Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Экономика Латвии: из «здоровой стагнации» в «здоровый кризис»

Автор: Александр Носович

Экономика Латвии: из «здоровой стагнации» в «здоровый кризис»

16.06.2015  // Фото: http://finiq.ru/

Банк Латвии зафиксировал остановку роста национальной экономики, однако его президент Илмар Римшевич не видит в сложившейся экономической ситуации проблемы, называя её «здоровой стагнацией». Экс-премьер Латвии, заместитель председателя Еврокомиссии по вопросам евро и социального диалога Валдис Домбровскис для улучшения дел в экономике вовсе предлагает повышать налоги: с такими руководителями, как отцы «истории успеха», «здоровая стагнация» в Латвии скоро может перерасти в «здоровый кризис».

«Ни то ни сё» — новое слово в макроэкономическом анализе. Именно такой формулировкой президент Банка Латвии Илмар Римшевич описал экономическую ситуацию в стране, назвав её «здоровой стагнацией». «Здоровая стагнация» это тоже латвийское ноу-хау в экономической науке: что-то вроде «лечебная болезнь» или, например, «радостное горе». Потому что как таковая стагнация — это застой производства и торговли на протяжении длительного периода, сопровождающийся ростом безработицы, падением покупательной способности и уровня жизни населения.

Иными словами, это вялотекущий экономический кризис, и наличие такого кризиса признал глава Банка Латвии, назвав его почему-то «здоровым».

В чем проявляется этот вялотекущий кризис? Вероятно, в том, что 24% жителей Латвии по социологическим данным собираются эмигрировать и работать за рубежом и уже предпринимали для этого какие-либо практические шаги. Четверть населения из Латвии уже уехала, прежде всего, в период кризиса, теперь же, в период «истории успеха», стать трудовыми мигрантами планируют еще четверть. В латвийском обществе доминирует социальный пессимизм: только 4% жителей Латвии считают, что дела в экономике страны идут хорошо. Эту субъективную оценку социально-экономической ситуации подтверждают данные объективной статистики: согласно Eurostat, треть граждан Латвии подвержена риску бедности и социальной маргинализации — самый высокий показатель в Евросоюзе.

Грузооборот латвийских портов в 2015 году упал на 4% по сравнению с 2014 годом, сократилась загруженность латвийских железных дорог как грузовыми, так и пассажирскими перевозками (количество пассажиров, например, сократилось за год на 70 тысяч человек). Правда, ВВП Латвии все еще растет: в 2014 году рост составил 2,4%. Однако это самый низкий показатель за посткризисный период: при таких темпах роста латвийская экономика так никогда окончательно и не восстановится после катастрофического падения 2008 года.

Помимо общей неразвитости и системных проблем латвийской экономики есть и текущие конъюнктурные причины неблагоприятной экономической ситуации. О них свидетельствуют латвийские же официальные источники. В начале 2014 года Банк Латвии прогнозировал, что рост ВВП в 2014 году будет 4%, как и год назад. Однако в июне в связи с украинским кризисом и влиянием на экспорт и отдельные отрасли народного хозяйства Латвии введённых против России экономических санкций прогноз снизился с 4% до 3,3%. Затем Россия ввела ответные санкции против стран ЕС, вводивших санкции против нее, поэтому в сентябре прогноз Банка Латвии стал ещё более пессимистичным, опустившись до 2,9%. В декабре же прогноз опустился до 2,8%, в итоге рост ВВП за 2014 год составил 2,4% — почти в два раза меньше ожидавшегося. В начале нового года Банк Латвии спрогнозировал рост ВВП в 2015 году на 2%. Однако это было до запрета Россией латвийских шпрот...

То есть нынешнее падение экономики связано с внешнеполитическими решениями правительства, которое не просто присоединилось к требованиям санкций против России, но и было в этом отношении в числе самых активных в Европе.

В более широком смысле с качеством управленческих кадров связана вся безрадостная социально-экономическая ситуация в Латвии последних лет. Достаточно посмотреть, какие решения для выхода из «здоровой стагнации» предлагает правящая элита. Президент Банка Латвии Илмар Римшевич среди причин падения экономики называет перерыв в освоении структурных фондов ЕС из-за того, что государство не подготовило достаточно проектов. Вот он, уровень «стратегического» мышления латвийской элиты: для оздоровления экономической ситуации нужно еще больше дотаций ЕС, нужно активнее привлекать внимание Центра к маленькой бедной Латвии, чтобы он ей еще больше отстегивал — еще больше тех 20%, которые составляют в структуре ВВП брюссельские дотации.

Впрочем, гораздо дальше Илмара Римшевича идет его бывший начальник: заместитель председатель Еврокомиссии по вопросам евро и социального диалога, экс-премьер Латвии и создатель «истории успеха» Валдис Домбровскис. Глава Банка Латвии хотя бы высказывался против повышения налогов, потому что предприниматели должны знать, как планировать свою работу, тогда как Домбровскис повысить налоги ради победы над кризисом предлагает как нечто само собой разумеющееся. «В целом налоговое бремя в Латвии в пересчете на доходы бюджета к ВВП — одно из самых низких в Европейском союзе. Это само по себе порождает проблемы — мало доходов от сбора налогов для финансирования различных отраслей», — заявил экс-премьер.

Звучит как экономическая фантастика? Но ведь так уже было при том же Домбровскисе: в числе мер по выходу из кризиса 2008 года его правительство одновременно урезало зарплаты, пенсии и прочие социальные выплаты, и повышало налоги. Такой антикризисный менеджмент добил латвийскую экономику окончательно: от «восстановления» она пострадала не меньше, чем от самого кризиса — достаточно сказать, что за несколько лет правления команды Домбровскиса из 2-миллионной Латвии уехало 100 тысяч человек трудоспособного населения. Правда, членам этой команды данное обстоятельство не помешало заявить об «истории успеха»: ведь они все сделали правильно, по учебникам, и брюссельские экономисты оценили этот факт.

«Мы видим, что уезжают в основном люди до 45 лет, самого активного возраста, умные, работящие, в том числе специалисты с хорошим образованием, которые не находят себе здесь применения. Это чувствуют и порт, и город, — говорит вице-мер Риги и директор Рижского свободного порта Андрис Америкс. — При этом, заметьте, управленческий аппарат остается неизменным. Если думать о повышении конкурентоспособности Латвии, то первым шагом должно быть сокращение административного ресурса. У нас уйма министерств, агентств, разных учреждений, и все это — на 2 миллиона населения! Но ни у кого нет политической воли, чтобы принять какие-то разумные решения!».

То есть латвийскую экономику и Латвию в целом губят её правящие кадры: невероятно раздутый бюрократический аппарат, во главе которого стоят люди с кругозором мышления как у председателя колхоза. Правители страны, не способные для выхода экономики из кризиса предложить ничего лучше, как выбить из бизнеса побольше налогов, а из Брюсселя — побольше дотаций.

Самое интересное в этих правителях то, что они никогда не признают своей неэффективности и, чем хуже будет ситуация в стране, тем громче они станут кричать о своих достижениях на руководящих постах. Вчера это называлось «история успеха», сегодня это называется «здоровая стагнация», завтра это будет называться «здоровый кризис».

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.