Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Удар балтских богов: Литва заступила за красную черту Беларуси?

Автор: Виктор Светлов

Удар балтских богов: Литва заступила за красную черту Беларуси?

17.05.2016  // Фото: stopress.ru

Если посмотреть непредвзято на литовскую внешнюю политику, то можно прийти к выводу, что нынешние правители Литвы в действительности являются наследниками древних кунигасов времён Великого княжества и даже старше. Несмотря на весьма скромные размеры государства и его реально незначительный вес на международной арене, официальный Вильнюс настроен весьма воинственно в отношении своих соседей. Причём зачастую это желание подраться очень сложно объяснить с точки зрения здравого смысла. Возможно, литовская власть следует заветам неизвестных волхвов, состоящих в тесной связи с балтскими богами, а возможно, агрессивная внешняя политика – своеобразная самозащита и попытка обратить на себя внимание окружающего мира, подобно старческим капризам взбалмошного пенсионера.

Вымышленный мир литовского бастиона

В разные времена Литва представала перед народами планеты в образах борца за демократизацию Беларуси, главного евроинтегратора для Украины, не говоря уже о том, что сознательными усилиями властей смысл существования прибалтийской республики сведён к «бастиону Европы» на пути азиатского российского варварства. Недоброжелатели, конечно, клевещут, что подобную героическую роль литовская элита играет не столько по своей воле, сколько по указанию «вашингтонского обкома», который нуждается во внешнем фоне для легализации развёртывания наступательной группировки НАТО в Прибалтике. Однако в литовском случае, видимо, в наибольшей степени справедлива формулировка А. С. Пушкина: «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад».

То есть литовские лидеры не только радостно приняли к исполнению предложенное задание, но ещё и сами поверили в необычайную важность и даже некий мистический смысл возложенной на них миссии.

Иначе чем можно объяснить заявления достаточно адекватных на вид литовских политологов, одетых, как положено в XXI веке, в костюмы с галстуками, о том, что «Вильнюс может составить конкуренцию Москве»? При этом зачем Вильнюсу конкурировать с Москвой и чем это чревато, похоже, никто в Литве всерьёз и не задумывался.

Вполне логично, что существование на правах «европейского бастиона» в окружении врагов требует постоянной мобилизации населения вокруг идеи защиты родной крепости. Поэтому, несмотря на внешне карликовый характер, в литовском обществе весьма велика роль различных спецслужб, деятельность которых покрыта мраком секретности и служебной тайны, что, в свою очередь, позволяет время от времени выдавать на публику различные шпионские романы. Хотя, честно говоря, эти новеллы о рыцарях плаща и кинжала, которые ежегодно издаются под видом докладов литовского ДГБ, больше похожи на истории советских подростков про чёрный-чёрный гроб в чёрной-чёрной комнате. Естественно, градус конфликта надо постоянно повышать и с этой целью, помимо врагов внешних, нужно искать врагов внутренних. Такими врагами периодически выступают представители национальных меньшинств, особенно поляки, нелояльные журналисты и различные местные «предатели», осмелившиеся поставить под сомнение целесообразность существования в формате бастиона и (о ужас!) сам факт евроатлантического выбора Литвы.

Новый враг у ворот

В последнее время, помимо традиционных склок с Россией, у литовских конспирологов во власти появился ещё один объект приложения усилий. С приближением даты парламентских выборов в Сейм в среде бомонда существенно активизировалась дискуссия вокруг строительства белорусской АЭС, которую литовская власть выбрала в качестве очередной страшилки для населения крепости. Прагматичные белорусские эксперты пробуют найти в этом деле некий смысл экономической конкуренции: мол, перед вступлением в ЕС Литву вынудили закрыть АЭС советского типа в Игналине, а проект собственной «европейской» АЭС в Висагинасе накрылся медным тазом. Но эти соображения лишь отчасти справедливы в своём холодном рационализме, так как не принимают во внимание загадочную душу современного литовского кунигаса. Да, действительно, есть определённая экономическая зависть к более успешным соседям, есть и трезвый расчёт политической борьбы, когда тем же консерваторам за неимением лучших результатов нужно показать избирателю хотя бы борьбу с белорусским мирным атомом, который якобы смертельно угрожает Литве. Однако есть и ещё кое-что, выходящее за рамки простого понимания и, очевидно, доступное только сознанию человека, время от времени практикующего сеансы транса под священным дубом. При этом речь идёт не столько об идеологии осаждённой крепости, сколько о вере в реальность её существования.

Литовские элиты сами поверили в реальность происходящего и фактически развязали информационную войну против одного из основных экономических партнёров своей страны, который, по сути, никогда и ничем Литве не угрожал.

Более того, Беларусь всегда сквозь пальцы смотрела на шашни литовских специальных служб с белорусской оппозицией в Вильнюсе, Каунасе и других городах, видимо понимая, что литовским чекистам тоже нужно немножко американских денег детишкам на молочишко.

