустя два года литовские власти, «повысив надежность электроэнергетической системы ввиду ввода в эксплуатацию электрических соединений со Швецией и Польшей», отказываются от поддержки флагмана электроэнергетической независимости, что, по словам министра, позволит бюджету сэкономить 50 млн евро. Р.Масюлис в связи с завершением прокладки электрического соединения NordBalt со Швецией (интегрирует Литву в Североевропейскую электроэнергетическую биржу Nord Pool Spot (NPS)), также выразил уверенность в снижении в ближайшее время цен на электричество для жителей страны на 7%.

Вот только электрические соединения со Швецией и Польшей не гарантируют Литве надежность электроэнергетической системы, так как интеграция Вильнюса в NPS означает рыночный принцип формирования стоимости электроэнергии в литовском сегменте биржи, а значит, и связанные с этим риски колебания цен (сезонный фактор, дефицит предложения и т.д.).

Прямые долгосрочные контракты с РФ на поставку электроэнергии обеспечивали Литве не только стабильные цены, но и прогнозируемость, которая лежит в основе любой бизнес-модели развития деятельности.

В пользу уязвимости Литвы говорит и статистика сетевого оператора Ligrid, согласно которой средняя цена на электроэнергию в зоне торговли Литвы на бирже NPS на прошлой неделе была 64,9 евро за мегаватт-час (на 53% выше, чем на прошлой неделе, и на 16% выше, чем за аналогичный период прошлого года).

Литовским властям надо отдать должное в способности выбивать из Брюсселя под лозунгом борьбы за энергетическую независимость от РФ дорогостоящие нерентабельные проекты, которые после успешного освоения инвестиций через некоторое время признаются неэффективными. Возможно, после электроэнергетического флагмана Электренай последует газовый флагман — СПГ-терминал. Вот только все эти экономические авантюры вряд ли понравятся европейским налогоплательщикам.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.