Как и многое во внешней политике Литвы, смысл очередного драчливого обострения малопонятен, ведь строительство АЭС остановить нельзя, а вот всерьёз испортить отношения с Беларусью можно. Почему? А потому, что в своей активности литовцы вышли за пределы внутреннего поля, где им можно пить пиво с белорусскими радикалами и набирать политические баллы за счёт имитации респектабельной картинки процветающего уголка Европы на фоне «серого тоталитарного режима» в Минске. Внутренние литовские дела никогда не привлекали особого внимания мирных белорусов, команду «последнего диктатора» всегда интересовал только транзит, инвестиции и торговля. Сейчас всё выглядит несколько иначе. Используя своё влияние на сеть т. н. неправительственной (т. е. связанной с другими правительствами) прессы (а благо все эти ребята бывали на семинарах западных фондов в Вильнюсе), литовцы запустили на белорусское поле ряд провокационных сообщений, которые на специфическом языке информационной войны принято называть идеологическими диверсиями.

Сначала вся «сеть» независимых СМИ публиковала выдержки из доклада литовских спецслужб, изнывающих от назойливых белорусских шпионов, а дальше и вовсе была распространена бездоказательная информация о некой катастрофе на строительной площадке БелАЭС.

По классике дезинформации, белорусскому послу в Вильнюсе вручают ноту в связи (внимание!) с «возможной аварией». То есть первым, как всегда, было слово, а потом литовский МИД на весь мир осудил белорусов за преступление, в реальности которого и сам не уверен. Но это уже не важно: как говорится, то ли ты украл, то ли у тебя украли, главное, что Беларусь и БелАЭС прозвучали в определённом контексте. При этом внешний фактор вторичен, а наибольшее раздражение вызывает тот факт, что в обществе, пережившем Чернобыльскую трагедию, извне пытаются реанимировать страх перед атомной энергетикой. Примечательно, что на предложение белорусского руководства посетить строительство атомной станции литовский посол Игнатавичус, который до этого активно «беспокоился» в местной прессе, отреагировал отказом: дескать, пускай разбираются эксперты.

Так и хочется спросить «Его Экселенцию»: так а чего же Вы, господин посол и по совместительству поэт-переводчик, раньше так сильно волновались, раздавали комментарии, а не доверяли сопровождение строительства профессиональным специалистам?

Сакральные галлюцинации

Другой курьёзный момент связан с недавно опубликованным рейтингом свободы прессы от американской «правозащитной организации» Freedom House, где Беларусь почему-то оказалась на 192-м месте – ниже Ирана, воюющей Сирии и всех африканских государств. С американскими правозащитниками и их рейтингами давно всё понятно, однако в отношениях Беларуси и США отмечается некое потепление, не говоря уже о том, что никаких репрессий против прессы, а тем более убийств и избиений журналистов, как это практикуется, например, в Украине, в современной Беларуси в принципе нет. Не говоря уже о том, что за последние годы не было даже прецедентов экстрадиции иностранных корреспондентов, закрытия газет, телеканалов и новостных агентств, как в той же Прибалтике, хотя некоторые из этих, с позволения сказать, СМИ (если руководствоваться буквой закона) давно наработали на такое решение.

«Неправительственные» ресурсы предсказуемо начали носиться с этим рейтингом как дурень с писаной торбой и наконец добрались до заместителя главы Администрации Президента Игоря Бузовского, который не смог пояснить такую странную оценку ситуации в Беларуси ничем иным, как политическими причинами. К сожалению, белорусский чиновник не пошёл дальше в своём ответе (а может, просто не знал), ибо мог бы развить мысль до весьма интересных пределов. На самом деле ларчик с американским рейтингом открывается весьма просто: дело в том, что региональным представительством Freedom House, отвечающим также за Беларусь, руководит литовский гражданин Витис Юрконис, время от времени выступающий также в амплуа политолога и сотрясающий информационное пространство страшными прогнозами и заявлениями.

Те, кто немножко знаком с литовской действительностью, знают, что гражданин (или, с учётом места работы, мистер) Юрконис демонстрируется литовской публике в качестве «лучшего эксперта по Беларуси», но мало кто знает, что на белорусской стороне границы политолог был всего один раз, да и то лет 15 назад.

Сейчас известный политолог фонтанирует идеями на тему того, что «если Кремль прикажет идти через Беларусь на Калининград, то все иллюзии исчезнут», и непонятно, верит ли он в эту мысль искренне либо отрабатывает задание вышестоящих товарищей? Скорее всего, дело снова в загадочной литовской душе…

Однако в завершение стоит сказать, что со своими загадками прибалтийские партнёры уже близки к тому, чтобы всерьёз надоесть. Для официального Минска существуют определённые красные линии, а их смысл заключается в неприкосновенности внутреннего периметра. То есть пока литовцы заняты в своём вымышленном бастионе, никто не вправе вмешиваться в их сакральные галлюцинации, но если «души прекрасные порывы» литовского руководства вырываются на внешний простор, то всегда остаются средства вернуть Вильнюс к реальности, даже если это будет душ Шарко или смирительная рубашка.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.